Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 2 (23) - 2007 год / Часть II. Наследие / Станица Рязанская

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[Колонка редактора] [Архив номеров] [Редакция] [Форум] [Контакты]


 

Станица Рязанская

От редактора. Помещая очерк П.О. Кириллова о станице Рязанской, редакция «Кубанского сборника» продолжает серию публикаций ответов на программу статистико-этнографического описания населенных мест Кубани Е.Д. Фелицына, составленных во второй половине XIX в. станичными учителями, атаманами, священниками, членами Кубанского статистического комитета и др. Статья «Станица Рязанская (бывшая Габукаевская): Историко-статистическое описание» впервые была опубликована в 1903 г. в 9-м томе «Кубанского сборника». Ее автор, Петр Осипович Кириллов, родился 18 января 1853 г., окончил 6 классов Тифлисской реальной гимназии. 7 ноября 1874 г. был удостоен звания учителя городского приходского и начального училищ. Служил учителем русского языка Тифлисского Петропавловского немецкого церковно-приходского училища, затем содержал в г. Тифлисе частное учебное заведение III разряда. Приняв предложение директора народных училищ Кубанской области, Кириллов 1 августа 1880 г. был назначен учителем. Новоминского станичного одноклассного училища. В станице Новоминской Петр Осипович преподавал до 1888 г., затем исправлял должности журналиста областного правления, младшего помощника правителя канцелярии начальника области, бухгалтера Екатеринодарской войсковой больницы. С. 1907 по 1915 г. П.О. Кириллов служил учителем 4-го Екатеринодарского одно-классного училища. Скончался Петр Осипович 22 февраля 1917 г. (Г. АКК. Ф. 470. Оп. 2. Д. 3769. Сведения любезно предоставлены архивистом. С.В. Самовтором). П.О. Кириллов имел чин титулярного советника, был награжден медалью, установленной в память Императора Александра III Высочайшим указом 26 февраля 1896 г. Перу Кириллова принадлежат также статья о ст. Новоминской, этнографический очерк о черноморской свадьбе, материалы по истории колонизации Закубанья и др.

Станица Рязанская, Екатеринодарского отдела, Урупского полкового округа, расположена на правом, возвышенном берегу р. Курго. Основана она, в числе других станиц, по Пшишской кордонной линии в 1863 году, по правую сторону р. Пшиша, на месте бывшего редута и поста Габукаевского, названная по аулу Габукаевскому, находящемуся в 3 верстах от станицы, по левую сторону р. Пшиша. Станица Габукаевская в 1863 г. входила в состав 26-го полка, в числе 10 станиц, расположенных между р. Белой, Пшехой и Пшишем, а именно: Курджипской, Дагестанской, Нижегородской, Пшишской, Кубанской, Апшеронской, Самурской, Пшехской, Бжедуховской и Габукаевской (ныне Рязанской). Штаб-квартира 26-го полка была в ст. Апшеронской, а с. 1864 г. эти 10 станиц вошли в состав 24-го полка, штаб-квартира которого была в ст. Пшехской. Основанию редута и поста Габукаевского предшествовали следующие обстоятельства.

Для окончательного покорения Западного Кавказа, в 1861 г. действовали два главных отряда (1): Адагумский – от р. Псекупса между устьем р. Кубани и берегом. Черного моря и Лабинский – от р. Лабы к главному хребту гор. Лабинский отряд выделил из себя несколько отдельных отрядов, из коих сильнейшим был Пшехский отряд, действовавший против горцев по р. Пшехе. В то время в ущельях р. Пшиша, Пшеха, Курджипса и других рек были еще враждебные нам горские племена абадзехов и бжедухов. Пшехский отряд начал свои действия проложением просеки от ст. Ханской на Пшеху, составляющую левый приток р. Белой. С проложением просеки к посту Куаго (2), Пшехский отряд выступил из Ханской, перешел на левый берег р. Белой по мосту и в течение шести дней достиг р. Пшекодз, впадающей в р. Пшеху, где и занялся постройкою станицы Пшехской. На пути горцы старались задержать движение отряда, но потерпели полное пора — жение. От ст. Пшехской действия отряда заключались в проложении просек к урочищу Кошко, находившемуся между ст. Пшехской и Бжедуховской (3), ближе к последней, для соединения с Шапсугским отрядом, двигавшимся по р. Пшишу от р. Кубани. В октябре 1862 года Пшехский отряд соединился с Шапсугским и вместе с ним занялся работами по устройству дорог и кордонной линии от поста Кошко. При занятии р. Пшехи и овладении урочищем. Кошко, отряд одержал над горцами ряд блистательных побед. Главные силы Пшехского отряда, соединившегося с расформированным. Шапсугским, находились в ст. Пшехской, а на постах по Пшишской линии были оставлены небольшие гарнизоны. В числе других постов был устроен редут Габукаевский, где находились три роты гарнизона и склады – артиллерийский, винный и сенной. От начальника войск, расположенных за Лабою, начальнику Пшишской линии было предложено к 1 апреля 1863 г. заготовить хворост и колья для предполагаемых станиц близ постов. Шегуже-хабль (ныне ст. Бжедуховская) и Габукай. В 1863 г. в ст. Пшехскую прибыли резервные батальоны Кабардинского, Самурского и Ширванского полков, откуда были отправлены на р. Пшиш для постройки станиц близ урочищ Шегуже-хабль и Габукай; 17 марта 1863 г. сводно-линейный # 13 батальон и две роты Кабардинского резервного батальона, под начальством полковника Ильинича, передвинулись от ст. Бжедуховской к месту, назначенному для постройки ст. Габукаевской. 18 марта начали заготовлять колья и лес для ограды Габукаевской станицы. Работа шла поспешно, и неприятель не делал нападений. Ко 2-му апреля Габукаевская станица была уже обнесена оградою и валом; затем строились платформы для орудий (4), ворота и мосты.

Возведением. Бжедуховской и Габукаевской станиц было упрочено за нами обладание низовьями р. Пшиша, и прямое сообщение с Кубанью сделалось безопасным.

Первым воинским начальником редута Габукаевского был временно назначен поручик Осипов (5), командовавший 19-ю ротою 5-го резе-рвного батальона Самурского пехотного полка, к которому и должны были обращаться начальники отдельных частей войск, расположенных в редуте.

9 мая, по приказанию начальника Пшехской линии, из редута Габукаевского выступили в ст. Бжедуховскую, для дальнейшего следования в ст. Пшехскую, взвод батареи и дивизион ракетной батареи под прикрытием полусотни казаков. В станице же остались 19-я и 20-я роты 5-го резервного батальона Самурского пехотного полка и две сотни казаков, которые несли следующую службу: назначались для прикрытия скота, выгоняемого из редута на пастбища, для окопа сенника, в караул на батарею, к пороховому парку, к входным в редуте воротам, для охраны жителей при рубке леса, для размежевания станицы, которое началось с. 14 мая, для конвоирования начальства, переселенцев, транспортов из ст. Корсунской в ст. Бжедуховскую, и с. 18 мая, кроме того, назначалось по 5 верховых казаков для занятия постов днем. На ночь же число людей на этих постах удваивалось. В ограждение редута от вторжения неприятеля со стороны ограды, назначался караул в 2 очереди. В предупреждение же опасности в ночное время, внутри станицы назначался также разъезд.

Приказом по войскам. Пшишской кордонной линии 16 мая 1863 г. # 28, воинским начальником ст. Габукаевской и редута назначен был войсковой старшина Белявский.

По приказу от 31 мая 1863 г., в ст. Габукаевской должно быть заготовлено сена 21650 пуд. для разных строевых частей и кроме того – отведен сенокос для 300 семейств переселенцев.

С. 12 июня, по случаю выступления из ст. Габукаевской двух рот Самурского пехотного полка, службу на постах в станицах и редуте несла 4-я рота 13-го пешего Кубанского казачьего батальона, заведывающим которой был сотник Корди. Командующим 2-го взвода подвижного дивизиона Кавказской крепостной артиллерии был есаул. Садило.

В станице Габукаевской предположено было поселить 175 семейств, из коих 118 семейств из Черноморских станиц, 7 семейств государственных крестьян и 49 семейств казаков 1-го Сунженского полка, которые должны были прибыть к 10 июля.

К 1 мая 1863 г. в ст. Габукаевской было переселенцев 449 взрослых и 153 малолетних.

В ведомости казакам, способным носить оружие, к 15 мая значилось 256 душ (в том числе 17 урядников), поселенных из станиц: Пашковской – 80 душ, Медведовской – 48, Роговской – 7, Новодже-релиевской – 7, Сергиевской – 12, Дядьковской – 9, Тимошевской – 2, Старокорсунской – 5 душ, из государственных крестьян Воронежской губернии – 11 душ, и Терского казачьего войска – 52.

От 8 августа 1863 г. начальнику ст. Габукаевской предписано было немедленно приступить к сформированию из жителей станицы конно-вооруженных казаков в числе 71 человека и к 1 сентября представить на смотр.

При заселении станиц 26-го полка, переселенцы двигались чрез станицу Старокорсунскую, напротив которой по левую сторону р. Кубани был Константиновский пост. Сопровождать переселенцев от этого поста до ст. Габукаевской назначался конвой из последней. Переселенцам из Черноморского войска, при Константиновской переправе, выдавалось на каждое семейство по пехотному ружью, а таким семействам, которые имели в составе своем взрослых казаков, могущих с. 16 октября 1863 г. поступить во фронт, выдавалось, кроме того, по кавалерийскому ружью. Из переселенцев же бывшего линейного войска, как имевших свое оружие, снабжались только те, которые не имели такового.

К 8 ноября 1863 г. у жителей ст. Габукаевской имелось: осьмили-нейных ружей – 102, английских – 20, ударных – 8, кавалерийских – 27 и собственных 99, а всего 256 ружей, на которые выдано было патронов по 40 штук на каждое, всего 10 тыс. патронов.

Кроме боевых припасов, переселенцы получали от казны провиантское довольствие, порционные деньги, фуражное довольствие, соль и на расходы по общественным постройкам, и на приобретение рабочего инструмента.

К 1 января 1864 г. значилось в станице Габукаевской переселенцев 737 взрослых и 204 детей; выдано жителям с. 1 мая по январь 1864 г. на продовольствие 1548 чт. ржаной муки, 144 чт. 7 чк. круп; кроме того, отпускалось порционных денег по 1 руб. 41 ¼ к. в месяц на каждого с. 17-летнего возраста, фуражных по 10 руб. на каждое семейство, соли по пуду на каждого человека, на предварительные расходы по общественным постройкам по 5 руб. и на приобретение рабочего инструмента по 1 руб. 40 коп.

Соль жители получали из станицы Лабинской, куда для этого назначались подводы. Провиантское довольствие получали из станицы Бжедуховской. 29 ноября 1863 г. было привезено жителями из ст. Лабинской 904 пуд. соли.

Так как жители получали от казны деньги на постройку домов и приобретение рабочего скота, то главнейшая обязанность начальника станицы была понуждать жителей к устройству домов; рубка же леса для строений производилась под прикрытием строевых частей. О ходе построек доставлялась ежедневно ведомость командиру полка. Из донесения начальника Габукаевской станицы, от 17 июля 1863 г., видно, что к этому времени начато постройкою 18 домов, леса заготовлено на 85 домов, а 22 семейства еще не имели материала для постройки жилищ. У нерадивых выданные деньги отбирались, и над ними назначалась опека. Командир полка особенное внимание обращал на успешность постройки домов для жителей и поэтому предъявлял строгие требования к начальникам станиц. Посетив станицу Габукаевскую, он остался весьма недоволен ходом построек в станице и отдал, от 4 декабря 1863 г., следующий приказ. У 40 семейств жителей станицы частью недостроены, а частью не начаты постройкою дома, 40 семейств не имеют помещения на зиму. Так как станица Габукаевская имела более средств к постройке, чем какая-либо другая, то неуспех приписываю нерадению начальника станицы, которому делаю строжайший выговор. Первым станичным писарем. Габукаевской станицы был назначен урядник той же станицы Аверьян Процай, с. 1 мая, а с. 6 июня 1863 г. урядник Лука Деденко. Первым станичным судьею был Егор Московкин, станичным фельдшером. Ляпин.

В разрешение вопроса, из каких источников и в каком размере должно производить жалованье станичным судьям, писарям и на канцелярские расходы, полковое правление разъяснило: судьям и писарям жалованья в год по 7 руб. 15 коп. каждому и на канцелярские расходы по 28 р. 60 коп., причем жалованья станичным писарям не отпускалось, если они назначались из служилого состава и состояли на очереди в службу, так как время бытности в должности писаря засчитывалось в срочную полевую службу. Чтобы иметь возможность удовлетворять жалованьем станичных судей и писарей, предписывалось всемерно стараться об увеличении станичных доходов, кои должны составляться из следующих источников: 1) платы от отдачи сенокосных и пастбищных мест людям стороннего ведомства; 2) взносов за увольнение казаков для заработков и промыслов вне станицы; 3) штрафов за неявку в воскресенье и праздничные дни на общественную сходку и нарушение общественных приговоров.

Для увеличения общественных доходов, приговором от 15 октября 1863 г., общество постановило: взыскивать за срубленное фруктовое дерево по 25 руб., а с жителей свободного состояния штрафа по 10 р. от воза поделочного леса, по 7 р. от воза кольев и по 5 р. от воза хвороста; за самовольную отлучку из станицы с коренных жителей по 1 руб.

Как велики были доходы общественные, можно видеть из следующих данных: по книге Габукаевского станичного правления о приходе и расходе станичных сумм значилось на приходе с. 15 сентября 1863 г. по 1 января 1864 г. 28 р. 2 к.

Ввиду незначительности общественных доходов, в обеспечение прибывшего в станицу священника с причтом, общество, приговором от 15 октября 1863 г., постановило: взыскивать на обеспечение причта по 1 р. 50 к. от венца, т. е. семьи. За эту плату причт обязан был исполнять необходимые для каждого христианина таинства: крещение, брак, покаяние, причащение, погребение и елеосвящение. За другие требы – по добровольному соглашению. Кроме того, согласно приказу по войскам. Кавказской армии от 31 октября 1862 г. за # 464, определено было содержание от казны: священнику – 200 руб., причетнику 51 р. 43 к. в год и последнему, кроме того, наравне с казаками провиантская дача.

В 1863 г. на войсковые средства были доставлены в ст. Габукаевскую необходимые церковные вещи, но церковь была начата постройкою только в 1870 г. и окончена в 1874 г.

В то время, как главная забота администрации была направлена к скорейшему устройству жилых помещений для поселенцев станицы, казаков, не могло быть и речи об обучении грамоте детей; тем не менее, хотя в слабой степени, было положено начало и в этом отношении, чему, главным образом, способствовала полковая администрация своими распоряжениями.

Из рапорта Габукаевского начальника станицы, посланного командиру полка в декабре 1863 г., усматривается, что в станице были открыты две школы, помещавшиеся в жилых домах: в одной – обучалось грамоте два мальчика и две девочки, учителем в которой был дьячок Иван Персидский, не получавший за обучение никакой платы; в другом жилом доме открыта была школа для обучения грамоте казаков, выбранных из 4-й полусотни; учителем их был назначен урядник Беляевский. С. 1864 г. училище помещалось в доме причетника и содержалось на счет родителей учащихся. К 1 января 1865 г. детей в этой школе состояло – 12, вновь поступило в течение года – 5, из коих двое были отряжены в открывшуюся в ст. Апшеронской полковую школу.

Командир 26-го полка, обязав станичные общества своего округа открывать школы, приказом от 13 июля 1864 г. за # 24 предписывал начальникам станиц распорядиться, чтобы мальчиков, обучавшихся грамоте в станичных школах, с. 15 июня отпустить с тем, чтобы они снова были собраны в классы непременно к 1 августа, и чтобы станичные начальники о времени открытия занятий в школах ему донесли.

Заботясь о благоустройстве и водворении порядка в станицах своего полкового округа, командир полка, полковник Пистолькорс лично объезжал станицы для проверки, как приводятся в исполнение его распоряжения. В каком состоянии найдена им станица Габукаевская, можно видеть из следующего его приказа начальнику Габукаевской станицы от 13 августа 1863 г. «С самого начала прибытия вашего в 26-й полк и назначения вас воинским и станичным начальником в ст. Габукаевской, вы позволили себе принять в станицу, без всякого с моей стороны разрешения, по одной просьбе подполковника Кагадаева, 4 семьи Черноморских казаков, от чего вышла запутанность в распределении переселенцев, и бедные казаки, вынужденные прибытием в числе переселенцев с Сунжи, должны были оставить начатые ими постройки и понести от того убыток, который, в случае с их стороны ко мне жалобы, вы должны будете возвратить им. Сунженским казакам, прибывшим за несколько до меня дней, не были отведены усадьбы, и на спрос мой вы даже не могли ответить мне удовлетворительно, какими частями войск, с чьего разрешения и сколько занято усадьб, которые подлежали жителям. До сих пор я не получаю от вас донесения, всем ли переселенцам отведены усадьбы и какое сделано вами распоряжение на предписания мои о снабжении жителей станицы патронами и о складе ими сена в общем сеннике. Наконец, теперь из присланного вами сведения я увидел, что в вашей станице постройки идут хуже, чем в какой-либо из 10 станиц 26-го полка, несмотря на то, что станица Габукаевская, сравнительно с другими, поставлена в самые лучшие условия в отношении к хозяйству: она ближе всех к старому местожительству; она безопаснее всех от нападения неприятеля; большая половина ее жителей пришла прежде всех на поселение, и воинским начальником в ней вы сами, которому ближе всех следить за ходом и успехом дела.

Все эти упущения понуждают меня предупредить вас, что если и затем вы не обратите внимания на исполнение ваших обязанностей, то я вынужденным найду отрешить вас от командования станицею и войсками, в ней расположенными, и донести командующему войсками, что вы не соответствуете той цели, с которой назначаются офицеры на передовую линию».

Но это предупреждение, однако, не возымело должного воздействия, как это видно из приказа от 19 октября 1863 г. # 1238.

«В последний проезд полусотня Габукаевская, которая, по всем данным, должна быть лучше прочих, найдена мною в самом скверном виде: люди, вопреки циркулярного предписания моего по полку, были одеты в высшей степени неряшливо и неединообразно, фронт не выранжирован, лошади одна хуже другой. Общество стариков было пьяно и говорило непочтительно; один судья был пьянее всего общества; другой возражал грубости на делаемые ему замечания, и вообще во всей станице замечен дух своеволия, распущенности и разврата». В 1863 г. во всех станицах 26-го полка жители болели цингою, лихорадкою и другими болезнями. Хотя жителям и рекомендовалось от лихорадок лечиться хинином, который отпускался от казны, но они больше прибегали за помощью к знахарям. В станице Габукаевской в то время были известны два знахаря из жителей станицы: Семен Чуб и Захарий Куприя, лечившие своих пациентов от лихорадок заговорами (6). Особенною популярностью пользовался среди населения первый, как человек пожилых лет, отличавшийся внушительностью своей осанки и уверенностью в силе своего заговора. Заходя в дом к больному, он требовал чашку воды, которую ставил на стол перед иконой. Справившись об имени больного, он начинал: «Господи, благословы! Зоря, зоряныця, Божа помiшныца! Освяти своими святыми лучамы орданьску воду. . здорова вода Уляно, земля Тытяно!!!» – «Здоров», – ему отвечает больной или больная. – «Дай мiнi Орданьской воды». – «На що? – «Сбрызнуть рабу Божу хрещену, поражену молытвену (имя рек)». – «От чего?» – «Од урику». – «Од якого?» – «Од карих очей, од сiрiх очей, од червонноi кровi, од жовтых костей». «На!» – отвечают ему. После этого слова он дует на воду, поворачивается и плюет на землю. Повторивши приведенный диалог три раза, дает больному из чашки напиться воды.

Захарий же Куприй над чашкой с водой заговаривал от лихорадки следующими словами: «Господы благословы! Посыла святый Исакiй своих святых дванадцать сынiв и дае им залiзнi жезла… Идiть, мои дванадцать сынiв, быйте, побывайте сiмьдесят сiм корчiив и выбыйте с хрыщенного, пораженного (имя рек) и в сыру землю загоняйте, аминь». Повторив это три раза, давал из чашки пить воду.

Хотя в 1863 году все пространство между р.р. Пшехою и Пшишем было очищено от населения абадзехов, но все же на этом пространстве скрывались еще партии хищников, которые делали набеги на станицы, грабили и убивали по дорогам проезжающих. В особенности этим отличались партии хищников, готовившихся переселиться в Турцию. Так, 4 сентября 1863 г. из аула Габукай переводчик Гусин дал знать начальнику ст. Габукаевской, что выше их аула появилась партия хищников и сделала нападение на пастухов, пасших возле р. Пшехи скот, принадлежавший жителям ст. Габукаевской. Когда команда казаков бросилась на выручку, то никого из хищников найдено не было, а два пастуха были найдены зарезанными, а скот хищники угнали.

Такое же разбойничье нападение было произведено на сотника Рудакова, бывшего казначея 23-го полка. 23 сентября 1866 г., в 7 часов утра, он выехал с урядником того же полка Пальцевым на обывательской тройке из ст. Корсунской в Габукаевскую; на дороге, недоезжая до последнего моста, устроенного под горою, близ упраздненного Канчуко-хабльского поста, догнали их несколько человек вооруженных азиатцев, на верховых лошадях, сделали по ним залп и убили урядника Пальцева, свалившегося с повозки. Сотник Рудаков в этот момент соскочил с повозки и укрылся за кустом, куда хищники также дали залп, а потом соскочили с лошадей человека 4 или 5 и начали преследовать его по хмызнику. Когда горцы бросили его преследовать, он по опушке леса добежал к мосту, где встретил на возах двух казаков без оружия. Взяв у них упряжную лошадь, он на ней прискакал в станицу Габукаевскую, откуда вместе с заведывающим станицею урядником. Ушаковым, станичным писарем урядником. Бородиным и командою казаков направились к месту происшествия. Здесь уже не было ни лошадей, ни людей: убитый урядник был оттащен с дороги в сторону в хмызник, а тарантас с убитым ямщиком – 15-летним мальчиком – найден был в лесу; здесь же оказались: одна из тройки лошадь зарезанною, чемодан, разрезанный кинжалами, из коего похищено вещей более чем на 200 руб.; кроме того с убитого урядника Пальцева хищники ограбили ружье, шашку, кинжал и бурку. Такие случаи нападения горцев на проезжающих были в особенности по ночам; изредка бывают и теперь.

Со времени основания ст. Габукаевской, жители имели главный источник дохода от леса, которого в изобилии было по всему юрту, и особенно по р. Курго и Белой. Преобладающими породами были берест, дуб и тополь. В лесах было изобилие фазанов, на которых назначалась охота по распоряжению начальства, как это видно из следующего предписания командующего полком, от 25 сентября 1866 г. за # 357, на имя начальника Габукаевской станицы.

«Предлагаю вам, по получении сего, назначить от станицы 4 казаков для охоты на фазанов в дачах этой станицы, приказав им ловить таковых «пружками» и сохранять живыми в плетеных сапетках или корзинах ко дню приезда Его Императорского Высочества Главнокомандующего Кавказскою армиею» (7).

Занимались жители также и хлебопашеством, как это видно из следующего приговора, постановленного в 1867 г.

«Так как вся местность в юрте станицы изобилует кроме леса, еще мелким кустарником, почему сплошной распашки производить невозможно, и чтобы не было по всему юрту раздробительной распашки, назначаем следующие места: 1) ниже станицы, от моста через балку Камлюк, по левую сторону дороги, ведущей к посту Кончукохабльскому до р. Курго; 2) по той же дороге от р. Курго до казенного леса по-над р. Пшиш; 3) по балке р. Данжи; и 4) по обе сто-роны дороги, ведущей к ст. Бжедуховской до поста Тетерьхабльского, находившегося между Габукаевской и Бжедуховской станицами, а остальное все пространство должно быть свободно от распашки для сенокосов и пастьбы скота».

Кроме хлебопашества, жители занимались вывозкою в ст. Усть-Лабинскую и г. Екатеринодар леса, угля, кислиц и груш. В зимнее время женщины занимались выделкою холста для своих потребностей. По собранным сведениям, в 1868 г. в станице приготовлено было холста 8720 аршин.

При разрешении разных жалоб между жителями станицы, дохо-дившими в полковое правление как высшую инстанцию, интересны некоторые, характеризующие нравы и понятия тех времен.

Жена войскового старшины Беляевского подала заявление в станичное правление о том, что сыновья урядника Гаркуши из ружья, вместо дикой, подстрелили принадлежавшую ей свинью, за которую просила взыскать с виновных 80 руб., по следующим соображениям: «а как свинья эта происходила родом из заводских свиней и рожала в каждый год три раза по 15 поросят, а иногда и более, стоющих, по крайней мере по рублю, да за свинью 35 р., а всего 80 р. серебром».

По жалобе жены казака Марьи Бурой на мужа своего за истязание, командир полка нашел, что муж Бурой совершенно не прав: «ибо делать истязание жене за то, что она, по легкомыслию, хотела отрезать с головы мужа клок волос, он не имел права, а потому предписывал станичному правлению в исполнение следующее: с казака Бурого взять подписку в том, что он впредь не будет самоправно изнурять истязаниями и побоями жену свою Марью, последнюю же отправить к священнику, которого просить оказать ей надлежащее наставление в отношении супружеской обязанности».

В 1868 г. станица Габукаевская, в отличие от аула Габукаевского, преименована в станицу Рязанскую, названную в честь Рязанского полка, одержавшего первым победу над горцами.

Физические условия места

Общий характер и свойства местности. Станица Рязанская, Екатеринодарского отдела, того же полкового округа, Екатерино-дарского по воинской повинности присутствия, 16-го благочинического округа, 1-го Екатеринодарского следственного участка, 4-го судебно-мирового округа, 1-го акцизного округа, находится на берегу р. Курго, представляющей в летнее время сухую балку, выходящую в р. Пшиш, под 45°57’ северной широты и 57°15’ восточной долготы, находится от областного города Екатеринодара в 53 верстах и от г. Майкопа в 65 верстах. Под станицу и огороды, по формальному межеванию, выделено 85 дес. 2040 кв. саж. Юрт станицы формально обмежеван 22 мая 1893 г., на основании Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета 21-го и положения 26 апреля 1869 г., по числу 626 душ мужского пола населения станицы за 1870 г., полагая по 20 дес. на каждую душу, в общинное владение наделено 13339 дес. 180 кв. саж., из коих удобной 12720 дес. и неудобной 610 дес. 1800 кв. с. В числе удобной состоит: отведенной для приходской церкви 200 дес., под степью 2757 дес. 1100 кв. с., под пашней 2965 дес. 1240 к. с., под лугом 46 дес. 270 к. с., лесом 4718 дес. 850 кв. с., кустарником 1892 дес. 1450 кв. саж. и выгоном 254 дес. 250 кв. саж. В настоящее время это соотношение земель изменилось в сторону увеличения площади пахотной земли и уменьшения соответственно земли, находившейся под лесом и кустарником (хмеречей), так как в последнее время, вследствие развития табаководства, земли, покрытые кустарником, постепенно превращаются в пахотные поля. Неудобной земли находится под болотами – 98 дес. 1600 кв. с., песком – 54 дес. 1550 к. с., церковью и кладбищем 1900 кв. с., под половиной р. Белой, Пшиш, под р. Данжею, под прудами и ручьями 394 дес. 1450 кв. саж., под дорогами 62 дес. 100 кв. с.

Границы юрта составляют: с юго-запада – земли общинного владения аула Габукаевского, с запада участки земли сотника Антона Фокина, Есаула Митрофана Еременко, участки охотников переселенцев ст. Рязанской, вдовы войскового старшины Фокина, есаула Иванова, с северо-запада – участки генерал-майора Лещенко; с севера – участки свободной казенной земли, земля общинного владения аула Адамиевского, генерал-майора Лещенко, подполковника Дробышева, узденя Магомет Азаматова; с северо-востока – земля общинного владения аула Бгуашехабльского, участков султана Инам.

Казаки ст. Рязанской Никита Жук, Савва Городецкий и Михаил Потапов. 1904 г.
Фото из книги Г. А. Морозина «История земли Белореченской»

Чирт Аслан-Гирея Иванукова, участок казенной земли, находящейся во владении купца Ивана Богарсукова, майора Георгия Улагая, генерал-лейтенанта Суслова; с востока – участки коллежского регистратора Гуртового, коллежского советника Агамалова, воеводы Лазаря Влаховича, земля общинного владения аула Бжедуховского; с юго-запада – участки есаула Беляевского, земля дачи ст. Бжедуховской и участок войскового старшины Гливенко. Посредине юрта находится р. Данжа, представляющая впадину, наполняющуюся водой во время дождей. Поселения, соседние Рязанской: на с.-з. Старокорсунская, в расстоянии 26 верст, в.-с.-в. селение Бжедуховское 14 ½ вер., ю.-ю.-з. селение Габукай 3 вер. Сдается и получается корреспонденция в ст. Усть-Лабинской. Для сообщения чрез р. Кубань в ст. Старокорсунскую Казаки ст. Рязанской Никита Жук, Савва Городецкий и Михаил Потапов. 1904 г. Фото из книги Г. А. Морозина «История земли Белореченской» имеется частная паромная переправа. Если же паромная переправа через Кубань на Корсунскую не действует, как это имело место в июне 1899 г., по случаю разрыва каната, то жители из ст. Рязанской едут в гор. Екатеринодар, направляясь на ст. Васюринскую, для сообщения с которой через Кубань имеется понтонный мост. Но путь через Васюринскую на Екатеринодар значительно длиннее, чем через Корсунскую. Имеется еще другой путь из ст. Рязанской в город. Екатеринодар – это через аул. Габукаевский, по направлению к аулу Козет, от которого через Кубань находится частная переправа. На пути от ст. Рязанской на сел. Филипповское имеется паромная переправа через р. Белую.

Дорога до ст. Старокорсунской (главная почтовая) проходит: по правой возвышенной стороне балки Курго, через гать в балке, далее по левому берегу Курго, затем по долине р. Пшиша, часто заливаемой водою. Дорога эта осенью, весною и во время летних разливов р. Кубани и Пшиша бывает трудно проездная; а иногда сообщение по ней совершенно прекращается. Дорога на населенные места, находящиеся по правую сторону р. Белой, также неудовлетворительна и во время половодья чрез р. Белую прекращается, так что за корреспонденцией, получаемой в ст. Усть-Лабинской, не ездят по нескольку дней. Проселочная дорога на селение Филипповское, находящееся в 12 верстах от ст. Рязанской, проходит через р. Данжу, которую проезжают вброд; далее дорога идет через юрт ст. Бжедуховской до р. Белой, чрез которую имеется паромная переправа. Местность в этом направлении покрыта мелким кустарником и возле р. Белой имеется еще остаток когда-то богатого леса. Проселочная дорога на селение Белое, находящееся в 15 верстах от ст. Рязанской, проходит через юрт ст. Рязанской до р. Белой, через которую в этом месте также имеется паромная переправа, содержимая частным лицом; левый берег р. Белой крутой. Ежегодно, во время летних разливов, река эта своим течением отрезает часть юрта ст. Рязанской. За короткое время р. Белая от юрта названной станицы отрезала более десятины земли. Если жители не сделают искусственных заграждений, то из юрта их ежегодно р. Белая будет отрезать юртовую землю.

Состав населения. В настоящее время, по семейным спискам станицы за 1901 г., считается 446 семейств (8), которые составляют население в 1408 душ муж. пола и 1438 душ женского пола, а всего 2846 душ обоего пола. Невойскового сословия, имеющих оседлость в станице, числится 405 семейств, составляющих 1299 душ муж. пола и 1203 души жен. пола, а всего 2502 души обоего пола; не имеющих оседлости 123 семейства, составляющих 423 души муж. пола и 386 душ жен. пола, а всего 809 душ обоего пола; всего же неказачьего сословия 1722 души муж. пола и 1589 душ женского пола. Всего жителей в станице – 6157 душ обоего пола, всех дворов или отдельных хозяйств – 896, из которых 453 принадлежат казакам, 443 иногородцам. На каждый казачий двор приходится, средним числом, 6 душ жителей, а на каждый двор иногородца, средним числом, 5 душ обоего пола. В казачьем населении женское население превышает мужское на 30 душ, что составит 2, 1%, а в неказачьем мужское превышает на 133 души, что составит 8, 3%.

Посторонние обыватели станицы распределяются по сословиям следующим образом:

В рабочем возрасте, следовательно, приходится: мужчин (от 17 до 60 л.) 347 душ, или 24, 6%; в полурабочем возрасте (от 14 до 17 л.) 139 душ, или 9, 9%; в нерабочем возрасте (все остальные) 822 души, или 65, 5%.

Число рождений. В 1901 г. число рождений было: войскового сословия 154, других сословий 220, всех 374. Следовательно, 1 родившийся войскового сословия приходится на 18 душ населения казачьего, что составит 55 родившихся на 1000, или 5, 5%; в невойсковом сословии 1 родившийся приходится на 15 душ населения, что составит 66 родившихся на 1000, или 6, 6%. Таким образом, рождаемость в невойсковом сословии превышает войсковое на 1, 1%; объясняется это явление тем обстоятельством, что в войсковом сословии много женатых мужчин отвлекается в сторону военной службой.

Смертность. В 1901 г. в станице умерло: войскового сословия 65 душ, других сословий 115 душ, а всего 180 душ, следовательно, 1 умерший приходится в станице на 44 души войскового сословия, что составит 23 души на 1000, или 2, 3%; в невойсковом сословии 1 умерший приходится на 20 душ населения, что составит 50 душ на 1000, или 5%. Таким образом, смертность невойскового сословия в станице превышает войсковое на 2, 7%, что, вероятно, находится в зависимости от худшего экономического положения населения невойскового сословия, которое, не имея собственной земли, а многие и своей оседлости, несомненно, терпит и нужду и находится в худших гигиенических условиях.

Естественный прирост населения. Из сопоставления числа рождений и смертности видно, что в станице Рязанской рождаемость превышает смертность: в войсковом сословии на – 89 душ, в невойсковом – на 105 душ. Таким образом, ежегодный естественный прирост населения войскового сословия составит 3, 1% и невойскового – столько же.

Из приложенной в конце статьи таблицы под # 1 о числе родившихся в станице Рязанской за 20 лет, с. 1879 по 1899 год, видно, что из числа 1224 душ м.п. войскового сословия умерло 529 душ. Среднее годовое число рождений составляет, таким образом, 61; средняя годовая смертность составляет 26. Из сопоставления числа рождений и смертности видно, что рождаемость превышает смертность за 20 лет на 695 душ.

Браки. Число браков в 1901 г. составляло 55 пар; следовательно, 1 брак приходится, средним числом, на 112 душ населения, что составит почти 0, 9% браков на 100.

Состав жителей по вероисповеданиям и национальностям. Кроме 50 душ м. п. и 35 душ ж. п. армяно-григорианского, все остальное население станицы состоит из православных. Сектантов, по официальным сведениям, вовсе не оказывается. По национальности, за исключением 85 душ армян, все остальное население русское, которое состоит из малороссов и великороссов. При поселении в ст. Рязанской, малороссы относились враждебно к «москалям»-великороссам и в брак с последними вступать считалось предосудительным. Теперь этой враждебности малороссов к великороссам в станице не замечается.

Грамотность. В населении станицы грамотных насчитывается 198 душ м.п. и 25 ж. п. войскового сословия, а всего 223 души. Один грамотный приходится на 7 душ войскового сословия, что составит 14%, и одна грамотная приходится на 57 душ ж. п., или 1, 7%, невойскового сословия грамотных насчитывается 125 душ м. п. и 13 душ ж. п., а всего 138 душ. Один грамотный приходится на 14 душ м. п., что составит 7% и одна грамотная приходится на 122 души ж. п., что составит 0, 8%. Таким образом, число грамотных среди казачьего сословия превышает вдвое иногороднее население. Это явление объясняется тем, что казачье население содержит в станице школу на свои средства, и прием в нее иногородних воспрещен. Число учащихся в станичных школах в 1901 г. было 117 м. п. и 40 ж. п., а всего 163 об. п. Всего же школьного возраста детей в 1901 г. насчитывалось 750 душ обоего пола. Таким образом, число учащихся составляет 22% всех детей школьного возраста. Станичная школа помещается в общественном здании, построенном по нормальному плану, с квартирой для учащихся. Имеется также церковно-приходская школа. На содержание общественных училищ станичное общество в 1901 г. израсходовало 1150 руб., что составит 13, 4% всех расходов по станице. Училищное здание обошлось обществу в 4149 руб. В станичном училище заведующая получает жалованья 300 руб., имеет квартиру при училище, отопление и освещение получает натурой и на прислугу 46 руб.; помощница получает 250 руб. и остальное, как заведующая. Законоучитель получает в год 90 руб. Почетный блюститель училища – Е.И. Черепов.

Почва. Почва юрта представляет суглинистый чернозем, пока не требующий удобрения.

Климат. Станица находится под 40°57’ с. широты и 57°15’ в. долготы; расположена она на правой возвышенной стороне балки Курго, выходящей с северной стороны в р. Пшиш. Средняя температура в ст. Рязанской не отличается от таковой соседних станиц, хотя резкость зимних холодных ветров несколько умаляется благодаря защите лесов. Зимы в большинстве умеренные, но иногда бывают суровые, бесснежные, с сильными ветрами и жестокими морозами, от которых вымерзают посевы. Весна благоприятная, но часто сырая. Обилие влаги способствует вымоканию хлебов на низких местах; иногда же весенние морозы бывают столь сильны, что задерживают рост хлебов, и последние, запоздав налиться и созреть, выходят с захватом от летних засух. В конце августа бывают резкие колебания температуры, и дневные жары часто сменяются очень холодными ночами. Преобладающие ветры северо-восточные и западные; причем зимою ветряных дней бывает более, чем летом. Туманы более всего бывают в октябре, когда бывают и наибольшие росы. Наиболее сухие дни бывают в июле, и июльские засухи препятствуют развитию садоводства и пчеловодства. Самый ранний мороз в 1900 году был во второй половине сентября и самый поздний – 15 апреля.

Прежде, когда в юрте было более лесов и заросших сорными травами и болотными растениями низин, климат был влажнее и урожаи были лучше, чему к тому же способствовало малое истощение земель. Но зато тогда сильно свирепствовали лихорадки. Ныне, с истреблением лесов, засухи стали чаще, урожаи плохи, но зато лихорадочные болезни значительно ослабели.

Хозяйство и средства к жизни

Скотоводство. Всего скота у казачьего населения насчитывается 7, 278 голов (9), а именно:

Цифры эти указывают только на общее состояние скотоводства в станице и на то количество, которое приходится в ней на среднюю семью. Но эти сведения не дают еще понятия о действительном распределении скота между отдельными станичными хозяйствами. На самом деле, распределение рабочего скота по семьям выражается в следующих цифрах.

Таким образом, по отношению к 447 хозяйствам простого казачьего населения станицы, 19 семейств (4%) с избытком обеспечены скотом – пашут в два плуга; 33 семейства (7, 3%) вполне обеспечены скотом, т. е. имеют полный самостоятельный плуг (по 4 и по 5 пар волов, или же достаточное количество для полного плуга лошадей); 63 хозяйства (14%), имеющих по 3 пары волов, также ближе подходят к обеспеченным. Таким образом, 114 казачьих семейств (25%) можно причислить к числу зажиточного населения станицы; 248 хозяйств (55%) могут прокормить себя, только вступая между собою в складчину, «спрягаются» для возделывания своих полей; 28 хозяйств (6, 2%) не имеют вовсе рабочего скота и нанимаются к более зажиточным, а свои земельные паи отдают в аренду.

Так как, кроме рабочего скота, большую роль в хозяйствах казаков играет гулевой скот и овцы, то не лишнее будет охарактеризовать казачьи хозяйства и с этой стороны. Вот каким образом распределяется гулевой скот по отдельным хозяйствам.

В 278 хозяйствах число гулевого скота простирается от 1 до 10 штук, 112 хозяйств вовсе не имеют гулевого скота.

Затем распределение овец по отдельным хозяйствам выражается в следующих цифрах.

В 48 хозяйствах число овец доходит от 1 до 10 голов, а в 339 хозяйствах овец вовсе не имеется.

Хлебопашество. В последнее время, когда строевой лес почти истреблен, хлебопашество составляет главное занятие жителей. Благодаря табаководству, под которое отдается юртовая земля, покрытая мелким кустарником, с условием «выкорчевки», с каждым годом площадь распахиваемой земли увеличивается все больше и больше.

Так как размер запашек находится в прямой зависимости от количества рабочих волов и лошадей, то нижеследующая таблица дает приблизительно верное распределение засеянного и полученного хлеба между отдельными хозяйствами.

Таким образом, 19 хозяйств (4, 2%) первой категории засеяли 219 четв. озимого хлеба, ярового 10 чет. 8 мер, ржи 28 чт., овса 9 чт., проса 2 чт., ячменя 6 чт. и кукурузы 1½ чт. и получили 1817 чт. озимого хлеба, ярового 28 чт., ржи (жита) 223 чт., овса 33 чт., проса 115 чт., ячменя 25 чт. и кукурузы 115 чт. Исключив из собранного хлеба то, что должно быть истрачено на посев и на годовой прокорм всех 19 семейств, составляющих 185 душ обоего пола, полагая на душу по 2 четверти, остается свободного хлеба 1227 чт. озимого, 17 чт. ярового, 194 чт. ржи (жита), 22 чт. овса, 113 чт. проса, 18 чт. ячменя и 112 чт. кукурузы, а всего 1703 чт., что составит на каждую семью 89, 6 чт. Продав этот свободный хлеб, средним числом, по 6 руб. за четверть, семья получит валового дохода 537 руб.

У лиц первой категории находилось земледельческих орудий: плугов немецких 33 штуки, что составит 10% всех плугов, имеющихся у казаков, веялки имеются только у 10 хозяев, сортировки у двух хозяев, у одного имеется косилка и у одного паровая молотилка.

33 хозяйства (7, 3%) 2-й категории засеяли разного рода хлебов 355 чт. и получили 2645 чт., из них:

У 33 хозяев второй категории имелось земледельческих орудий: 36 немецких плугов, что составит 11% всех плугов, принадлежащих коренным жителям; веялки имеются только у 5 хозяев.

63 хозяйства 3-й категории (14%) засеяли всего 478 чт. разного хлеба и получили 3980 чт., из них:

У 63 хозяйств третьей категории имелось земледельческих орудий: немецких плугов 65, что составит 20% всех плугов, имеющихся у коренных жителей; веялки имеются только у 4 хозяйств.

248 хозяйств 4-й категории (55%) засеяли всего 912 чт. и получили 6676 чт., из них:

У 248 семейств 4-й категории имелось земледельческих орудий: немецких плугов 190, что составит 59% всех плугов, имеющихся у жителей; веялки имеются только у 10 хозяйств и сортировки у 1 хозяина.

28 хозяйств 5-й категории (6, 2%), которые не имеют рабочего скота и обрабатывают землю наемным скотом, засеяли 54 четверти хлеба и собрали 352 чет., из них:

У 28 семейств 5-й категории имеется земледельческих орудий: 1 немецкий плуг и 1 веялка.

Из 56 домохозяев (12, 52%), не занимающихся хлебопашеством, поденными работами существует 51 домохозяин; один содержит паромную переправу, один занимается портняжеством, один живет арендой с участка, двое существуют доходами с паровых молотилок и паровых мельниц, коих у каждого по одной.

Таким образом, в 1899 г. казачьим населением в станице на посев истрачено: 1754 чт. озимой пшеницы, 50 чт. яровой, 173 чт. жита (ржи), 50 чт. овса, 12 чт. проса, 32 чт. ячменя и 14 чт. кукурузы; собрано 12915 чт. озимой пшеницы, 140 чт. яровой пшеницы, 1043 чт. жита (ржи), 165 чт. овса, 643 чт. проса, 127 чт. ячменя и 973 чт. кукурузы. Средний урожай вышел: озимый хлеб уродился сам 7, яровой – сам 3, жито (рожь) – сам 6, овес – сам 3, просо – сам 55, ячмень – сам 4, кукуруза – сам 73.

Кроме означенных хлебов жители сеют в незначительном размере коноплю и гречиху. Из огородных растений культивируются: картофель, капуста, бураки, лук, тыквы («гарбузы»), а на бахчах – арбузы («кавуны»), дыни и огурцы.

Преимуществом в посевах пользуется озимая пшеница, посев которой составляет 84% всех посевов.

Всего у казачьего населения имеется 322 немецких плуга, 85 веялок, 3 сортировки, 1 косилка и 3 паровые молотилки.

Хозяйство и средства к жизни у лиц невойскового сословия

Скотоводство. Всего скота у лиц невойскового сословия, имеющего оседлость, насчитывается 2154 головы, а именно:

В общем, каждая семья казачьего сословия обеспечена скотом лучше: приходится на семью по 15 голов, а на каждую семью иногородцев приходится по 5 голов. Но зато количество рабочих лошадей у иногородних преобладает, так как они производят распашку земли преимущественно лошадьми, а казаки, главным образом, распахивают волами.

Из 431 домохозяина лиц невойскового сословия занимается хлебопашеством 225 семейств (52%), главным образом на арендуемых владельческих участках. Засеяно ими: озимой пшеницы 845 чт., яровой 75 чт., жита (ржи) 50 чт., овса 10 чт., проса 2 чт., ячменя 10 чт. и кукурузы 10 чт. Собрано: озимой пшеницы 5922 чт., яровой 275 чт., жита (ржи) 496 чт., овса 38 чт., проса 79 чт., ячменя 76 чт. и кукурузы 262 чт. Средний урожай вышел: озимой пшеницы – сам 7, яровой – сам 4, жита – сам 10, овса – сам 4, проса – сам 40, ячменя – сам 7 и кукурузы – сам 26.

Всего у иногородних, имеющих оседлость, имеется земледельческих орудий: 1 паровая молотилка, 7 конных молотилок, 1 жатка, 2 сеялки, 2 просорушки, 1 куколеотборник, 27 веялок.

225 семейств, занимающихся хлебопашеством, засеяли разного рода хлебов 1002 чт. и собрали 7148 чт. Из них:

Всего иногородних, имеющих оседлость, но не занимающихся хлебопашеством, – 206 семейств, из коих: 105 семейств занимаются поденными работами, 15 табаководством, 24 плотничеством, 3 кузнечным ремеслом, 1 садоводством, 2 столярным ремеслом, 11 выделкою колес, 1 мануфактурною торговлею, 7 мелочною торго-влею, 4 развозною торговлею, 10 сапожным мастерством, 2 выделкою кирпича, 1 пильщик, 2 кровельщика, 1 просвирня, 1 шорник, 2 печника, 2 кожевника, 1 механик, 1 фельдшер, 1 портной и 3 огородника.

Из 143 семейств иногородних, не имеющих оседлости, хлебопашеством занимаются 12 семейств (8%). Засеяно ими озимой пшеницы и других хлебов – 29 чт., а собрано 141 чт. Из них:

Истрачено на посев ………………………………… 19 чт.

На годовой прокорм 12 семейств, или на 72 души 144 чт.

Таким образом, оказывается, что собранного хлеба недостаточно для прокормления, и эти 12 семейств должны прикупить хлеба для своего прокормления. Из остальных 131 семейства иногородних, не имеющих оседлости, занимаются: 81 поденными работами, 21 плотничным ремеслом, 4 мелочною торговлею, 5 столярным мастерством, 8 сапожников, 3 колесника, 2 кузнеца, 2 бондаря, 1 выделкою кирпича, 3 кровельщика, 2 станичных писаря, 1 священник, 1 ямщик, 4 мануфактурной торговлей, 2 развозной торговлей, 1 фельдшер, 1 пастух, 1 – паровой молотилкой.

Как видно из приведенных данных, хлебопашество составляет главное занятие жителей станицы коренного населения и иногородних, имеющих оседлость, вследствие чего количество распахиваемой земли с каждым годом увеличивается. В общем обработка десятины земли обходится в 30 рублей: вспахать и заволочить десятину 7 руб., уборка десятины 10 руб., молотьба 6 руб., и семян от 7 до 8 мер на десятину. В 1899 г. на десятине накашивалось по 12 копен хлеба, а из копны озимого хлеба получалось по 5 мер пшеницы, следовательно, получено было с десятины по 60 мер, что составит 6½ чт. Если четверть озимого хлеба была продана, средним числом, по 7 руб., то чистого дохода с десятины было получено рублей 15. Хлеб обмолачивается в большинстве паровыми молотилками, коих в юрте имелось в 1899 г. 5 и, кроме того, 7 конных молотилок. Условия при молотьбе на паровых молотилках следующие: владелец машины имеет от себя машиниста, смазчика, кочегара, трех или четырех зубарей; все же остальные рабочие и волы или рабочие лошади с вожатыми – от хозяина хлеба. Если машина шестисильная, то требуется при машине не менее 18 человек, чтобы не было остановки в работе; машина десятисильная требует до 25 рабочих; причем за молотьбу, при таких условиях, владелец машины берет в свою пользу пятнадцатую меру, что составит с десятины 4, 5 и 6 мер, смотря по степени урожая. Если хозяину нужно перемолотить 100 копен хлеба, то он должен поставить от себя к машине 10 рабочих и две пары волов: одна пара для подвозки воды, а другая для уборки из-под машины соломы. При таких условиях 100 копен можно перемолотить в течение полудня. Полагая, что копна даст 6 мер, получится из 100 копен 600 мер, из коих в пользу владельца машины должно поступить 40 мер, т. е. 1/15 часть. Полагая каждому рабочему по 1 рублю в день, 10 рабочим придется заплатить за полдня – 5 руб., 2 пары волов с вожаком будут стоить за полдня 2 руб. Таким образом, 100 коп. при молотьбе на паровой молотилке потребуют расходу более 40 рублей.

В 1901 г. общество ст. Рязанской имело общественной запашки 20 дес.; собрано 40 чт. на 200 руб. Яровые хлеба были плохие: на десятине скошено было по 12 коп. хлеба, а каждая копна дала по 6 мер зерна. Вследствие того, что хлеба созрели одновременно, рабочие были крайне дороги: косарю платили от 2 до 2 руб. 50 коп. в день.

В 1901 г. было скошено 21468 копен сена. Полагая в копне по 5 пуд., получилось 107 340 пуд. сена.

Табаководство. Табаководством занимаются главным образом греки. Из коренных жителей имеет табачную плантацию только один домохозяин в размере 1 десятины, которая в 1901 г. дала 60 пудов табаку. Иногородних, занимающихся табаководством, 11 домохозяев, которые имели посаженного табаку 111 дес., с коих было собрано 6630 пудов табаку. Греки под плантации арендуют у жителей юртовую землю, покрытую кустарником, ценою от 6 до 10 рублей за десятину. Выкорчевка десятины земли обходится от 50 до 120 рублей, смотря по трудности корчевки. Перепахивают выкорчеванную землю под табак два раза; заборонить и порезать землю на гряды обходится до 15 руб., посадка табачной рассады десятина обходится от 50 до 100 руб., смотря от состояния погоды: при засухе, когда нужно доставлять воду для поливки табаку, посадка табаку обходится значительно дороже, чем во время дождей. Полка и обработка десятины табаку обходится от 400 до 600 руб. Десятина дает от 70 до 100 пуд. табаку. После табаку сеют обыкновенно хлеб под рожь, а затем садят на той же земле опять табак. Качество собираемого табаку находится в зависимости от погоды во время ломки и сушки.

Садоводство. На садоводство жители в последнее время стали обращать больше внимания, благодаря тому, что почва и климат благоприятствуют развитию этой отрасли хозяйства. Число садов в станице 10, общею площадью в 4 десятины; кроме того имеются виноградники у 4 хозяев, площадью также в 4 десятины. В 1901 г. жителями собрано: 300 пуд. фруктов, 156 пуд. ягод и 350 пудов винограда. Некоторые хозяева приготовляют вино для собственного потребления. Продано в 1901 г. фруктов и винограду на 720 руб.

Огородничество и бахчеводство. В 1901 г. жителями посеяно 1974 чт. картофеля и собрано 3960 чт., под бахчами было 103 дес., причем с каждой десятины собрано 12 возов бахчей.

Пчеловодство. У коренных жителей имеется 1330 колодок пчел, а у иногородных 160 колодок. В 1899 г., по случаю большой засухи, не хватило собранного меду даже на прокормление пчел.

Ремесла. Общее количество занимающихся в станице ремеслами выражается в следующей таблице:

Кроме того, в станице имеется: 1 кирпичный завод, 3 маслобойни, из коих 2 принадлежат лицам казачьего сословия, 2 паровые мельницы, принадлежащие лицам войскового сословия, 4 водяные мельницы, из коих 3 принадлежат коренным жителям.

Торговля. Торгуют по промысловым свидетельствам, главным образом, иногородние. Из коренных жителей мелочной торговлей занимается только 1. У иногородних же: 4 мануфактурные лавки, 2 занимаются развозной торговлей, 7 – мелочной. В журнале о поверке торговых и промышленных предприятий и личных промысловых занятий за 1899 г. сумма торговых оборотов по ст. Рязанской показана в 32, 060 руб.

Повинности

Воинская повинность (10).

Каждый казак, достигши 19-летнего возраста, приводится к присяге и зачисляется в младший возраст приготовительного разряда. Таким образом, малолеток, родившийся, например, в 1879 г., с. 1 января 1898 г. приводится к присяге и зачисляется в младший возраст приготовительного разряда, в каковом состоит 3 года. По истечении трех лет, каждый малолеток перечисляется в строевой состав четырех младших возрастов; через четыре года он перечисляется во вторую очередь соответствующих частей, где пребывает в течение 5 лет. Через пять лет он перечисляется в 3-ю очередь соответствующей части, где пребывает 3 года. Затем из 3-й очереди он перечисляется в запасный разряд в число отставных первых 10 возрастов ополчения для конных и пеших частей; через 10 лет он перечисляется в число отставных, не подлежащих призыву в ополчение. В общем, каждый казак обязан службой в течение 30 лет: 3 года в приготовительном разряде, 4 года в строевом, 5 лет во 2-й очереди соответствующих частей, 3 года в 3-й очереди соответствующих частей, 5 лет в запасном разряде, 10 лет в числе отставных первых 10 возрастов ополчения.

В 1901 г. в служебном возрасте, от 20 до 35 лет, по списку военного, состояло.

Из этого списка лиц служилого возраста видно, что, по отношению к общему числу муж. казачьего населения станицы (исключая лиц офицерского звания), состоящие в строевой службе составляют (в мирное время) 3% и льготные – 18%; всего же исполняет воинскую повинность 21% мужского населения.

Денежные расходы по воинской повинности выражаются в Рязанской станице в следующих цифрах: 1) снаряжение 43 малолеток, поступивших в строй, считая, средним числом, по 200 руб. на пешего человека и 350 руб. на конного, составит 9900 руб.; 2) ремонт, обмун-дировка и др. расходы по службе обходятся строевому казаку, средним числом, по 10 руб. в год; поэтому 43 строевых казака истратят по службе ежегодно по 430 руб.; 3) льготные казаки обязаны иметь строевых лошадей; на прокорм и ремонт амуниции каждый из них истратит до 30 руб. в год; поэтому 235 льготных казаков, если будут на лошадях, расходуют ежегодно по службе 7050 руб., и 4) казаки неслужилого разряда вносят ежегодно в войсковую казну по 15 руб., что составит, по числу 21 казака, 315 руб. Таким образом, все денежные расходы Рязанской станицы по воинской повинности в 1901 г. составляли 17695 руб. Что касается до натуральных расходов, соединенных с воинской повинностью, то: 1) строевая служба лишает население 3% его лучших производительных сил; 2) льготные казаки 1-го комплекта каждую весну проводят 1 месяц в лагере; 3) льготные казаки 2-го комплекта ежедневно назначаются к станичному правлению для сопровождения арестантов и возки бумаг.

Внутренние натуральные повинности составляют: 1) внутренняя служба и 2) земские повинности. Всех отбывающих земские повинности 135 человек, из коих 6 человек назначаются помощниками станичного атамана (3 помощника и 3 кандидата) и 24 – дежурными по станице. Остальные 105 человек составляют 5 участков, причем каждый участок в количестве 21 человека отбывает земские повинности понедельно. К земским же повинностям привлекаются и лица невойскового сословия, имеющие свою оседлость.

Общественные капиталы и запасы

Приход. В течение 1901 г. поступило на приход 6819 руб. 81 к., в том числе: от отдачи в аренду земель 4170 руб., посаженной платы 1161 руб. 78 к., от аренды мостов и переправы 50 руб., от общественной бани – 88 руб. 65 к., за выпас скота иногородних – 2 руб., платы за проезд на лошадях, с казаков к труду способных, – 266 руб., за вывоз леса 455 руб. 50 к. и друб.

Расходы. В течение 1901 г. израсходовано 8667 руб. 37 к., в том числе на содержание станичной администрации 1705 руб. (19%), содержание школ 1150 руб. (13%), содержание обывательских почтовых лошадей 770 руб. (9%), постройка и ремонт общественных зданий 1231 руб., снаряжение бедных казаков на службу 850 руб. (10%), на станичную аптеку 295 руб. и друг.

К 1 января 1902 г. состояло запасных капиталов 6427 руб., в том числе 3000 руб. в кредитных учреждениях, 1030 руб. налицо и в обо-ротах и долгах 2397 руб.

Продовольственный капитал. В хлебном общественном магазине на 1 января 1902 г. состояло 1196 чт. хлеба.

Общая характеристика

В 1863 г. в ст. Рязанской коренных жителей значилось 449 душ взрослых и 153 малолетних, а всего 602 души. К 1 января 1902 г. коренного населения состоит 2846 душ обоего пола. Таким образом, за 38 лет существования станицы коренное ее население увеличилось переселенцами и естественным приростом в 3, 7 раза. Благосостояние жителей в значительной степени возросло, благодаря занятию скотоводством и хлебопашеством, но зато почти истреблен лес, которого когда-то было в изобилии. С истреблением леса по берегам р. Данжи, последняя летом совершенно высыхает; между тем, раньше воды в ней было в таком изобилии, что ею пользовались под устройство мельниц.

В общем в течении жизни станичного общества, как и раньше было, замечается распущенность и развитие пьянства, а это в свою очередь ведет и к другим порокам, как это видно из следующих данных о числе подвергшихся судебному преследованию и осужденных в 1901 г.: за проступки против общественного благоустройства и благочиния привлечено войскового сословия 27 душ, других сословий – 11; за оскорбление чести, побои и насилие – войскового сословия 29, других сословий 3; за проступки против собственности частных лиц – войскового сословия 91, других сословий 34; за другие проступки – войскового сословия 45, других сословий 35. В общем число судившихся войскового сословия составляет 6, 7%, т. е. из 100 д. войскового сословия было судимых 7 душ, а других сословий 2, 5%. Данные эти говорят не в пользу коренных жителей станицы в нравственном отношении, хотя в экономическом отношении они обеспечены значительно лучше иногородних жителей. Таким образом, в данном случае не подтверждается теория, что число преступлений и проступков находится в зависимости от обеспеченности народонаселения в материальном отношении.

Песни, поющиеся в станице Рязанской

Малороссийские

# 1-й

А вчора була суботанька,
Сегодня ныдiлля…
Чего ж в тебэ, казаченьку,
Сорочка не бiла?
А чего ж вона буде бiла?
Вже сема ныдiлля –
Маты стара, сестра мала,
Тай нiкому праты.
Ой перебреду быстру рiчку,
Стану на пicочку,
Тай вынесу казаковi
Штаны и сорочку.
А котора штаны прала,
То та моя буде;
А котора рубашечку –
Пущу помиж люди.

# 2-й

Як у саду, так и в лiсi
Соловейко на орiсi;
А зозуля на калинi…
Десь мiй милый на в краинi;
На конычку произжае,
На сонечко поглядае:
Чы высоко сонце сходе?
Чому же мыла смутна ходе?
Выдно ii по лыченьку –
Що не спала всю нiченьку;
Выдно ii по бiлому –
Що журитця по мылому.

# 3-й

В мене батенько свiт
Завьязав мiнi вiк;
В мене мати зоря
Мене замiж вiддала.
В мене мати зоря
Мене замiж вiддала
У велыкую сiмью,
У чужую сторону.
Що велыкая сiмья,
Як обiдат сiда,
Та мене молоду
Посыла по воду.
Iды, iды по воду,
Бо не нашого роду…
Я по воду iду, –
Успiваюся,
А з водою iду –
Утераюся,
Утераюся
Шытым бiлым рукавом;
Пiд сiнечки пiдiйду,
Тай послухаю,
Тай послухаю,
Що у хатi гомонят.
Маты сына науча:
Ой ты, сыночку мiй,
Ой ты, сыночку мiй,
Ты, дытына моя!
Чом ты жiнку не бьешь?
Чом, суку, не лаешь?
На що ж мiнi ii быть…
Мiнi треба з нею жить.

# 4-й

На городи будяк –
Полюбив мене дьяк, –
Купив мене черевычки,
Закаблучки рыплят.
Закаблучки рыплят,
Переборочки гнутця,
А з-за мене молодоi.
Три козакы бьютця.
Вы не быйтеся, вы не лайтеся,
А зо мною молодою женыхайтеся;
Вы не бiйте мене, вы не лайте мене…
Колы я вам доскучила – вы отдайте мене.
Колы я вам докучила, Так отдайте за кучера;
Колы ж я вам допекла,
Так отдайте за Петра.

Линейские


# 5-й

Прощай, страна моя родная!
Прощайте, верные друзья!
Благослови, мать моя родная!
На смерть, быть может, иду я.
Быть может, меткая винтовка
Из-за куста меня сразит,
И налетит отважный черкес ловкий,
Черкес мой череп раздвоит.
И криком воздух оглашая,
На тело птицы налетят…
Свершится тризна роковая –
Лишь кости голые лежат.
Лежат… над ними ветр бушует,
Гнездится в черепе змея –
Это дух мой, будто, чует,
Вещает сердце вечно мне.
И кровь, согретая любовью
К родным и искренним друзьям,
Польется алою рекою
И задымится к небесам.

# 6-й

Что ты, сунженец, не весел,
Беззаботный сорванец;
Что ты буйную повесил,
Или пуст твой гаманец?
Иль сердечная кручина
Завелася у тебя?
Иль изменница-дивчина
В час условный не пришла?
Иль коня своего лишился
В прошлом жаровом бою?
Или с братом распростился
В басурмансковом краю?
Это горе нам не горе,
Не привыкли мы так жить…
Что по ветренной девчонке
Сокрушаться и тужить.
И потеря близких кровных
Так не тронула бы нас:
В жарких схватках кровожадных
Мы теряли их не раз. С смертью мы давно сроднились –
Шли на верную не раз…
Пули, шашки и кинжалы
Были шуткою для нас.

# 7-й

Поехал казак на чужбину далеко
На добром коне вороном –
Свою он отчизну на веки покинул,
Ему не вернуться в отеческий дом.
Напрасно казачка его моладая
И утро, и вечер на север глядит…
Все ждет, поджидает с далекого края,
Когда ее милый казак прилетит.
Далеко отсюда, где вьются мятели,
И сильные морозы трещат;
Где сдвинулись дружно и сосны и ели –
Казачьи кости лежат.
Казак, умирая, просил и молил,
Чтобы насыпать курган в головах, –
Пускай на кургане калина родная
Красуется в ярких цветах.
Пусть вольная пташка, садясь на калину,
Порой прощебечет о мне:
Что жил-то казак на чужбине
И помнил о милой стране.

# 8-й

Пыль клубится на дороге,
Слышны выстрелы порой:
Из набега удалого Едут сунженцы домой.
Много плену и добычи
Ими взято у врагов,
Их вождем был славный воин,
Генерал-майор Слепцов.
Жены, старцы и девицы –
Все навстречу им идут…
Вот они уж близ станицы
Едут, скачут и поют…
Градом сыплются вопросы
Из толпы со всех сторон:
«Жив ли муж мой, иль сыночек,
Жив ли братец мой родной?»
Все казачки веселятся
И спешат под кров родной:
Среди милого семейства
Встретить радость и покой. Лишь один казак невесел;
Он есть круглый сирота,
И чело его туманит
Грусть и горькая тоска.
Жив ли он – никто не спросит:
Милых сердцу нет ему;
Жив ли он – никто не встретит:
Он не нужен никому.
Лучше б лег он в бранном поле
И не ехал бы домой:
Все равно его кончина
Не была бы оплакана слезой.

# 9-й

Ой во поле травушка горела,
Не травушка – белая ковылушка;
А кто будет травушку тушить?
Тушить будет травушку ветерок.
А ветер травушку не тушить,
Больше того по полю разносить.
Выходила красна девица,
Выносила в орешику водицы…
Сколько, сколько водицы?
Сколько в мово милова правдицы…
Нету, нету в орешке водицы –
Нету в мово милова правдицы.

# 10-й

Что-то в лесе затихло…
Только листушки шумят –
О нас с тобой люди говорят:
И про тебя, и про меня.
Что ты любишь меня?
Что ты ходишь до меня?
Когда любишь, так ходи,
А не любишь – наговору не роби.
Когда пройдет наговор,
То ты будешь парень мой;
Когда пройдет о нас славочка,
То станем мы парочка.

# 11-й

Сад мой, сад зеленый,
Рано цветет, а поздно осыпается;
Рано цветет, поздно осыпается…
Любил милый – сейчас спокидает;
Часто ходишь, а в гости не заходишь;
А хоть и заходишь – не долго гостюешь, Не долго гостюешь:
Усю ночку мною потоскуешь.
А как станет заря заниматься,
Станет милый домой собираться…
Прощай, милая, прощай, дорогая!
Есть у меня жена молодая.
Есть у меня жена молодая,
С которой я под венцом стоял,
С которой я под венцом стоял,
С которой я закон принимал.

# 12-й

О, заюшка, заюшка,
Бел горностаюшка!
Бел заюшка, бел заюшка,
Бел заюшка, горностаюшка!
Иде ты был,
Поздно вечером гулял?
А у тебя где привадушка есть?
Привадушка, привадушка,
Привадушка, камыш-травушка?
Камыш-трава, камыш-трава,
Камыш-трава, ключевая вода…
Ой младенький, ой младенький
Ой младенький, млад. Иванушка!
Иде ты был, поздно вечером гулял?
А у тебя где приветушка есть?
Приветушка, красная девушка…
Проводила добра молодца к себе.
Заставила часто в гостюшки ходить,
Заставила все гостинцы носить.

# 13-й

Ой березничек листоватый…
А кто же у нас неженатый?
Не женат у нас Иванушка,
Холост ходит Григорьевич…
Ему матушка говорила:
Иванушка, ты женися,
Григорьевич, сговорися!
На что мне младцу жениться?
Меня и так младца девки любят,
Молодушки восхваляют…
Не ходить было по торжечку,
По красненьком по рядочку,
Не купить было алых лентов,
Алых лентов с позументом;
Не дарить было красных девок.

П. О. Кириллов

Партнеры: