Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 53 декабрь 2009 / Слободские полки в укреплении русских границ

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

Слободские полки
в укреплении русских границ

Слободская Украина, как пограничная область Московского государства, исторически сложилась в местах прохождения основных татарских "шляхов" и была призвана перекрыть эти пути набегов.

По Днепро-Донскому водоразделу проходил печально известный Муравский шлях, позволявший крымским и ногайским татарам сухопутьем добираться от Перекопа до Тулы и окрестностей Москвы. От Муравского шляха (у нынешнего города Изюма) отделялся Изюмский шлях, пересекавший Северский Донец и шедший по степному Донецко-Оскольскому водоразделу, соединяясь с Муравским шляхом на территории нынешней Курской области. Существовали ещё Кальмиусский и Ново-Кальмиусский шляхи, начинавшиеся в степях Таврии, шедшие по Оскольско-Донскому водоразделу и оканчивающиеся в районе города Ливны на Орловщине.

Это были не дороги в современном понимании, а, скорее, направления движения: ровные участки местности, огибавшие водные преграды и лесные массивы. Ширина их составляла от двух до нескольких десятков километров, что позволяло татарским отрядам достигать центральных районов Речи Посполитой или Московского государства.

Кроме основных, были шляхи и поменьше: Бакаев, названный по имени татарского мурзы Бакая (совершавшего набеги этим путём на Орловщину и Курщину), Кончаковский и ещё меньшие.

Наличие шляхов, которыми крымские и ногайские татары совершали набеги в московские владения (нередко оставаясь на лето в пределах Слободской Украины), было основной причиной, из-за которой этот край оставался практически незаселённым до середины XVII века (в отличие от территорий к западу от Дикого поля).

Татарские воины отправлялись в поход вооружённые довольно легко - сабля, лук с колчаном на 18-20 стрел, нож, кресало для добывания огня, сыромятные верёвки для связывания невольников. Богатые татары надевали кольчугу. Останавливали их лишь оснащённые артиллерией крепостные стены, для осады которых у татар не было средств и времени - захватив в плен жителей и угнав скот, они стремились скорее уйти в Крым.

Серьёзность набега определялась составом татарского войска - зависевшим, в свою очередь, от того, кто стоял во главе набега: с ханом шло до 80 тысяч, с мурзой - 40-50 тыс. воинов. С каждым до 5 коней, менявшихся прямо во время движения. Остановки были непродолжительными, чем и достигалась необыкновенная быстрота орды: она могла преодолевать в день до 120 вёрст.

Кроме орд, в набег ходили и небольшие шайки. Серьёзной опасности они не представляли, но создавали постоянную напряжённость на границах Речи Посполитой и Московского государства.

Против такой быстродвижущейся и всё разрушающей на своём пути силы в XVI-XVII веках единственным методом борьбы было создание оборонительных рубежей, в основе которых находились укреплённые пункты с воинскими гарнизонами. Они не были непреодолимым препятствием на пути татарской конницы, но создавали для неё опасность при возвращении - отягощённая добычей, она теряла мобильность. Если в этот момент татар атаковали с укреплённой линии, то они, как правило, бросали добычу и спасались бегством.

Важной задачей обороны была организация постоянной службы предупреждения набегов, заблаговременно оповещавшей население. Ещё одним, тактическим приёмом борьбы было выжигание растительности на пути орды, чтобы лишить её коней корма.
  Всё это снижало глубину проникновения татарских отрядов - но не ликвидировало саму угрозу набегов.

*        *       *

В середине XVII века продолжалась колонизация южных окраин Русского государства - строились новые укреплённые пункты к югу от Белгородской засечной черты.

Как и прежде, за "чертой" сначала возникла "буферная" область с военизированным населением и системой опорных пунктов.
   После возведения Можеского острога (Валок), украинскими переселенцами в 1640 году были основаны слобода Салтов на Донце и Змиевское укрепление. В 1646 году недалеко от Чугуева, вверх по Донцу, 205 украинских переселенцев из Опошни основали слободу Печенеги. Таким образом, уже к началу массового переселения с правобережной Украины за пределами Белгородской засечной черты существовала, хотя и довольно слабая, система опорных пунктов из крепостей-острогов: Колонтаевского, Городновского, Валковского, Змиевского, Чугуева и Изюмского окопа с крепостцами.

Так началось освоения земель Слободской Украины. Расселение переселенцев за Белгородской чертой ознаменовало очередной шаг к усилению защиты центральных областей государства от татарских набегов. Новые опорные пункты возводились как усилиями московских служилых людей, так и черкас, перешедших на службу в Россию и поселившихся вблизи засечной черты.

  Слободской казак

Первый этап массового переселения черкас-украинцев на Левобережье Днепра и Российскую Слободскую Украину начался в 1651 году - после поражения казаков в сражении с польской армией под Берестечком и заключения Белоцерковского мира (согласно которому на территорию правобережья Украины вошли польские войска).

Понимая важность переселения из Речи Посполитой, царь Алексей Михайлович в своей грамоте от 17 июля 1651 г. указывал воеводам пограничных городов принимать "на вечное житьё от гонения поляков" украинских переселенцев, оказывая им всяческую помощь. Московский Разрядный приказ направлял при этом основные миграционные потоки в направлениях, наиболее способствующих укреплению границ государства.

Выходцам из Речи Посполитой сначала не позволялось селиться ближе чем за 50 вёрст от границы с Польшей (из-за опасения мести польских урядников и шляхты). В грамоте от 17 июля 1651 г., регламентирующей переселение с Украины, отмечалось, что "в ближних наших украинных городах жить им для ссоры нельзя". И лишь после подписания Переяславского договора началось массовое заселение западного района Слободской Украины.

Хата поселенцев Слобожанщины (17-18 вв.)

В 1653 году в Ахтырку, где после 1647 года находилось небольшое число служилых людей, прибыли переселенцы из Польши, которые в следующем году возвели новый острог, а затем под началом воеводы Т. Хрущёва построили "новый черкасской город Ахтырской со всякими крепостями". Ахтырка, основанная на возвышенности левого берега Ворсклы и окружённая густой сетью мелких речек, была практически недоступна для татарской конницы. Это позволяло укрывать здесь от набегов местное население и  контролировать значительный участок Бакаевского шляха, создавая фланговую опасность и для орд, двигавшихся по Муравскому шляху.

Приблизительно в это же время (1653-54 гг.) в непосредственной близости от Муравского шляха был основан и город Харьков.

легендарный основатель Харькова - казак Харько

Во второй половине XVII века началось массовое заселение земель между реками Северский Донец, Мжа и верхним течением Ворсклы. Московские власти создавали переселенцам режим наибольшего благоприятствования, жалуя льготы за пограничную службу - сохранение казацкого самоуправления, освобождение от податей и повинностей, право свободного занятия пустующих земель, беспошлинно заниматься промыслами (особенно винокурением), содержать на откуп таможни, мосты и перевозы.

Переселенцы несли с собой на Слободскую Украину не только свой быт, культуру, но и полковую военную структуру, систему военного управления. По мере прибытия на Слобожанщину организовывались казацкие полки - царское правительство поощряло организационную деятельность руководителей казаков.

*        *       *

Полковая организация Слобожанщины сложилась не в одночасье, процесс её создания занял довольно длительное время. На знамёнах Ахтырского, Изюмского, Острогожского, Сумского и Харьковского полков, когда они стали регулярными воинскими частями, датой основания значился 1651 год - в память о большом исходе в Россию после заключения Белоцерковского мира. Но как военно-территориальные образования они оформились позже.

Старейший Слободской полк - Острогожский - был основан в 1652 году. Полковник Иван Дзинковский прибыл к Белгороду с полком в тысячу казаков, не считая семей. Семь его сотен назывались по именам сотников или названиям городов, откуда были родом казаки: Остапова, Дубовика, Иванова, Батуринская, Конотопская, Карабутинская, Бутурлинская. С полком прибыл обозный Ф. Шебертас и целый штат управления (писарь, 9 сотников и есаулов, два священника и подпрапорных).

 

Малороссийский казак (конец 17 - начало 18 в.)

Казаки думали осесть на Сейме - на Заводицком городище (у современного села Ворожба Сумской области). Но, учитывая близость к польским землям и печальный опыт чугуевских "черкас", вернувшихся на земли Речи Посполитой, царь повелел строить город Острогожск за Белгородской чертой - у слияния речек Острогожки и Тихой Сосны, недалеко от Дона. В 1652 году казаки основали здесь Острогожский слободской черкасский казацкий полк.

Царское правительство приготовило переселенцам дома, снабдив  зерном для первого обзаведения. Им было разрешено сохранить своё прежнее устройство, в том числе чины и всю организацию полка. Всё последующее десятилетие шло активное заселение земель вокруг Острогожска новыми переселенцами из Речи Посполитой.

*         *        *

Военно-территориальная структура Слободских полков повторяла и развивала организацию реестрового казачества Речи Посполитой и (со своими особенностями) Гетманщины. На Слободской Украине не было войскового гетмана и войсковой старшины, как органа управления полками - они подчинялись (через Белгородского воеводу) Разрядному приказу, затем, с развитием полковой организации - Посольскому приказу, и ещё позже - Начальнику Украинской дивизии. Зато слободские полковнии в своих полках пользовались большей властью, в Гетманщине, и власть их нередко переходила по наследству.

Слободские полки, как и полки Гетманщины, представляли собой не только военные, но и территориальные структуры. Каждая сотня размещалась в определённом населённом пункте с прилегающими землями, где семьи казаков занимались сельским хозяйством, и промыслами. Органы управления полка располагались в полковом городе, в центре его земель. При необходимости казацкие сотни быстро собирались здесь или в ином условленном месте.

Такая структура организации Украинских казаков уходит корнями во времена Киевской Руси, чьи земли в военном отношении делились на мобилизационные округа - "тысячи" (видимо, выставлявшие в среднем по тысяче ополченцев). Тысячи и тысяцкие упоминаются летописями в Киеве, Вышгороде, Переяславе, Чернигове, Снове и Перемышле, как и должности сотских - т. е. мобилизационный округ (тысяча) уже тогда делился на сотни. Встречается в летописях и название "полк" - как территория, где собирали ополчение ("войдём в сильный полк киевский", значит - на Киевщину).

Деление украинского казачества на полки неизвестно ранее войны Польши с Московским государством 1611-12 годов. "Полковники", как предводители отдельных отрядов, известны с 1612 года - с возвращения казаков из-под Смоленска. На Украине они возглавили отряды, разорявшие уже польские панские имения. Но значение начальников территориальных формирований полковники получили лишь к 20-м годам - благодаря деятельности гетмана П.К. Сагайдачного, много сделавшего для организации казачества и урегулирования его отношений с польскими властями.

В начале появления территориальных казацких формирований, до утверждения выборных должностей, казаки подчинялись в повседневной жизни поветовым хорунжим, хранившим хоругви (знамёна) своих поветов. Хорунжие проводили сборы казаков для собраний и походов. Казаки оповещались по куреням и собирались в определённом месте, где из них формировались сотни и полки. На время похода избиралась полковая и сотенная старшина, распускавшаяся по возвращении домой.
   Есаулы упоминаются среди должностных лиц реестровых казаков ещё при Стефане Батории. Кроме того, в территориальных полках Днепровских казаков в начале XVII века для управления по гражданским вопросам и разбирательства судебных тяжб были введены должности судьи и гражданского писаря, заседавших в полковой ратуше.

В Слободских полках сложилась следующая система управления. Во главе полка стоял полковник, обладавший всей полнотой военной и административной власти на подчинённой ему территории. Наряду с этим существовала и должность наказного (т.е. назначенного по приказу) полковника, который командовал полком или частью его - в походах или оставаясь на месте, если в поход отправлялась основная часть полка. Наказной полковник мог командовать частью территории полка, если она была довольно большой. Так было в Харьковском  полку в конце 70-х - начале 80-х годов XVII века, после присоединения к нему Балаклейского полка - наказной полковник командовал присоединёнными сотнями. Наказными полковниками часто были ближайшие родственники слободских полковников.

  Полковник

Должность полковника была выборная, он выбирался всем составом полка или на полковой раде, в которую, кроме него, входили:

- полковой обозный - заведовал полковой артилерией и укреплёнными пунктами; в подчинении имел штат пушкарей в крепостях полка.
   В мирное время председательствовал на полковой раде, во время болезни полковника или его отсутствия управлял всем полком (но выдавать универсалов, как полковник, не мог). При назначении сотников полковой обозный сопровождал их к месту дислокации, проводя смотр сотенных укреплений и самой сотни;

- полковой судья (гражданская должность).
   Разбирал судебные дела согласно “черкасским обыкностям” (хотя утверждение приговоров зависело от полковника) и благодаря участию в рассмотрении имущественных споров занимал особое место среди полковой старшины;

- два полковых есаула (асаула, осавула) 
   Помощники полковника по военной части, заведовали разведкой полка. Один из них, старший (иногда именовался обозным есаулом), заведовал военным снаряжением и аммуницией полка, уходил в поход вместе с ним, отвечая за разработку военных операций и состояние военной службы в полку. Младший во время похода оставался в месте дислокации полка, выполняя те же функции. Есаул мог быть одновременно сотником какой-либо сотни полка;

- полковой хорунжий - отвечал за хранение в походе хоругви (знамени полка), заведовал хорунжевыми (подпрапорными) казаками - личной гвардией полковника; в его подчинении был и полковой оркестр;

- два полковых писаря - исполняли должности секретарей по военной и гражданской части. Размещались в полковой ратуше, ведя делопроизводство и переписку полка, назначались полковником.
   В конце XVII века в слободских полках, в связи с увеличением объёмов делопроизводства, появились помощники писарей - "молодые писаря" (позже, с переименованием полковых ратуш в канцелярии, называвшиеся канцеляристами).

Все важные военные и гражданские вопросы решались на полковой раде большинством голосов, причём все члены её имели право одного голоса, а полковник два. Такой порядок вёл иногда к недоразумениям, вплоть до драк, с вооружением подданных крестьян.

Одной из старейших в Слободских полках была должность городового атамана, возглавлявшего казаков до образования полков. В Харькове первым городовым атаманом был Иван Кривошлык, упомянутый в переписи 1656 года во главе 587 казаков. После появления структуры полкового управления городовой атаман выполнял полицейские обязанности.

В сотнях козацкая старшина была следующей:

- сотник, выбираемый на сотенной раде (или назначаемый полковником), обладал всей полнотой военной и гражданской власти в сотне; во время его отсутствия сотней командовал наказной сотник;

  Сотник

- атаман, выполнявший в сотне роль судьи (но в сотенных судах рассматривались не все дела - на рассмотрение в полковой суд отправлялись дела, связанные с убийством, неподчинением или ворожбой);

- есаул - заместитель и помощник сотника по военным вопросам и разведке;

- писарь - вёл все письменные дела в сотне;

- хорунжий - отвечал за сотенное знамя.

Существовала и сотенная ратуша, где атаман вёл разбирательство гражданских дел.

Назначение и снятие сотенной старшины полностью зависело от сотника - снятые с должности переходили в разряд рядовых казаков.

Особо отметим, что объявляли себя казаками практически все переселенцы из Речи Посполитой на Слобожанщину после 1651 года (в ходе Национально-освободительной войны оказачилась значительная часть населения Украины). Москва поощряла этот процесс - тем более, что жизнь первых слобожан была постоянно сопряжена с опасностью татарского плена и требовала от всех жителей обладания навыками военной службы.

Единственным критерием, по которому разделялись первые Слободские казаки, был имущественный. Кто побогаче - несли службу верхом, победнее - выполняли т.н. городовую службу (в документах второй половины XVII века пешие казаки Слободских полков именовались “черкасами городовой службы”).

Все служилые Слободские казаки к началу XVIII века были разделены на три разряда:

- сотенные казаки (реестровые, или компанейцы) - основной состав полков.

- хорунжевые (подпрапорные) казаки - претенденты на занятие вакансий руководящих должностей, с их помощью осуществлялось оповещение сотен о готовящихся мероприятиях в полку. Находились в городе и подчинялись хорунжему, находясь под эгидой полкового прапора; обычно дети сотенной и полковой старшины.

- пушкари (нередко из служилых русских людей).

Остальные казаки полка, не включённые в реестр, разделялись на 2 группы:

- члены семей реестровых казаков (казацкие свойственники) - из них выбирали в реестр и, по необходимости, их включали в действующую армию;

- подпомощники и подсоседки реестровых казаков (появились в конце XVII века с началом походов слободского казачества за пределы Слобожанщины).
   Подпомощники военных повинностей не несли, но обязаны были за свой счёт снарядить казака-компанейца в поход (приобретя 2-х лошадей, сбрую, вооружив и одев его). Подпомощников у реестровых казаков было от 2-х до 8-ми, а у старшины - до 15 человек.
   Подсоседки не имели личного хозяйства и потому не платили денег на снаряжение - зато должны были работать в хозяйстве у казака во время похода; из них также набирались извозчики к подводам в поход.

  Казак-подпомощник

Деление Слободских казаков по имущественному цензу указывало на стремление властей стабилизировать численнность полков, от количественных показателей перейдя к качественным, реорганизовав организационную структуру.

*        *       *

Перейдя в Московское подданство и поселившись у засечной черты, Слободские казаки обрекали себя на постоянную борьбу с набегами.

Природным наездникам в открытом поле могла противостоять только кавалерия, не говоря уж об их преследовании. Конечно, относительно немногочисленным Слободским полкам было трудно сражаться с силами, насчитывавшими порой несколько десятков тысяч всадников (как в 1661, 1662, 1680, 1691 годах, когда на Слобожанщину вторгались орды под руководством хана) - основная их задача заключалась к сведению до минимума возможных последствий набегов. Лёгкой татарской коннице была противопоставлена такая же лёгкая конница, но лучше организованная и вооружённая.

Достаточно эффективной была организация раннего обнаружения приближавшегося неприятеля, достигавшаяся системой постов и пикетов, с незамедлительным оповещением населения, которое спешило укрыться в крепостях или недоступных для татар местах.

Оправдывала себя и практика создания искусственных препятствий на путях продвижения татарских отрядов, избегавших заболоченных или лесистых участков. Дефиле на водоразделах преграждались глубокими рвами, засечными чертами, с расположенными в ключевых местах деревянными крепостями и острожками с малокалиберной артиллерией. Эти меры лишали татар их главного оружия - внезапности. Укрывавшиеся в крепостях или в глухих лесных урочищах отряды казаков становились грозной силой для возвращавшихся с добычей татар и были способны на длительное преследование.

В июле 1679 года Харьковский слободской казацкий полк во главе с полковником Григорием Донцом в районе между Чугуевом и Харьковом устроил "облавы на ордынцев, бывших в очень большом числе". Лесистая местность существенно ограничивало здесь маневренность кочевников. В 1672 году тот же полк внезапной атакой у слободы Мерефа разгромил крупный татарский отряд, освободив пленных и отбив угоняемый скот.

Насколько мешали татарам укреплённые пункты в стратегически важных местах, свидетельствуют события 1679 года, когда десятитысячная орда была встречена под стенами Харькова пушечным и ружейным огнем, а затем рассеяна вылазкой казаков.

Казаки старались встречать татар в засаде, используя знание местности. Так, в 1680 году крупный их отряд был разбит харьковскими казаками в дефиле между заболоченными берегами притоков рек Мжи и Уды, к югу от Золочева. Успех операции, с учётом большого численного превосходства татар, был достигнут действиями из засады, внезапным залповым использованием огнестрельного оружия и последовавшей конной атакой лавой на дезорганизованного противника.

В свою очередь, татарские отряды старались вступать в бой лишь при большом численном превосходстве - когда каждому казаку приходилось сражаться с несколькими (до десятка) татарскими всадниками.

*         *         *

К концу 70-х годов XVII века к югу от Белгородской засечной черты сложилась область со значительным количеством крепостей-городов, слобод и хуторов, населённая русскими служилыми людьми, казаками и оказачившимися украинскими переселенцами. В военном отношении Слободская Украина стала очередной буферной зоной у границ российского государства.

Понимая стратегическое значение Слобожанщины, через которую шли Муравский и Изюмский шляхи, царское правительство в конце XVII века решило начать строительство новой защитной линии - по направлению Новый Оскол, Двуречная, Цареборисов, Изюм, Савинцы, Балаклея, Змиев, Валки (по берегам рек Оскола, Донца, Мжи до реки Коломак и далее к Ахтырке). К этому решению привёл опустошительный набег крымских татар января 1680 года.

Новая укреплённая линия планировалась как мощный оборонный комплекс, включавший крепости, валы, засеки и систему охраны, в которую включались казаки. В создании её активно участуют Слободские полки, особенно Харьковский полковника Григория Донца-Захаржевского.

В 1681 году полторы тысячи харьковских казаков и служилые люди из Чугуева недалеко от устья Оскола на Северском Донце возвели крепость Изюм. В 1682 году в ней уже 300 казаков - полковник Донец и сам переезжает сюда, получив право жить без русского воеводы, принимая переселенцев в Изюм, слободы Спеваковку и Пришиб.

В 1685 году стал отдельным военно-территориальным образованием Изюмский слободской черкасский казацкий полк, отделившийся от Харьковского.

Окончание строительства укреплений на новой линии пришлось на 90-е годы XVII века. Население Слободской Украины к этому времени выросло в десятки раз, в основном за счёт переселений из Заднепровья - до 30 тысяч человек только взрослых мужчин.

Так, в результате переселения выходцев с польских украин, Московское государство смогло значительно увеличить свои вооружённые силы на южном направлении и закрыть основные пути татарских набегов в центральные районы России.

В свою очередь, для самих выходцев с Правобережной Украины формирование Слободских полков как военно-административных и территориальных образований позволило избавиться от национального и религиозного гнёта польской шляхты, сохранив свою военную организацию.

А. Желтобородов (Харьков)

Партнеры: