Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 53 декабрь 2009 / По страницам "Донской Волны"

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

Редактор "Донской Волны"
Виктор Севский

В "Новочеркасских ведомостях" 13.04.2009 г. вышла статья "Донская Волна". Издатель и время" о творчестве Вениамина Алексеевича Краснушкина (Виктора Севского) - "чувствительного барометра здорового общественного мнения", который "служил не какой-то политической партии, а всему русскому народу и любимому им донскому казачеству". В историю родного Дона он вошёл, прежде всего, как издатель "Донской Волны" - "Еженедельника истории, литературы и сатиры", выходившего в годы Гражданской войны.

Обложка одного из номеров журнала
        с портретом атамана А.П. Богаевского

Будущий журналист и писатель родился 22 августа 1890 года в семье войскового старшины в отставке Алексея Васильевича Краснушкина, казака станицы Константиновской. В Новочеркасской платовской классической гимназии, куда определил его отец, выделялся своей начитанностью среди сверстников: "Веня всё знает!" Уже в ученических журналах подписывался псевдонимом "Севский".

  Вениамин Краснушкин, 1909 г.

Против желания отца, желавшего видеть сына военным, работало не только стремление Виктора стать писателем, но и полное отсутствие у сына математических способностей. В результате отец перевёл его в реальное училище в Ростове - в надежде, что сын справится там с математикой. Учитель русского языка им гордился, что, однако, не помешало исключить Севского из училища за хроническое отставание по математике. К тому же у него появляется невеста - Вера Александровна Севрюгова.

  Отец - А.В. Краснушкин

Раннюю женитьбу, да ещё не на дворянке, отец не одобрил, благословения не дал, лишил сына наследственных прав и отрёкся от него. На это мать невесты, казачка станицы Каменской Мария Иосифовна Севрюгова, сказала: "Веня, ничего не бойтесь. У вас большой талант и прекрасное будущее. В трудную минуту я вам помогу!"

Тёща Севского была из старинного рода Косоноговых, принадлежавшего к либеральной и государственно мыслящей казачьей интеллигенции. Косоноговы работали в разных краях России как специалисты высокой квалификации и как общественные деятели.
   Выпускница Новочеркасской гимназии М. Севрюгова сразу распознала в Севском талант и стала пожизненным поверенным в его литературных делах.

  Жена Вера Александровна (фото 50-х годов)

Читатели же оценили Севского после серии очерков в газете "Копейка" - "Истории одной гимназии", где описывались не лучшие стороны общеобразовательных заведений. Тираж "Копейки" значительно вырос - резонанс в обществе был огромным, а в директоре и педагогах "академии" в бывшем училище автора узнавали себя. Пришлось директору училища обращаться к своему исключённому ученику - с просьбой перестать о них писать. Севский обещание дал и его сдержал, несмотря на многочисленные просьбы читателей публикации продолжить.

Затем он работал в газетах "Южный телеграф" и "Приазовский край". Слава его как журналиста и литератора росла, тут уже и родителям стало ясно - "Веня вышел в люди", и вскоре состоялось их примирение.

  Виктор Севский

По возвращении из Константиновской в Ростов, Виктор пишет художественно-юмористическое произведение "Панама" - об устройстве шлюзов на Дону в районе Константиновской и Кочетковской. Работами руководили петербургские специалисты, являя пример ничем не прикрытого хищения общественной собственности. "Панама" печаталась в ростовских и столичных газетах, сделав известным смелого журналиста всей России. Его буквально засыпали предложениями о сотрудничестве от различных журналов и газет.

В любой деятельности Севского интересовала только идейная сторона, но никогда - материальная. Деньги ему требовались лишь на содержание семьи, покупку книг и письменных принадлежностей. К 1912 году Севский начал активно заниматься гуманитарно-общественной деятельностью, создав "Общество помощи нуждающимся", действовавшее в Ростове и станицах Войска до первых дней большевицкой власти.
    Его, как человека доверчивого, часто обманывали и не возвращали долгов, обещая помочь, когда потребуется (наверное, и это сыграло свою роль, когда при занятии красными Новочеркасска Севский остался в подполье для борьбы с большевиками и скрывался в бедных кварталах, но его никто не выдал).

К началу 1-й мировой войны по просьбе издателей братьев Сувориных Севский приезжает в Санкт-Петербург, где сотрудничает в "Новом времени", газете "Воля России" и "Вольность казачья". Он берёт интервью у первых лиц. Известно, например, как Великий Князь Кирилл Владимирович на вопрос, что он думает об отречении Императора и революции, ответил, что думает так же, как его дворник. Севский не остановился перед обнародованием своего критического анализа ответов Великого Князя.

  С сыном Валерием (1912 г.)

С каждым днем пребывания в Петербурге Севский всё больше убеждался в непригодности пришедшего к власти Временного правительства - и решает, наконец, вернуться в Новочеркасск. По предложению Митрофана Богаевского он становится во главе донской правительственной газеты "Вольный Дон", искренне поддерживая идеи Каледина.

Когда 12 февраля 1918 года Красная гвардия вошла в столицу Войска Донского, началась охота за калединцами, в том числе за редактором "Вольного Дона". Пришлось скитаться по Новочеркасску в рубищах нищего - его узнавали только те, кто хорошо знал. Но даже в такой ситуации Севский пытается продолжать бороться: в большевицкой газете, выходящей в Новочеркасске, появляется вроде бы лояльное к большевикам стихотворение, из начальных букв каждой строки которого получается фраза "Голубов - подлец" (войсковой старшина Голубов был виновен в расстреле атамана Назарова). Редактор газеты принял стихотворение от неизвестного автора, не заметив подвоха. Газета была мигом раскуплена.

При атамане П.Н. Краснове Севский в Новочеркасске пришёлся "не ко двору". Уехал в Ростов, он организовал журнал "Донская Волна" - "это замечательное литературно-художественное историческое зеркало, в котором отразилась борьба казачества, памятник, созданный Севским, не только казакам и русским добровольцам, но и самому себе". С журналом сотрудничали многие известные журналисты и писатели, оказавшиеся "по эту сторону" фронта. Но самым активным автором "Донской Волны" был сам Севский - его статьи появлялись в каждом номере.

Как пишет исследователь О. Цымбаленко - "На страницах "Донской Волны" талант Виктора Севского раскрылся во всей полноте. Все тексты наполнены яркими художественными образами. Мощная сила чувствовалась в каждой строке его произведений, из которых нельзя было выбросить ни одного слова без нарушения смысла и художественной красоты. С точки зрения жанров эти публикации чаще всего представляют собой некий симбиоз очерка и фельетона. Портретные очерки, написанные Севским, не ограничиваются простым описанием характера... в трагизме поступков и жизни одного человека звучит трагизм всего поколения".

На посвящённом редактору "Донской Волны" "круглом столе" в Ростове говорили, что новый Лев Толстой, если таковой появится на Дону, будет писать свою "Войну и мир" на казачьих землях по журналу Севского.

Первый номер журнала, что очень символично, вышел 10 июня 1918 года - к годовщине избрания Каледина атаманом. Краснов и его окружение смотрели на Севского с подозрением, считая "Донскую Волну" органом "левой печати". В преддверии августовского Войскового круга Краснов даже распорядился об аресте редактора журнала. 
  В штабе Донской армии ему предложили отказаться от борьбы с политикой атамана (провозглашавшего необходимость в сложившихся условиях отделения Дона от России) и прославления "государственника" Каледина, грозили закрытием журнала, высылкой, тюрьмой. Севский спокойно заявил, что считает политику Краснова пагубной для казачества и будет всегда с ней бороться.

Все, кто узнал об аресте, подняли голос в его защиту, и Краснов вынужден был объявить о помиловании. После освобождения редактора содержание "Донской Волны" не изменилось, продолжая вызывать гнев донских генералов. Не соблазнился Севский и посулами помощи в издании журнала - а такие предложений от пытавшихся наложить свой политический штамп на журнал поступало немало (включая немцев, занявших вскоре Ростов). Севский шёл однажды избранным им путём - надпартийным и демократическим.

В 1919 году им написана книга "Генерал Корнилов". По словам филолога Зеева Бар-Селла, ещё в 1913 году Севский начал писать роман о роковом любовном треугольнике (Степан, Григорий, Аксинья). С началом войны замысел романа расширился. Когда автор был схвачен красными, незаконченная рукопись могла стать одним из оснований шолоховского "Тихого Дона".

Большинство биографов считает, что Севский был расстрелян в 20-м году. В апреле этого года он вернулся в захваченный красными Ростов и поступил на службу литсотрудником Воениздата Кавказского фронта, через несколько дней был арестован по доносу как "известный белогвардейский фельетонист", прибывший для подпольной работы против советской власти. Последнее известие о его судьбе - документ о передаче дела Севского из Дончека в Особый отдел Кавказского фронта от 28 июня 1920 г.

Сегодня полные комплекты "Донской Волны" (а всего вышли 61 номер, обычно размером в 16 страниц, форматом 34 х 26 см) достаточно редки. Точно они есть в Исторической библиотеке (Москва), Гос. архиве РФ и Гос. архиве Ростовской области. Качество номеров не ахти какое: бумага, время и место издания, условия хранения сделали своё дело…

Конечно, этот памятник борьбы Донского казачества надо переиздать. Для описания Гражданской войны на Дону "Донскую Волну" с её богатым, разнообразным содержанием можно использовать в качестве некоего каркаса.

Однако надежды, что найдутся средства на полноценное переиздание журнала - что называется, один в один, - мало. И в результате пришло решение: начать переиздание журнала в рамках сборников серии "Генеалогия и семейная история Донского казачества".
  Первые три номера его уже включены в вышедший в этом году очередной, 87-й выпуск серии.

Тексты "Донской Волны" воспроизводятся в дореволюционной орфографии. Фотографии выпусков представляются отдельно на прилагаемом компакт-диске. К каждому выпуску предлагается дополнение в виде послужных списков офицеров, упоминаемых в статьях, других документов и иллюстраций, посвящённых описываемым событиям, Кроме того, мы считаем необходимым создать общий указатель по "Донской Волне"- из перечней всех статей, их авторов, а также именного указателя на упоминаемые персоналии.

В сборнике с материалами "Донской Волны" представлены документальные дополнения к включённым в него статьям и "Общий указатель" по выпускам 1-3.

Ниже мы предлагаем вниманию читателей вступительную статью В. Севского в 1-м номере журнала, и затем его статью о трагических событиях февраля 1918 года - большевицкой расправе над избранными Войсковым кругом руководителями Войска.

С. Корягин

От редакции "Станицы": Очередные - 87, 88 и 89-й выпуски - сборника "Генеалогия и семейная история Донского казачества", в которых отдельными разделами включены материалы уже из девяти номеров журнала "Донская Волна", читатели могут заказать в Москве у их составителя - Сергея Викторовича Корягина, по телефонам: 8 926 539 8417, 8 499 249 6198; e-mail: dongenealog2003@mail.ru.

Партнеры: