Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 46 декабрь 2005 / Голод в 1921-22 гг. на территории Оренбургского войска

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


 

Голод в 1921-22 гг. на территории
Оренбургского войска

"История - это не то, что было. Это то, что
может быть, потому что уже было однажды..."
Тойнби

В Оренбургском областном архиве хранится уникальный документ - "Приговор схода казаков станицы Урлядинской" от 7 июля 1919 года. Обыкновенные станичники сумели прозорливо заглянуть в будущее России: "Казачество России вообще и Оренбургское в частности во все дни государства Российского являлось оплотом правового порядка в России, честно и высоко неся знамя права, правды, порядка и законности... Ныне наша святая вера православная подвергается неслыханному и невиданному поруганию. Наша Родина и наша мать-Россия и духовно распята и материально уничтожена. Даже имя русского стало позорным... Мы, казаки, теперь понимаем, что воинствующий большевизм, руководимый злейшими врагами России вообще и казачества в особенности, стремятся уничтожить и в русском народе и в казачестве все лучшее и по хозяйству и по уму и образованию..." Казаки видели, что борьба с большевизмом затянется надолго, что "все лучшее русское и казачье погибнет на полях битвы и от бедствия голода, холода и мора. Благами восстановленных прав, правды порядка и законности воспользуются тогда наиподлейшие шкурники... При безразличии общей массы... язвы большевизма слишком глубоки и гнилы, а нас, казаков слишком мало, чтобы оздоровить всю страну, ибо нельзя дожидаться, когда все дураки образумятся и вся сволочь засовестится".

Пришедшие к власти "босяки и хамы" в скором времени действительно привели Россию к "голоду, холоду и мору". Засуха, приведшая к страшному голоду 1921-22 гг., поразила уже ослабленный войной и разрухой организм страны. Советские учебники писали: "В.И. Ленин говорил, что голод явился чудовищным результатом гражданской войны. Голод был также обусловлен большой отсталостью сельского хозяйства - тяжелым наследием помещичье-феодального строя". Вольно же врать, пока факты были скрыты! А ведь до войны Россия - с тем же "отсталым" хозяйством! - была одним из главных поставщиков хлеба на мировом рынке. Только Челябинский, Троицкий и Кустанайский уезды в конце XIX - начале XX века вывозили за свои пределы 25 млн. пудов хлебопродуктов в год (более 30 тысяч вагонов)!

Введением продразверстки большевики нанесли сокрушительный удар по товарному земледелию. Крестьяне, лишенные материального стимула и свободы выбора, сокращали посевные площади. По Уральской области в сравнении с. 1916 годом в 1920 году площадь запаханных земель составила 81, 8 %, в 1921 году - 61, 4 %, в 1922 году -32, 2 %! Посевные площади сокращались до пределов, необходимых для удовлетворения собственных потребностей в продуктах. Вместо 257 млн. пудов зерна, собранных в 1916 году, в 1921 году на территории Уральской области собрали всего 56 млн. пудов.

Крестьянско-казачье население Челябинской губернии (в частности, Миасского уезда), не мирясь с откровенным грабежом, не хотело сдавать продукты. 18 сентября 1920 года ЦК РКП (б) отдает распоряжение всем уездным и губернским комитетам применять меры к "саботажникам": "При реквизициях, в случае сопротивления сдаче хлеба и прочих случаях злостного игнорирования распоряжений продорганов, необходимо действовать с полной решительностью, применяя конфискацию имущества и личные репрессии в форме лишения свободы, но, не нарушая основных положений классового принципа..." Положение усугублялось, когда в январе 1920 года Совет Обороны Республики преобразовал 3 армию в 1 армию труда, введя всеобщую трудовую повинность. Казаков и крестьян (с. 18 до 50 лет), под угрозой ревтрибунала и конфискации имущества, заставляли работать на лесозаготовках, выполнять транспортные перевозки, дежурить при органах советской власти. Для борьбы с массовым дезертирством в губерниях создавались специальные комиссии - "Комдезертир". Реквизиционные (карательные) и продовольственные отряды хозяйничали в поселках, перетряхивали вещи в домах, вскрывали полы, перекапывали огороды в поисках хлеба. Если находили продукты при невыполнении задания по продразверстке, изымалось все имущество (скот, продукты, одежда, домашняя утварь). Семья обрекалась на голодную смерть. Для защиты своих очагов население стало создавать небольшие отряды самообороны, вооруженные ружьями, пиками, шашками. Под их контроль перешел старый Екатерининский тракт в районе поселков Выдринского и Фоминского - здесь останавливали продовольственные обозы, раздавая хлеб людям.

Один из отрядов возглавил подхорунжий поселка Выдринского Степан Алексеевич Выдрин, 24 лет, другой - житель поселка Фоминского Яков Григорьевич Луконин, 54 лет, учитель школы. В июле оба отряда объединились под руководством. Луконина, затем они примкнули к башкирским повстанцам. Учалинского района. Восстанием был охвачен также Миасский уезд. На знамени восставших значилось: "Долой коммунистов! Да здравствует Учредительное собрание!"

10 августа 1920 года уезд и город. Миасс были объявлены на военном положении. Приказом. Совета 1-й революционной армии труда от 20 октября 1920 г. N° 387 определялось: "Приказываю на местах, где будет иметь место убийство продработников: 1.Взятие заложников из среды кулацкого населения и расстрела части заложников. 2.Увеличение разверстки в полтора раза в волости, где произошло убийство продработников..." В результате были расстреляны сотни ни в чем неповинных людей.

Повстанцы, числом 1500 человек, были разгромлены в районе Веселовки в ночь на 8 октября, удалось уйти лишь двумстам человек. При аресте покончил с собой старый учитель Луконин, был расстрелян Выдрин.

Подавляли восстание силы регулярной армии, в том числе бойцы "Полка Степана Разина" армии Блюхера. До сих пор помнят выжившие старожилы о тех событиях. Мария Дмитриевна Вахнина родилась в подполе дома, куда спряталась ее мама от пуль - 3 октября 1920 года на улице шел бой... После подавления восстания власть выгребла в уезде все запасы, в том числе и семенной хлеб. Население начало голодать. Низкий урожай 1920 года при сократившейся посевной площади, и разверстка, взявшая в губернии 10 843 тыс. пудов хлебных запасов, полностью исчерпали хлебные запасы прошлых лет. В итоге в 1921 году в Челябинской губернии было засеяно всего 709 021 десятин - 44, 8 % от посевной площади 1916 года и 48, 59 % от 1920 года.

Неурожай хлебов и трав в 1921 году, вследствие сильной засухи и больших повреждений хлеба кобылкой, стал последним ударом, подорвавшим сельское хозяйство губернии, в том числе и скотоводство. В областном архиве есть данные: голодало по губернии на апрель 1922 года взрослых - 421.352, детей - 368.330, всего - 789.682 человек. За 1921 год умерло от голода 28 074 человек. В архиве Челябинской области хранится "Доклад. Верхнеуральской уездной комиссии помгола", посланный в Губернскую комиссию помощи голодающим. В нем говорится: "Голод накатывался на уезд, как девятый вал в шторм на море, безжалостно вбирая в себя взрослых и детей..." Документ описывает события января - марта 1922 года:

"Прошла весна, и потом лето создали такую картину, что должен быть голод. За всю весну и все лето не было дождей, конечно, все погибло от жары в 40-45 градусов. Наш уезд, когда-то богатый, превратился в истинную пустыню. Насколько взор охватывает, всюду виден был только красный песок, которого до этого лета не было и который при малейшем ветре поднимается в целые тучи, представляя как бы приближающуюся игру дождя, обманывая исстрадавшихся людей.

В июле месяце было видно, что не будет ни хлеба, ни кормов, а запасы прошлых урожаев иссякли, и вот люди накинулись на разного рода коренья, траву, даже землю под названием "Благодатная".

Многие коренья были ядовиты, и люди, наевшись их, или опухали, или умирали. Но вот появились, хотя и в малом количестве, свежие овощи, люди немного отдохнули и как бы забылись. Но дорого обошелся населению этот короткий отдых. Уже с апреля месяца голод начинает давать о себе знать. Полученные продукты съедены, а цены на них на рынке стали бешено дорожать, и бедному населению покупать их становилось непосильно. Оно нападает на разного рода травы, как-то: лебеду, березки, желуди, озерные корни, землю, торф. Но и трава на рынке от дороговизны стала не по силам, тогда население как города, так и уезда начинает собирать разные отбросы, падаль, кости и все это поедали, а когда и этого не хватило, стали ловить кошек и собак, которых также поедали.

Но это вызвало новое явление - кражи продуктов и скота. Глухо в народе шла молва о страшном безнравственном преступлении - о людоедстве. Большинство людей, конечно, этого делать не могли, умирали от голода.

Люди умирали десятками, сотнями. Из приложенных сведений здравотдела видно, насколько велики цифры смертности от голода. Голод везде кладет свою силу - только стоит обратить внимание на детей, живущих в коммун, домах, где питаются суррогатами... этот народ по возрасту своему отличается бойкостью и резвостью, а теперь вид их другой, печальный с поблекшими глазами тянут одну печальную и неизбывную песню: е-е-е-ст-ь.

О детях, в домах которых нет даже суррогатов, говорить не приходится. Они обречены на смерть от голода. Эти виды и песню можно встретить около столовой в городе, учреждениях, связанных со столовыми, а также на улицах, они просят подаяние, но труды их напрасны, им не подают, да и подавать нечего...

Насколько положение ужасно можно видеть из следующих примеров. Из поселков родители или родственники привозят своих детей в город, оставляют их на постоялом дворе и сами под тем или иным предлогом скрываются, оставив больных на произвол судьбы. Последние идут отыскивать своих родителей или родственников... Не лучше дело обстоит и со взрослыми, как города, так и уезда. Распродав свое имущество и вырученные деньги проев, остаются без пищи и без крова при 30-35 градусах мороза. Люди толпами выходят к исполкомам и требуют пищи. Немудреное дело, что таких подбирают каждый день замерзшими на улицах. Трупов замерзших и умерших от голода людей настолько много, что Здравотдел и Собес не успевают в братских могилах их хоронить.

Насколько голод забрал в свои костлявые руки людей, можно видеть из следующего случая: одна женщина приходит на кладбище к сторожу и просит выдать кусочек мяса от трупа человека, конечно, сторож отказался, а она через два дня умерла, в настоящее время труп ее находится в леднике...

В городе и уезде встретить собак или кошек редкость, где имеются таковые, считаются зажиточными..."

Губернская комиссия, обследовав все уезды губернии, обратилась к "Общественному Комитету помощи голодающим. России":

"Голод, охвативший Поволжье, захватил наряду с другими губерниями в свои цепкие лапы не менее хлебородную и богатую раньше Челябинскую губернию. Наша губерния, бывшая ранее производящей и являвшаяся одним из центров маслоделания и поставщицей всевозможного рода сырья на заграничный рынок, в настоящее время голодает... Из общего числа населения официально признано ЦК Помголом остро голодающим. В-Уральский, Троицкий, Миасский, частью Челябинский и Куртамышский уезды... по губернии признано голодающими свыше 900.000, что составляет 2/3 всего населения губернии.

В это число не вошли те, которые имеют в настоящее время хоть какую-нибудь возможность к существованию, но недалекое будущее приведет и эту, оставшуюся, часть к ужасной участи голодания. За последнее время общая смертность на почве голода выразилась свыше 71.000 человек".

По документам. Оренбургского архива и рассказам свидетелей видно, что люди ели глину, землю, кору с деревьев, камыши, кал, собак и кошек, дохлых лошадей, коров, человечину, трупы...

Из донесения Исполкома Сухоборского волостного совета, 6 марта 1922 года:

"На почве голода люди кушают все, что попадает им под руку, как-то: кошек, собак, дохлых лошадей, всевозможные суррогаты, тину озерную, мох, скотские кожи. Но более грозная и ужасная картина, что грабеж с убийствами усиливается". В сводках на имя начальника Верхнеуральской милиции сообщалось о случаях людоедства детей:

"Довожу до вашего сведения, что во вверенном мне 4-м районе станицы Куликовской в пос. Астафьевском местными гражданками Бехтеевой Анастасией, Васильевой Александрой и Васильевой Феклой в январе месяце сего года первое - была съедена девочка 2-х лет, умершая дочь Васильевой, второе - зарезали мальчика 12 лет своего Федора Бехтеева - сына Анастасии Бехтеевой, третье - удушили женщину, гражданку Парижского поселка... Все преступления совершены на почве голода, трупы зарезанных и удушенных съели, а кости выбросили, в преступлениях своих сознались". 4 февраля 1922 г. Начальник 4 района Сопрыкин".

Из рапорта об убийстве ребенка:

"Часов в 7 вечера сего числа гражд. гор. В-Уральска Иван Лобанов заявил Уголовному розыску о загадочном исчезновении сына Николая 10 лет. Командируя тотчас же агента и двух милиционеров на розыски мальчика, розыском обнаружена потрясающая душу картина. В доме гражданки Матрены Токаревой отыскиваемый обнаружен уже зарезанным. Тело разделено на части и спрятано, обе руки и внутренности съедены Токаревой и ее детьми... При наличности улик, после некоторого запирательства мегера-людоедка в совершенном злодеянии созналась и вместе с частями тела и головою убитого доставлена и арестована". Сведения корреспондента Уездной комиссии помощи голодающим. Замкова, с. 22 февраля по 8 марта, отправленные в Губкомпомгол:

"За это маленькое время положение населения в отношении голода сильно изменилось в худшую сторону. Из всех станиц поступают сведения о том, что голод день ото дня усиливается, скот поедается, и людоедство принимает такие размеры, что местные власти ставятся в безвыходное положение. В станице Кизильской проводится хищение трупов с кладбищ, а также из могил, что подтверждается актом... В поселке Амурском семья съела трех своих умерших детей и двух зарезала..." Из записки комиссии по борьбе с последствиями голода:

"Одновременно с голодной смертью на почве голодания получили значительное развитие различные специфические формы голодной преступности: самоубийства, вызванные голодом, убийства членов семьи в целях облегчения от голодных мучений или в целях оставления живым больших продовольственных запасов, убийства с целью грабежа, голодные кражи, трупоедство, людоедство...

В общем, людоедство получило в губернии довольно широкое распространение. Особенное развитие оно получило в В-Уральском уезде, наиболее тяжело голодающем уезде губернии, где за август месяц зарегистрировано всего 86 случаев людоедств. В общем по губернии зарегистрировано следующее количество случаев людоедства в 3-х наиболее голодных уездах: В Уральском - 84, Троицком - 5, Миасском - 7. Всего по губернии - 98". Наследницкая станица: "В феврале месяце 1922 г. ежедневно умирает по 10-20 человек. Трупы убирать некому, настроение населения паническое. Собаки, кошки съедены. Развивается людоедство. 19 февраля в поселке Наследницком выяснено, что гражданки Прасковья и Елена Новиковы зарезали трех детей в пищу, взяв их из детской столовой под видом согреть у себя дома..."

В Челябинском архиве хранятся дела расследований по убийству людей, связанных с голодом. Вот одно из них - "Акты и протоколы дознаний о случаях людоедства в Златоустовском уезде за октябрь - ноябрь 1922 г." Начинается оно с обвинительного заключения: "О предании суду гр. Уфимской губ. Златоустовского уезда Симского завода Ростислава Бочкарева - по обвинению в умышленном убийстве мальчика Кузнецова. Обвиняемый под стражей.

29 января настоящего (1922) года девочка Мария Стропченко заявила Угрозыску, что вчера 28 января ее брат Федор Стропченко 14 лет со своим товарищем. Ростиславом. Бочкаревым 15 лет заманил в их квартиру, находящуюся по Монастырской ул., д. 37 неизвестного ей мальчика и убили топором, после чего, отрезав ему руки, сварили их и съели..." (следуют подробные объяснения обвиняемых в страшном преступлении).

Выдержка из уголовного дела по обвинению в систематических убийствах людей с целью употребления в пищу от 3 июня 1922 года (протокол дознания): "1922 года мая 1 дня опрошена гражданка Поповского поселка Варламовской станицы. Обвиняется в заколе людей - Дмитриева Степанида Ивановна, 58 лет, неграмотная, чернорабочая, беспартийная...показала, что колола людей и мясо ела... колола не одна, а со своей сестрой Кривчиковой Пелагеей Ивановной и гражданкой Зверевой Еленой Михайловной...закололи девять человек..."

Угрожающие размеры приобрели кражи и бандитизм, из-за чего 11 января 1922 года президиум. Челябгубисполкома принял постановление - "все дела о кражах, как с применением насилия, так и без такового", теперь передавались в высшее отделение губревтрибунала. Но и суровые наказания, вплоть до расстрела, не решили вопроса. Население с наступлением темноты наглухо закрывало дома - и зимой немало беженцев замерзло. Обезумевшие от голода, променявшие на кусок хлеба все, что можно было променять, люди засыпали прямо на улице, обессилев, становились жертвами людоедов. Достаточно типичный случай в селе Требиатском. Верхнеуральского уезда описал 3 марта 1922 года в газете "Советская правда" Д.Попов:

"Производившие обыск решили искать по тем дворам, над которыми курился дым, и в первом же таком дворе они наткнулись на картину приготовления пищи из человечьего мяса. От большого котла, вмазанного в очаге, валил на всю избу пар. Несколько горящих голодным безумием глаз впились в содержимое котла... На вошедших никто из ожидающих еды даже не посмотрел.

- Что у вас варится в котле? - и в ответ услышали могильно-спокойный ответ: - Человечина...

Через несколько дней вся эта семья, за исключением одного человека, умерла от голода".

Газетные сообщения рисуют и более страшные картины - родители поедали своих детей. Так, в январе 1922 года в Верхнеуральске "родители-татары зарезали для съедения свою 8-летнюю дочь, причем когда в их дому был произведен обыск, то было обнаружено мясо ребенка, но только половина, остальное было уже употреблено в пищу".

Умерших не успевали хоронить и свозили в специальные склады "до общих похорон в братской могиле, производимых при посредстве субботника". Описаны случаи, когда трупы из таких складов выкрадывались для употребления в пищу.

Многие искали в это время быстрой смерти, специально заражаясь тифом и холерой. Не в состоянии смотреть на страдания голодных детей, до крови обгладывающих ручонки, многие матери кончали жизнь самоубийством.

В то же самое время партийно-руководящий состав на местах и в центре обеспечивался продпайком в достаточном количестве, причем в первую очередь выдавать продуктовый паек предписывалось сотрудникам. ВЧК, вне зависимости от наличных ресурсов.

Органы милиции находились в положении, лишь немного лучшем, чем обычное население. Из Отчета о деятельности отдела управления Миасского Уисполкома за период с. 1 января по 20 апреля 1922 года: "Положение работников милиции было до того плохое, что, несмотря на всю неоспоримую необходимость существования милиции, существование это могло совсем прекратиться: в продовольственном отношении положение милиционеров было настолько скверно, что они болели и пухли от голода, ели крыс и собак; в отношении обмундирования дело обстояло тоже слишком плохо..." Голод толкал людей на спекуляции, за что, согласно приказам. ВЧК, виновных ждал расстрел. Сохранилось письмо в Челябинский Губревком от советского служащего горно-алтайского уездного совета народного хозяйства Булкова И.П. (15.10.20 г.): он просит освободить от наказания его жену, торговавшую спиртом ради спасения четверых детей от голода. Потерял связь с семьей из-за гражданской войны и вот теперь нашел ее в таком положении. Письмо переправили в ВЧК. Ответ - приговор приведен в исполнение в день получения письма...

Разные страны откликнулись в те годы на призывы о помощи из России. Старожилы Челябинска еще помнят, как в 1922 году на улицах города действовали питательные пункты "Американской администрации помощи" (АРА). В Челябинске действовало 7 столовых АРА на 5000 человек, по уезду она кормила 19580 жителей. Мария Дмитриевна Вахнина, 1920 года рождения, и Валентина Ивановна Кошигина, 1911 года, жили в то время в селе Поляковка и помнят, как из Троицка приезжали сотрудники АРА и всем детям раздавали какао...

Потом. АРА была обвинена в том, что из трех сотен ее сотрудников в России многие были "кадровыми разведчиками", "комитеты АРА укомплектовывались кулаками, духовенством и выходцами из бывших привилегированных сословий". Д.Л. Голинков, автор двухтомника "Крушение антисоветского подполья в СССР", поведал, что "США при посредничестве АРА избавлялись от залежей военных запасов продовольствия, что давало возможность капиталистам поднимать цены на сельскохозяйственные товары внутри страны". Грустно и стыдно читать это...

Другим международным организациям "повезло" больше - об их помощи просто забыли. Мы почти ничего не знаем о Нансеновской миссии, включавшей 32 общества помощи голодающим, о Межрабпоме (пролетарской организации с центром в Берлине), кормившем только в Челябинске 9107 детей...

В рамках данной работы невозможно отразить весь собранный материал. Но и без того видно - правы были урлядинские казаки! Равнодушие, "безразличие общей массы" привели к победе кровавого режима и чудовищным бедствиям. Ныне в обществе, между прочим, тоже спад политической активности...

Василий и Владимир Мандрыгины

ПРИГОВОР N° 24

Мы, нижеподписавшиеся, казаки станицы Урлядинской 2-го Округа Области Войска Оренбургского на своем станичном сборе июля месяца 7 дня 1919 года в числе 35 чел. всего числа жителей Урлядинской станицы (поселка) обсудив настоящее положение Оренбургского казачества и вообще России в связи с свирепствующим большевизмом постановили: обратиться через войсковое правительство к Верховному Правительству его Высокопревосходительству адмиралу Колчаку со следующим: Ваше Высокопревосходительство господин Верховный правитель России и Верховный Главнокомандующий Российскими военными силами: Казачество России вообще и Оренбургское в частности во все дни государства Российского являлось оплотом правового порядка в России, честно и высоко неся знамя права, правды, порядка и законности. Право правда, порядок и законность создавали величие и мощь нашей Родины. Ныне воинствующим социализмом "большевизмом" поруганы право, правда, порядок и законность. Религия наших отцов, наша святая вера православная подвергается неслыханному и невиданному поруганию. Наша Родина и наша мать-Россия и духовно распята и материально уничтожена. Даже имя русского стало позорным... Ваше высокопревосходительство, мы, казаки, теперь понимаем, что воинствующий социализм "большевизм", руководимый злейшими врагами России вообще и казачества в особенности стремятся уничтожить и в русском народе и в казачестве все лучшее и по хозяйству и по уму и образованию. Уничтожив всех лучших наших людей и в России и в казачестве, "интернационал" сделает нас духовными и физическими рабами руководителей и вдохновителей "интернационала" - жидов, русских и заграничных. Мы хотим, чтобы нами правили наши лучшие русские люди - наши братия и по крови и по вере. Понимая это, мы, казаки, сами восстали против большевизма и вот почти уже два года, как боремся с ним. Вам, Ваше Высокопревосходительство, известны наши жертвы в этом деле. Но не все, однако, русские люди думают так. Наши братья, наши дети, наши отцы, сражающиеся с большевиками на всех фронтах, сообщают нам о случаях массового предательства, массовой измены, массового перехода на сторону большевиков во время боя мобилизованных русских граждан-любителей жидовской свободы. При таких условиях борьба с большевизмом затянется надолго. Затяжная гражданская война грозит казачеству и России ужасными бедствиями. Мы твердо убеждены, что голод, холод и мор будут концом этой затяжной борьбы. Все лучшее русское и казачье погибнет и на полях битвы и от бедствия голода, холода и мора. Благами восстановленных прав, правды порядка и законности воспользуются тогда "наиподлейшие шкурники". Знаем мы также, что в истории государства бывало так, что в трудные минуты жизни, страны соседних держав протягивали руку помощи лучшей части гибнущей страны и порядок к общему благополучию восстанавливался. Россия неоднократно помогала соседним и даже далеким странам выбраться из беды вызываемых и внутренними распорядками и внешними неудачами. За многомиллионные человеческие жертвы, за море слез жен, матерей и детей наших, за реки пролитой нами крови в деле общей борьбы с центральными государствами и помощь союзникам в их трудные минуты - мы полагали, что встретим со стороны наших союзников нам русским, вынесшим на себе всю тяжесть мировой войны, соответствующее содействие. Настоящая борьба - борьба добра и зла. Людей "зла" в России больше, чем людей "добра", при безразличии общей массы... Мы думаем, что не позорно будет и соседней державе помочь этому добру, а для нас, казаков, не будет зазорной эта помощь, ибо язвы большевизма слишком глубоки и гнилы, а нас, казаков слишком мало, чтобы оздоровить всю страну.

Господин Верховный правитель, мы подчинимся всему тому, что угодно будет Вам предпринять по привлечению иностранного содействия для борьбы с большевиками или для вразумления несознательной части русского населения, уклоняющегося от борьбы с большевизмом по симпатии к нему, ибо нельзя дожидаться, когда все дураки образумятся и вся сволочь засовестится. Мы всеми силами поможем поддержать в будущем предначертанные Вами порядок и законность, ибо наученные горьким опытом гражданской войны, не устыдимся более ложного прозвища "нагаечники". Мы заявляем, что готовы ценою подданства Императору Японскому избавиться от подчинения Российской сволочи, руководимой и разжигаемой в темноте и злобе своей жидами.

Нашего войскового атамана, его Превосходительства Александра Ильича Дутова, просим подробно доложить господину Верховному правителю все то, что знает он о казачестве и чего мы не сказали, в чем и подписуемся:

Председатель собрания урядник А.Голиков

Члены: Савелий Чеботов, Пимон В.Андреев, Луппь Корепанов, Назар Поляков, Филимон Фролов, Дмитрий Голиков, Кир. Зайцев, Фоддей Смирнов, Михаил Мосяшт, Илья Данилов, Зот Федоров, Иван Горбунов, Григорий Забалуев, Пимен Басарыгин, Петр Ципков, Александр Акулинин, Самуил Пастухов, Артемий Смольников, Иван Плишкин, Федор Рыжков, Константин Никитин - за него Федот Рыжков, Аким. Забалуев, Евтихий Зайцев, Егор Зайцев, Петр Корепонов, Иван Козлов, Семен Бессарыгин, Андрей Федоров, Павел Поляков.

Настоящий приговор действительно поставлен в моем присутствии и подписан грамотными собственноручно и за неграмотных по их личному доверию, что и свидетельствую подписом с приложением печати.

1919 года июля 8 дня.
Атаман станицы урядник С.Басарыгин,
станичный писарь Мезенцев.

Партнеры: