Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 45 июль 2005 / Тайна "Гначбау"

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


 

Тайна "Гначбау"

Загадки, связанные с гибелью Л.Г. Корнилова

Утром 31 марта (13 апреля н.ст.) 1918 года, на четвертый день непрерывного штурма Екатеринодара, погиб Главнокомандующий Добровольческой армией генерал Л.Г. Корнилов. Это была кульминация 1-го Кубанского (Ледяного) похода. Смерть вождя потрясла добровольцев. Принявший командование генерал А.И. Деникин отменил назначенное на этот день решительное наступление на город и приказал, ввиду подавляющего превосходства противника в живой силе и вооружении, отступать к северу. Некоторое время обстоятельства гибели Kорнилова были неизвестны современникам. В печати излагались различные слухи и версии. Газета «Известия ВЦИK Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов» 20 апреля 1918 года поместила две из них. Со ссылкой на телеграмму председателя исполкома Левина сообщалось, что генерал был убит «революционной мортирой», и одновременно публиковалась информация, что «он убит двумя чеченцами своего отряда».

Газеты «Наше Слово» и «Раннее утро» объявили: «…Kорнилов жив, находится в одном из аулов под охраной горных племен и формирует новые отряды». «Известия» дали опровержение, в качестве доказательства смерти генерала Kорнилова опубликовав интервью члена Kубанского областного ЦИK И.Скворцова газете «Знамя Труда» от 15 мая 1918 года. Позже смерть Лавра Георгиевича была широко освещена в эмигрантской литературе. Основные моменты его гибели, захоронения, извлечения большевиками тела из могилы и сожжения совпадают почти у всех авторов, хотя некоторые обстоятельства излагаются по-разному. Ниже мы, опираясь на опубликованные и архивные материалы, даем свою версию пяти загадок той трагедии.

Откуда пришла смерть?

До 1967 года в Краснодаре на северном замыкании бульвара по улице Красной находился древний курган киммерийской эпохи (срытый при строительстве кинотеатра «Аврора»). На вершине его в 50-е годы стоял знак, утверждавший, что с этого места в 1918 году был выпущен снаряд, уничтоживший главаря белогвардейцев Корнилова. В начале 60-х знак убрали. Советские источники сталинского времени сообщали, что Корнилов был убит снарядом, выпущенным из орудия, находившегося недалеко от кургана у станции Краснодар-2. Во времена «оттепели» фигурировал уже «метко пущенный одной из наших артиллерийских батарей снаряд», без указания на место ее расположения батареи.

В некоторых современных исследованиях утверждается, что роковой залп был дан из орудия под командой краскома Д.П. Жлобы на передовых позициях красных в 6 км от штаба Корнилова. На самом деле эти позиции отстояли от него всего на 2–3 км. Действительно, снаряд прилетел с южной стороны – пробитая им стена комнаты обращена к реке, на юг. Наилучший обзор «фермы» — домика экономического общества на крутом берегу Кубани, где располагался штаб Корнилова — из южной части Екатеринодара (где был штаб обороны города), с колокольни Троицкой церкви. Дистанция от нее до «фермы» как раз составляет 6 км. Вероятно, именно оттуда Жлоба руководил наводкой орудия.

В 1938 году Жлоба был объявлен врагом народа и расстрелян – и тут же нашлись желающие воспользоваться славой удачливого артиллериста. Лживую надпись на знаке убрали после реабилитации Жлобы в 1956 году.

«Гначбау»

Отступление началось к вечеру от станицы Елизаветинской, в 18 верстах западнее города. Чтобы ввести противника в заблуждение, было объявлено направление на северо-запад, на станицу Старовеличковскую. На самом деле целью движения была станица Медведовская севернее Екатеринодара.

Но выдержать направление на контролируемой большевиками территории не удалось: колонна отклонилась к западу. К утру она пересекла реку Понуру и остановилась в небольшой немецкой колонии. 2 апреля на берегу за околицей колонии в тайне было захоронено тело Л.Г. Корнилова, и рядом — погибшего днем ранее командира корниловского полка М.О. Неженцева.

Между тем над добровольцами, насчитывавшими не более 5 тысяч человек, включая обоз, нависла угроза окружения. На противоположном берегу реки появился красный отряд из Екатеринодара, с северо-востока, от Медведовской, на соединение с ним шел отряд. Рогачева и Ковалева. Начался артобстрел. Деникин решил переждать обстрел в колонии и уходить вечером, под покровом темноты. Ему удалось, совершив отвлекающий маневр на запад, повернуть на восток, оторвавшись от преследователей. Однако красные, ворвавшиеся в колонию 3 апреля, обнаружили свежие могилы. Тело Неженцева было оставлено на месте, а тело Корнилова переправлено в Екатеринодар. Название немецкой колонии у авторов дается по-разному. Большинство, вслед за А.И. Деникиным, говорит о «Гначбау». Упоминаются также «Гнадау» и «Гнаденау», и даже явно искаженное «Течбау». Ни одного из этих названий на современных картах края нет. Но маршрут отступления описан достаточно подробно, с указанием направления и дистанции (40 верст от Екатеринодара) и привязкой колонии к реке Понуре. На карте в этом месте сейчас хутор Найдорф (нем. — Новая деревня) и село Долиновское – бывшее до 2-й мировой войны немецкой колонией. Установить, в каком из этих населенных пунктов был захоронен Л.Г. Корнилов, можно после анализа карт и архивных документов. Исследование немецких колоний на Кубани, опубликованное в 1915 году Обществом любителей изучения Кубанской области, сообщает, что на правом берегу реки Понура, в юрте станицы Нововеличковской на участке генерала Бабыча есть немецкая колония Гнадау, насчитывающая 43 двора. В перечне населенных пунктов. Кубанской области Найдорф не значился, зато указано, что село Долиновское основано в 1884 году как колония Гнадау. Название «Долиновка» появилось не ранее 1921 года. В октябре 1981 года старейший казак станицы Нововеличковской Евтихий Степанович Куныцы (1900–2002) сообщил, что корниловцы останавливались в Долиновке, где захоронили тело генерала. Топоним «Гначбау» появляется впервые на «Карте района проектируемой линии Черноморско-Кубанской железной дороги» 1910 года в результате опечатки. Работая в 20-х годах в эмиграции над «Очерками русской смуты», А.И. Деникин, очевидно, имел в распоряжении эту карту, что и послужило причиной распространения ошибочного названия колонии (как отмечает генерал А.П. Богаевский, Деникин рисовал общую картину событий, мало интересуясь несущественными деталями). «Гнадау» на немецком языке приблизительно означает «Долина милосердия».

Двукратное захоронение

В воспоминаниях А.А. Суворина сообщается, что в «Гначбау» тело Корнилова было захоронено повторно: «Корнилова хоронили дважды и каждый раз круто меняли дислокацию». Панихида состоялась днем в Елизаветинской, тело закрыли в цинковый гроб и везли на телеге впереди обоза. Воспоминания штабс-капитана А.В. Тюрина в 1919 году объясняют, откуда взялась версия о повторном захоронении: «Во время нашей 4-часовой стоянки под колонией, где мы чинили испорченный мост через плотину, одно из приближенных лиц генералу Л.Г. Kорнилову, телохранитель его корнет Хаджиев, предлагал похоронить его здесь. До колонии было 6 – 7 верст. Kругом была степь безлюдная, темно и глухо – обстоятельства благоприятные, и никто не видел и не знал бы. Но бывший начальник конвоя Kорнилова полковник Григорьев воспротивился этому, заявив: «Это поручено мне, и я сам скажу, где сделать это». Было еще несколько предложений похоронить до рассвета, но ответ был тот же». Похороны состоялись на другом берегу реки в 2 часа дня 2 апреля 1918 года: «В четверти версты за колонией, невдалеке от протекавшей реки, было указано безлюдное пустынное место. Начали рыть могилу. Рыли могилу текинцы. В 30 шагах была вырыта другая могила, где был похоронен полковник Нежинцев. Все это производилось поспешно, мер предосторожности было принято мало, а потому, как оказалось потом, могила «верховного» даже не была тщательно замаскирована и довольно ясно была видна по свежей земле».

Сегодня в Долиновском на этом месте небольшое кладбище. По возвращению Добровольческой армии на Кубань было объявлено о сборе материалов для военно-исторического музея. Тогда же хутору Тихорецкому, (рядом с одноименной железнодорожной станцией) был придан статус города с именем. Корниловск. Тело М.О. Неженцева было перезахоронено добровольцами в Новочеркасске. Щепки от гроба Корнилова, найденные на месте его захоронения, были увезены в эмиграцию и хранились там как реликвии.

Он или не он? …

Утром 3 (16) апреля, войдя в Гнадау, отряд комиссара Донцова обнаружил свежие могилы. В пятом часу вечера тело Корнилова выкопали и на подводе через хутор Примаки вывезли в Екатеринодар. Во дворе гостиницы Губкиной (ныне здание историко-археологического музея им. Е.Д. Фелицина) и на Соборной площади тело подверглось глумлению. В гостинице Губкиной проживали главари советской власти — Сорокин, Золотарев, Чистов и другие. Золотарев, появившись в пьяном виде на балконе, затеял спор с Сорокиным, утверждая, что труп привезли люди из его, Золотарева, отряда. С покойника были сделаны фотоснимки, один из которых Чистов подарил американскому корреспонденту Акселю Гану. С трупа сорвали последнюю рубаху. Он представлял из себя бесформенную массу, обезображенную ударами шашек и бросанием об землю. Затем пополудни он был вывезен на северную окраину к скотобойне (сейчас район Дома союзов). Обложив тело соломой, стали жечь его в присутствии высших представителей большевицкой власти, прибывших на автомобилях. На следующий день продолжали жечь жалкие останки: жгли и топтали ногами. Через несколько дней по городу прошла шутовская ряженая процессия в сопровождении толпы; это должно было изображать «похороны Корнилова». Останавливаясь у подъездов, ряженые звонили и требовали денег на поминки души Корнилова.

Насмешка судьбы (или перст Божий): «главковерхи», глумившиеся над покойником, скоро и сами приняли смерть от своих. Золотарев был расстрелян за «кутежи и дебоши», а Сорокин убит в советской тюрьме в том же 1918 году.

Некоторые источники (А. фон Лампе, начальник уголовной полиции Екатеринодара Колпахчев) утверждается, что сожжено было тело другого человека — капитана Леонова. Вряд ли это так. На фотографии, подаренной А.Гану, сходство с Л.Г. Корниловым, обладавшим очень характерной внешностью, не вызывает сомнений. Не было сомнений по этому поводу и у Деникина: «31 марта 1918 года русская граната, направленная рукой русского человека, сразила великого русского патриота. Труп его сожгли, и прах развеяли по ветру» (из речи, произнесенной в Екатеринодаре в 1919 году)

Член Kубанского областного ЦИK И.Скворцов заявил в своем интервью: «После осмотра пленными, которые удостоверили, что это генерал Kорнилов, пригласили тех, кто его знал. При осмотре трупа Kорнилова присутствовал и я, так как Kорнилова я знал еще в Петербурге… Несколько раз беседовал с ним лично… Кроме того, 1 июля 1917 г. я видел его на Московском совещании, когда его офицеры несли на руках со станции. Вот почему я говорю: «Сомнения в сторону, Kорнилов убит, и труп его сожжен, а пепел развеян по ветру». Еще одна гипотеза — что вместо генерала был захоронен один из текинцев конвоя — не подтверждается ни одним мемуаристом. Кроме того, текинцы (туркмены) не имеют в облике монголоидных черт, присущих его внешности. Может быть, окончательную ясность здесь внесет экспертное сопоставление лица на фотографии с лицом. Л.Г. Корнилова.

«Две русские могилы»

Осенью 1918 года Добровольческая армия с боями вернулась на Кубань. Позади были и отступление в Сальские степи, и 2-й Кубанский поход, взятие Екатеринодара, впереди – наступление на Москву. В немецкой колонии Гнадау могила Корнилова оказалась пустой, нашли лишь тело М.О. Неженцева, оставленное большевиками в могиле (по версии Е.С. Куныцы, было обнаружено тело Корнилова — вероятно, отсюда и происходит слух о капитане Леонове). У «фермы» на месте гибели генерала поставили памятный деревянный крест.

В феврале 1919 года французская газета «Пти паризьен» напечатала репортаж из Екатеринодара. В статье «Две русские могилы» сообщалось: «Два месяца назад, 25 декабря прошлого года, капитан Фуке, шеф французской военной миссии при добровольческой армии генерала Деникина в Екатеринодаре, возложил от имени Франции два венка на почти рядом расположенные могилы двух бывших русских генералиссимусов Алексеева и Корнилова.

Информация, которая в течение двух последних лет поступает к нам из России, настолько недостоверна и противоречива, что ее можно принять только при документальном подтверждении, и фотографии в этом смысле должны считаться самыми ценными документами.

Сама смерть Корнилова, много раз объявленная и опровергнутая, сегодня уже более не может оспариваться… труп генерала, захороненный секретно преданными ему людьми и обнаруженный большевиками, был ими изуродован, изрублен и разбросан, как пепел, по ветру. Однако наша фотография представляет могилу, официальных представителей французской делегации, возлагающих цветы в присутствии русского генерального штаба, английских офицеров и дочери Корнилова госпожи Марковой, что свидетельствует о том, что останки, о которых идет спор, действительно нашли место погребения». Фотографии — ценные свидетельства! Но только если подписи к ним не дезинформация — что, к сожалению, имело место в «Пти паризьен». Вторая могила не могла принадлежать умершему в Екатеринодаре 25 сентября (8 октября н.ст.) 1918 года генералу Алексееву, похороненному в усыпальнице Екатерининского собора и затем перезахороненному в Белграде. На «ферме», согласно записи в метрической книге Александро-Невского собора, 23 сентября была похоронена Т.В. Корнилова — вдова генерала, пережившая мужа лишь на 6 месяцев.

Обычные захоронения воинов-добровольцев проводились на офицерском кладбище по соседству с екатеринодарским. Всехсвятским кладбищем. В 1920 году все памятные кресты, знаки и могилы у «фермы», как и на офицерском кладбище, были красными уничтожены… В Краснодаре еще много загадок, связанных с именем. Л.Г. Корнилова. Как «ферма» уцелела в годы советской власти? Почему сейчас, в эпоху «примирения и согласия», ей грозит исчезновение под натиском новых застройщиков города, несмотря на статус памятника истории? Кем приходился известный в Екатеринодаре ювелир Леон Ган американскому корреспонденту Акселю Гану – однофамильцем или родственником? И почему, наконец, на месте гибели генерала не установлено никакого памятного знака?

Н.Корсакова, С.Илюхин

Партнеры: