Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 46 декабрь 2005 / Об употреблении казаками в качестве самоназвания слова "казара"

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


 

Об употреблении казаками в качестве
самоназвания слова "казара"

Из истории известно о существовании в древности могущественного государства под названием. Хазарский каганат, традиционно датируемого VI-X веками — хотя некоторые ученые выдвигают более смелые предположения о последней дате. «Нет сомнений, что в сильно сузившихся границах оно (т.е. Хазарское государство — Н.Г.) продержалось еще как минимум 200 лет, то есть до середины XII в., а возможно — хотя и более сомнительно — до середины XIII в.» — пишет, например, А.Кестлер («Тринадцатое колено. Крушение империи хазар и ее наследие»).

До недавнего времени происхождение хазар, именуемых в документах славянского происхождения казарами (козарами), представлялось загадкой. Сложность поиска корней хазарской культуры в том, что ни один из современных народов не считает себя их потомками. Сегодня практически все исследователи, основываясь на сведениях арабских авторов об употреблении хазарами тюркского языка, пришли к мнению, что хазары являлись одним из тюркских племен. Исследованию истории Хазарии посвящено не так уж мало книг, но чаще всего они посвящены обращению части хазар в иудаизм и их последующей судьбе. Однако, согласно свидетельствам арабских авторов, хазары-иудеи были религиозным меньшинством. Крупнейшими религиозными группами в Хазарии являлись христиане и мусульмане. Аль-Масуди: «Если бы мусульмане и христиане вошли бы в соглашение, царь не имел бы средств [противостоять им]». В отношении хазар-иудеев существует мнение, что они, мигрировав с приволжских земель на Запад, осели на Украине и в Польше, образовав многочисленные еврейские поселения. Но куда же делась оставшаяся, и при том большая часть хазар? Даже несмотря на все войны, многочисленное население Хазарии не могло бесследно сгинуть. Неужели бежавшие хазары-иудеи — единственное живое свидетельство существования Хазарского каганата?

Приводимый ниже материал — это попытка пролить свет на судьбу неиудейской части жителей Хазарии. Мнение о родстве летописных казар и казаков высказывались уже давно. Ему следовали многие ученые XVII-XVIII веков. Знаменитый архиепископ Белорусский Георгий (Кониский) в «История русов или Малой России» в конце XVIII века писал: «Воины сии … переименованы от царя греческого Константина Мономаха из Козар — Козаками, и таковое название навсегда уже у них осталось». Но никаких подтверждений в обосновании своего мнения сторонниками такого взгляда на происхождение казаков выдвинуто не было. Единственно, чем обосновывалась связь казаков с хазарами — это близость слов казаки/козаки и казары/козары. Отсутствие серьезной аргументации дало повод противникам такого генезиса казачества совсем отказаться от всестороннего анализа выдвинутого предположения. На смену поискам XVII-XVIII веков исторических предков казаков пришла теория об их происхождении от беглых крепостных крестьян. Между тем, обращение к казачьей этнографии дает весьма интересный материал, заставляющий более внимательно отнестись к отвергнутой теории.

Важный аргумент при этом — что до сих пор в обиходном языке казаков старейших общин присутствуют в качестве самоназвания слова, которым летописи и другие старые документы именуют хазар.

На Яике (совр. Урал) хорошо известно слово казара, — как этноним, наряду с собственно казаки (в отличие от этнонима русские, который до недавнего времени вовсе не был распространен среди казаков). В уникальном «Словаре говора уральских (яицких) казаков» под редакцией Н.И. Малечи говорится: «КАЗАРА, казарра, -рре, собир., иногда шуточно или пренебреж., — уральские казаки». В качестве иллюстраций употребления этого слова приводятся такие примеры: «Што ето мужики обиждаются, кода их музланами дразниют? Нас вон назовут казарой да еще мокрожопой, а нам, мотри, вроде как-то приятно. Скв. Горяченные вы, казара! – Что делать? Быват! «Уралец», 1898, N° 46. Казарра – ча сделашь? Батенька ррадимый! Вот она де порода-то рразинска! Вот де! Ур. Иногда сами казаки говорили про себя: все вот сами наделали казара. Оз. Казара за Родину погибнуть готовы были. Казара, особенно уральцы, дисциплинисты были. Чап. М/с. = Буд., Куш., Инд., Сер.». Интересно, что последний пример наглядно показывает уверенность яицких казаков, что именем казара называются все вообще казаки, а не они лишь одни.

В качестве эквивалента слову казаки слово казара знало и население соседних губерний. О широком распространении его может свидетельствовать использование Дмитрием. Фурмановым, костромским крестьянином по происхождению, не знакомым с культурой региона до гражданской войны, слова казара в романе «Чапаев» (1923 г.). В годы советской власти слово казара стало использоваться на Яике в качестве брани, сохранив при этом свою специфику. Оно по-прежнему применялось исключительно к казакам. Нестор Малеча отмечал по этому поводу: «Употр. неказаками (иногородними) как бранное слово, обычно с прибавлением эпитета «проклятая» и т.п.». Показательны и приводимые им примеры такого употребления слова: «Казара проклята, на говне распята! (фольк.). Ур. А иногородни отвечали: «У-у, казара уральска!» Сер. Ах вы, казара проклята, только бы драться вам, бить всех! УВВ, 1871, N° 42». Не правда ли, довольно выразительно?

Жители кубанских станиц, преимущественно бывшего Черноморского Войска, употребляют слово козарлюга, эквивалентное слову казачина, означающего удалого казака, молодца, и обычно употребляемого в сочетании с «матерый» или «щирый». Факт этот хорошо известен и, также как и в случае с яицким этнонимом казара, зафиксирован в литературе. На его раннее употребление еще запорожскими казаками указывает наличие этого слова в казачьем фольклоре XVIII века. Так в песне, повествующей о разгроме Екатериной II Запорожской Сичи, поется: «Васюринскый козарлюга та пье в корчми, гуляе, Свого пана кошового батьком называе».

Несколько хуже обстоит дело с донцами. У А.В. Миртова («Донской словарь. Материалы к изучению лексики донских казаков», 1929 г.) отмечено слово казарно с пометой аналогичной той, которую поставил в своем словаре Малеча – «собир. пренебр.» и толкованием «о казаках». В недавно изданном «Большом толковом словаре донского казачества», составленном по материалам последних лет, ни самого слова казара, ни его производных, в т.ч. и слова казарно, «при сборах при подготовке этого словаря обнаружено не было». Однако по устному сообщению ряда информаторов – донских казаков на Дону (по крайней мере, раньше) все-таки употреблялось слово казарлюга, с таким же смыслом, как и запорожцами. С уверенностью нельзя сказать, самостоятельно ли оно для Дона, или это – результат влияния запорожцев. Но все-таки пример с казарно указывает на бытование и среди донцов исходного слова казара.

Стоит заметить, что большинство опрошенных высказались отрицательно к идее происхождения или какой-то связи казаков с хазарами, поскольку считают хазар иудеями, а Хазарский каганат враждебным государством. Однако нетрудно заметить, что это есть лишь сформированный в последнее время на основе научных (и не только) изысканий образ. В таких условиях продолжающееся до настоящего времени бытование слов казара и козарлюга говорит об исконном наличии этих слов в казачьем лексиконе, о независимости их от идеологических пристрастий.

На глубокую древность употребления казаками этнонима казара указывает и то обстоятельство, что он был широко распространен на обоих полюсах первоначального ареала казачьего расселения – Днепра на западе и Яика на востоке. Причем, что интересно, ввиду большой удаленности этих двух казачьих Войск друг от друга (к чему следует добавить изоляцию Яицкого Войска после «опустения» берегов Волги в конце XVII века), а также наличия существенных различий в их культуре, говорить о влиянии какой-то одной группы на другую почти не приходится.

Интересно, что яицкое казара стоит во множественном числе — именно поэтому Нестор Малеча сделал отметку «собир.», т.е. «собирательное». Это заставляет задуматься о том, какова же была форма единственного числа. Никогда форма единственного числа не употребляется в разговорной речи. О том употреблялась ли она раньше, сказать сложно, поскольку в письменных источниках она не зафиксирована. Итак, сделанные выше наблюдения этнографического характера, говорят о древности этнонима казара и об исконности его применения по отношению к казакам. Как для казаков, так и для окружавших их народов слова казаки и казара были равнозначны (это касается только старейших казачьих общин, об употреблении их в казачьих войсках, созданных уже Российской Империей, данных нет).

Однако, несмотря на столь интересные этнографические данные, вопросу о соотношении летописных казар и казачьей казары не было уделено абсолютно никакого внимания — ни в исследованиях по Хазарскому каганату, ни по истории казачества. Насколько мне известно, ни одна статья, пусть даже критическая, относительно происхождения в казачьем лексиконе такого своеобразного этнонима, как казара и производных от него, не появлялась в печати. На фоне повышение интереса как к истории хазар, так и к истории казаков такое положение вещей вызывает недоумение.

Вероятно, сталкиваясь с такими словами, находящимися в употреблении у казаков, ученые приходят в полное замешательство, и вот от чего. Все имена и названия, производные от летописного имени хазар, сегодня однозначно связываются с хазарами. В Восточной Европе, например, существуют поселения Казара, Козаров, Козаржевск и т.д., основателями которых считаются хазары: «На Украине и в Польше очень много древних топонимов, происходящих от слов «хазар» и «жид» (еврей): Жидово, Козаржевск, Козара, Козаров, Жидовска Воля, Жидадице и т.д. Некогда это были, наверное, деревни или временные лагеря хазарско-еврейских переселенцев на Запад» (Кестлер А., «Тринадцатое колено…»). При этом на саму связь казаков с хазарами существуют прямые указания самих казаков. Автор «Истории о донских казаках» А.И. Ригельман в своей «Истории о донских казаках» критикует одно из них: «Сия сказка (рассказы донских казаков о начале Донского Войска – Н.Г.) точно весьма подобна басням. Сечевских, то есть Запорожских, Козаков, как они о себе объявляли, что будто б и их войско начало свое возымело чрез вышедшего из Польши некоего человека, именем. Семена, роду Казарского». К тому же наблюдается и территориальное соответствие районов проживания казаков той территории, которую занимал древний Хазарский каганат. И тут обнаруживаются хронологические противоречия, из-за существующей в истории временной лакуны. Ведь конец Хазарского каганата традиционно относят к X веку, иногда к XII или даже XIII веку. Но и столь поздняя датировка не спасает, т.к. появление в летописях слова казак относится лишь к XV веку (отметим здесь и другую временную лакуну — на этот раз применительно к запорожским казакам. Хорошо известно, что запорожского казака отличала длинная прядь волос на голове – оселедец. Но также хорошо известно, что оселедцы носили киевский князь Святослав Игоревич и его дружинники. Временной разрыв между этими двумя примерами — такой же, как и в нашем случае, 500 лет).

Все эти обстоятельства, видимо, основательно смущают исследователей, раз до сих пор не только вопрос о явной связи казаков с хазарами старательно обходился стороной, но даже и сам по себе вопрос о судьбе хазар-христиан и хазар-мусульман после распада Хазарского каганата. Но основным фактором, заставляющим прекращать всякое изучение ранней истории казаков, является довлеющая с XVIII века над умами басня о беглохолопском их происхождении. Однако все имеющиеся в настоящее время сведения показывают, что многие казаки (по крайней мере, трех старейших общин) — потомки жителей Хазарии, того самого бесследно исчезнувшего из официальной истории христианско-мусульманского большинства хазар. Во избежание кривотолков, замечу, что Хазарский каганат был многонациональным государством, куда входили не одни только хазары. С течением времени подданные народы могли принять на себя имя хазар, что могло особо проявиться при контактах с внешним миром. Но даже относительно самих хазар можно привести такое свидетельство Истахри: «Хазары … разделяются на два разряда, один называется кара-хазар, они смуглы так сильно, что их смуглота отдает в чернь, они словно какой-либо разряд из Индии. Другой разряд — белые, красивые и совершенные по внешнему виду». Однако исследование происхождения народов, населявших Хазарию, выходит за рамки настоящей статьи.

Н.Гостев

Партнеры: