Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 1 (22) - 2006 год / Часть II. Наследие / Воронежская станица

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[Колонка редактора] [Архив номеров] [Редакция] [Форум] [Контакты]



Примечание редактора

Работа Д. В. Шахова, которую мы помещаем в разделе «Наследие», впервые была опубликована в I томе «Кубанского сборника» в 1883 г. и представляет собой статистико- этнографическое описание, выполненное по программе Е. Д. Фелицына. Увлеченность автора историей и культурой родного края, наблюдательность, колоритные зарисовки станичного быта, неравнодушное отношение к судьбе духовного наследия казачества делают его статью востребованной и в наши дни. Дмитрий Васильевич Шахов родился в 1855 г., сын «заштатного пономаря» ст. Старовеличковской, окончил Екатеринодарское духовное училище, обучался в Кавказской семинарии, но курса не окончил. С 1875 по 1880 г., и в 1881–1882 гг. служил учителем в Воронежском станичном училище, затем переведен в Екатеринодар, где служил учителем, а затем заведующим Екатеринодарским училищем. Неоднократно награждался за службу, имел медаль за «труды по переписи населения» в 1897 г. Был женат на дочери есаула Софье Мысник, имел двух дочерей и сына (ГАКК. Ф. 470. Оп. 2. Д. 7248. Сведения предоставлены Н. И. Бондарем)

Физические условия места

Общий характер и свойства местности. Станица Воронежская, 2-го участка, Екатеринодарского уезда, Кубанской области, лежит под 45° 12′ 31,99″ с. ш. и под 57° 14′ 6,52″ в. д. Юртовой надел ее равняется 30.000 дес., к которому своими юртами прилегают: с ю. за р. Кубанью закубанские земли, с офицерскими участками, с ю.-з. Васюринская станица, с з. Динская и Платнировская, с с. Кореновская и Малороссийская, а с в. Усть-Лабинская военная слободка и Усть-Лабинская станица. Расположена Воронежская ст. при р. Кубани; место под поселением ровное, сухое; грунт земли в станице чисто песчаный, почему во время дождей грязи большой здесь не бывает. Юртовой надел к в. имеет возвышенное очертание, в 3 вер. от станицы незначительно понижается, потом поднимается, в 6 вер. опять понижается (балка Кочковатая), далее поднимается и чрез версту, в 7 вер. от станицы, опять понижается (балка Мокрая); далее идет повышение и в 10 вер. от станицы опять балка довольно глубокая, как видно, след протекавшей реки с в. на з. – под названием Кочетей: воды в ней нет, но на границе межи Васюринской в Кочетях показывается вода, а в Васюринском юрте начинается настоящая речка, хотя и неглубокая. Здесь, близ межи, есть в Воронежском юрте немного воды и плохая «гребелька», след бывшей здесь мельницы и хорошей «гребли» под именем Широбоковой. Еще живы старики, помнящие, когда Кочети, полны были водою и эта мельница была одною из лучших водяных мельниц. Кочети получили такое название потому, что тут, как говорит народное предание, проходил знаменитый Суворов и кричал покочетиному. Далее опять замечается ровное возвышение и в 20 вер. от станицы протекает речка Кирпили, за которыми опять идет возвышение, в 30 затем вер. от станицы встречается новое значительное понижение, на расстоянии 1 ½ вер.; здесь протекает река Бейсуг, за которым местность постепенно возвышается. В 7 вер. от Бейсуга и в 37 вер. от станицы находится глубокая балка – Малеваная, далее опять идет повышение и в 3 вер. от Малеваной и в 40 от Воронежской станицы проходит глубочайшая сухая балка Журавка. Ею и оканчивается Воронежский юрт в этом направлении. На ю.-з., к станице Васюринской, юрт имеет постепенное ровное понижение, а на границе юрта сразу опускается, составляя здесь и границу между Линией и Черноморией. На берегу р. Кубани растет мелкий дубовый кустарник, а внизу на лугах, образуемых Кубанью, лоза-хворост, с огромными старыми вербами. Против станицы, внизу берега есть постоянно сочащиеся ключи, образующие болото, известное под именем Солончаков, в которых, благодаря беспечности жителей, немало гибнет ежегодно рогатого скота.

Почва. Под самой станицей вдоль Кубани к в. и ю.-з. До юртов Воронежского и Усть-Лабинского, на протяжении 14 вер. в длину и 7 в ширину, почва везде встречается песчаная, а остальная затем часть юрта представляет почву черноземную. Пахотный слой – не более четверти, подпочва – глинистая и песчаная.

Воды. Собственно станицу водою снабжает Кубань, протекающая с в. на ю.-з. Правые берега Кубани здесь высоки и обрывисты, быстрота течения равна 2 футам в секунду, глубина доходит до 9 саж., дно местами покрыто голышами, местами песчано и иловато; для судоходства Кубань удобна и среднюю ширину имеет около 100 саж. Кубань сильно разливается весною и в Июле – первый раз от дождей, а во второй от таяния снегов, причем сильно затопляет закубанские земли и луга, прилегающие к станице Воронежской. Вода в Кубани сладкая, мягкая и приятная на вкус; при сильных разливах она – мутная и грязная. В конце станицы, с северной ее стороны, находится гниющее болото, образовавшееся от дождей и скопления воды. Внизу станицы из-под кручи течет родник, из холодной и прозрачной воды которого образуется тут же, вблизи озерко с островом, переходящее местами в непроходимое болото. Воду жители употребляют частию из Кубани, а частию из колодцев, которых в станице три. Рогатый скот, лошадей и овец поят из Кубани и озера. Воды вообще для станицы достаточно, хотя доставать ее и трудно, благодаря высокому и крутому берегу Кубани. В 20 вер. от станицы протекает с в. на з. р. Кирпили в открытом русле с хорошею водою; дно этой речки песчано: здесь находятся хутора или поселок Праздничный. В 10 вер. от Кирпилей и 30 от станицы проходит с в. на з. р. Бейсуг, с песчаным и иловатым дном, открытыми берегами и также довольно сносною водою.

Климат. Весна начинается здесь довольно рано – с Марта, а иногда с Февраля. Первый снег выпадает во второй половине Ноября; бывают сильные морозы до 30о

R. Первая трава показывается из земли в конце Февраля и начале Марта; покос начинается в конце Мая или начале Июня; посев хлебов производится с Июля по Октябрь; плоды созревают с Июля; лист с деревьев начинает опадать в Августе; жары доходят до 40о

R., бывают страшные засухи; так, в настоящем году с Апреля до Июня не было совсем дождей и яровой хлеб почти весь пропал, исключая самого раннего посева. Осенью дожди идут с Сентября или Октября до половины Ноября; бывают сильные грозы; ветры дуют с разных сторон, преимущественно же два ветра: с северо-востока и югозапада; первый – сухой, холодный; последний – теплый, мокрый. Случаются страшные бури.

Исторические и археологические сведения

Ст. Воронежская основана в 1804 г. О прежних жителях этого места в населении не сохранилось никаких преданий. В юрте станицы имеются следующие курганы: к с. в 2 вер. от станицы два небольших кургана, в 10 вер. на границе от Усть-Лабы, курган Крестовый, на котором стоял деревянный крест, в 20 вер. от ст. и в 1 ½ вер. от хуторов Кирпили большой курган Праздничный, имеющий в основании 38 саж. и через верх 17 саж. В остальных местах юрта встречается также несколько малозначительных курганов. Возле так называемого Красного яра находятся следы от насыпей древнего городка. К ю.-з. от станицы над Кубанью в 1 ½ вер. от станицы, вблизи яра также встречается городок, в 2 ½ вер. от которого есть яр, называемый Перилы. Этот яр замечателен тем, что в него казаки нагнали черкесов в 1864 г., причем погибло их более 160 душ и было изувечено много лошадей. В 4 вер. от станицы находится большой городок Баксаровский и тут же, в 100 саж. от него другой, малый городок тоже Баксаровский. Очертания этих городков показаны на Рис. 1.

Оба городка высыпаны внутри валом, обнесены канавою; высота вала со дна канавы 10 саж; в обоих городках сохранились следы ворот: в большом Баксаровском городке в 10 саж., а в малом в 3 саж. Тут же находится яр, под названием Баксаровский выезд. 19 июля 1880 г. казачкою ст. Воронежской

Переверзевою и казаком Шаталовым найдены в этом яру одиннадцать золотых монет древней чеканки.

Относительно городков существует много рассказов – говорят, что они устроены турками и что в большом городке зарыта турецкая казна, положенная с страшными заклятиями, и потому этот клад никому и не дается. Турки будто бы зарыли тогда казну, когда увидели приближение русской армии. Многие пытались рыть этот городок – и теперь остались еще следы их работ, – но ничего не находили.

Народонаселение

Численность и состав народонаселения. Станица населена в 1804 году выходцами из Слободской Украины. В настоящее время состав народонаселения можно выразить в следующей таблице:

Физические особенности населения. Жители станицы обоих полов отличаются крепким телосложением, стройны и большею частью худощавы и рослы. Мужчины попадаются при среднем возрасте до 2 арш. 11 верш. росту, а женщины 2 арш. 8 верш. Большим считается рост в 2 арш. 11 верш. средним 2 арш. 8 верш., а малым 2 арш. 2 верш. Есть лица особенно большого роста – один казак имеет даже 3 арш. 1 верш. Его зовут все в станице «великан»; имеющих рост в два аршина зовут «карликами». Несоразмерностей частей тела не замечается. Человек среднего роста весит 4-5 пудов. Физическая сила людей довольно развита: обыкновенно же сильный человек несет до 7 пудов, а слабый до 5 пудов. Чаще замечаются ловкость и проворство; менее – неуклюжесть. Ходит большинство мужчин и женщин умеренною ровною походкою. Разговор, смотря по содержанию, сопровождается действием рук и движением всего тела. Чаще слышится говор живой, спокойный; для означения слишком быстрого разговора существует выражение: затарабанил.

Темперамент. Расположение духа в большинстве преобладает веселое, спокойное, при случае разгульное. Вялый темперамент означают словом: мямля, мымря, растапша, а слишком живой, «проворный в разговоре» – торохтилка. Жителям одинаково свойственны серьезность и веселость; переходы от радости к горю быстры.

Размножение. Холостых из коренных жителей не бывает. Детей у женатых бывает 3–5 и очень редко от 7 до 13; двойни случаются, и в 1879 году, по приходе казаков с войны, особенно были часты. Примеры безплодия редки – всего дветри семьи в станице. Удовлетворение половых потребностей начинается с 15 лет у обоих полов и продолжается до 80 лет; способность к деторождению у мужчин сохраняется до 55 лет, а у женщин до 50 лет.

Здоровье. Люди слабого болезненного сложения редки; между детьми чаще всего появляется: корь, оспа, скарлатина и дифтерит, которые и уносят их в могилу сотнями; между взрослыми преобладают лихорадка и простуда. В течение пяти лет, с 1875 по 1880 г., повальных болезней не было; чисто местных болезней не существует; сифилиса также нет.

Бытовая обстановка. К общественным зданиям относятся: 1) церковь, построенная в 1834 году за 15.000 р.; 2) мужское станичное училище, открытое 1-го Сентября в 1858 году и вновь отстроенное в 1873 году за 2300 р.; 3) станичное правление, состоящее из небольшого рубленного домика с казематом для проходящего этапа во дворе; 4) три хлебных общественных магазина, в которых находится 402 четв. озимого хлеба и 18 четв. ярового. Кроме того, в станице находится три лавки с красным и бакалейным товарами и два кабака (в станице) и один на хуторе, в которых продается до 2000 вед, или 50 бочек водки в год. Дома богатых и бедных строятся на один образец – из двух комнат: одной побольше – «горницы» и другой меньше «стряпухи», жилой избы, или по местному названию «теплушки»; у самых бедных жителей бывает одна комната с сенцами. Вообще же дома богатых и бедных различаются только отделкою и величиною; у богатого бывает дом рубленный с камышевою крышею или даже железною и с разными украшениями, а у бедного – турлучный, покрытый соломою. Внутри дома устраивается русская печь в «теплушке», с отдушником в горницу, или в теплушке русская печь, а в горнице «грубка», украшенная разными колонками и карнизами. Двери и окна, смотря по состоянию, бывают раскрашены или нет; у достаточных раскрашиваются и ставни, а у бедняков хаты бывают совсем без ставен летом, а на зиму приделываются ставни из бурьяна. Внутри хаты выбирается особый угол, в котором помещаются иконы; он называется святым углом; тут же находятся: в углу стол, вдоль стен лавки, у глухой стены кровать и вблизи где-нибудь сундук с одежой, а у дверей шкап или «мысник» с посудою. Возле шкапа часто стоит чем нибудь прикрытый самовар. Во дворе находятся непременно: «баз» для скота, с яслями вдоль стенок, мазаный «катушек» для свиней и такой же курятник, сарай для повозки и лошади, амбар досчатый или из пильного леса с закромами для хлеба у богатого, а у бедного хлеб помещается в кладовке или в сенцах. При дворах бывают огороды, а иногда и сады, которые, впрочем, у зажиточных хозяев устраиваются отдельно от дворов, внизу станицы на берегу Кубани или же на ее островах. Для освещения жилищ употребляется баранье сало (каганец), сальные, у достаточных стеариновые, свечи. В последнее время стал в большом употреблении фотоген. Отопление для всех одинаково: солома, терен, дрова и преимущественно кизяк.

Пища. В праздники жители едят обыкновенно три раза, а в будни четыре: завтракают часов в 8–9, обедают в 1–2, полуднюют в 4–5 и ужинают в 8–9 часов. Все, и большие и малые, едят вместе; при гостях детей сажают отдельно. Стол при еде покрывается обыкновенно полотняным настольником. Обычные, наичаще употребляемые кушанья – борщ и каша. Из животной пищи употребляются: баранина, говядина, куры, гуси, утки, а чаще всего свинина; из растительных же продуктов: лук, капуста, бураки, огурцы, картофель, свекла, арбузы, дыни, качанки, репа, тыква («кабаки»). Продукты большею частью принадлежат самим жителям и реже покупаются на базарах, ярмарках или друг у друга. На поле в рабочий день завтрак и полдник состоят: у бедного: хлеб и молоко сладкое или кислое, а в пост: рыба – тарань или сазан, хлеб, лук и соль; у богатого: хлеб, молоко, сметана, масло, сало, а в пост: хлеб, соль, лук и рыба, иногда красная соленая. На обед и ужин бывает: у бедного: хлеб и жидкая каша без масла; у среднего: хлеб, щи или каша с салом и каша с молоком, или лапша или каша молочная, а в пост: щи или жидкая каша с постным маслом; у богатого: щи или жидкая каша с мясом, молочная лапша или крутая каша с маслом, а в пост: хлеб, щи или жидкая каша с соленой рыбой и постным маслом и каша крутая с маслом. В праздники у бедного бывают пироги с сыром и сметаною, щи с мясом и картофель жареная, у среднего и богатого: пироги с внутренностями животного – (по-местному с «гусаком»), чай, щи с мясом, жаркое с картофелем и молочная каша. На свадьбах приготовляется побольше водки, побелее хлеб, «шишки», каравай, а остальные кушанья обыкновенные праздничные, только в большом количестве. На похоронах точно то же с неизбежным кануном и, конечно, без шишек и каравая. В важнейших случаях потребляется также водка и часто «через меру». Табак курят и нюхают; курят большею частию махорку или корешки (пятикопеечная и трехкопеечная пачки), а также ручковой табак и турецкий 3-го и 2-го сортов.

Костюм у жителей. Мужчины носят рубаху холщевую в рабочую пору и такие же штаны летом, а в холодное время к ним прибавляют и подштанники; затем вне рабочей поры более достаточные носят рубаху серпинковую, ситцевую и кумачевую, с разными вышивками, смотря по состоянию, и штаны парусиновые или суконные разных цветов. В праздники казаки надевают тонкие американовые, ситцевые рубахи и парусиновые или суконные штаны, бешметы или балахоны разных цветов и достоинства, черкески и польта. Как предметы щегольства, казаки при этом носят серебряную тесьму чрез плечо, пояс с серебряными или медными пуговицами и кинжал, часто отделанный под серебро. На голову надевают шапки (папахи) и фуражки с красным околышком. Кроме того как верхняя одежда употребляются бурки, башлыки, зимою шубы и полушубки, в дождливую пору зипуны. Сапоги бывают лавочные и домашнего приготовления; при работе носят башмаки или коты, которые здесь называют также «кочатками».

У женщин рабочая рубаха бывает холщевая, для праздника верхняя половина тонкая американовая, ситцевая или серпинковая, а нижняя холщевая (по-местному «подставка»); на плечах, как украшение, нашивается четырехугольный лоскуток какой либо цветной материи, чаще всего пунцовой или кумачевой (по местному названию «полика»); у достаточных рабочая рубаха такая же, как и у бедных, на праздник подставка тонкая американовая, а верх ситцевый, или весь кумачевый, или же, как знак довольства, грудь и спина из одной материи, а рукава из другой, и опять-таки полика совсем из иной материи. Юбка для работы у всех бывает серпинковая или же старая ситцевая, на праздник у бедных ситцевая, у достаточных в ходу шерстянка разного цвета и достоинства; если верх рубахи украшен, как упомянуто выше, то юбка носится без кофты, если же рубаха простая американовая, то сверху надевается кофта. Из других частей костюма можно назвать: платье с талией, теплую кофту и теплое пальто, холодное короткое пушистое пальто, шубу из простых овчин или заячью, с опушкою по краям курпейчатою, или из «порешни» и иногда с лисьим воротником. Попадаются также драповые кофты фабричного приготовления; платки для головы, небольшие шерстяные и шелковые, и большие шали, иногда мериносовые; башмаки и полусапожки простой работы и лавочные козловые с медными подковками; чулки для работы домашнего изделия из шерсти, а на праздник лавочные недорогие. Все женщины заплетают волосы в две косы, вплетают в них небольшие кусочки материи и шнурки «кисныки» и складывают волосы на голове в круг; девушки убирают волосы в рабочий день, как и женщины, а в праздники заплетают волосы в одну косу и вплетают непременно в нее одну ленту. Чем достаточнее девушка, тем более она вплетает лент в косу. Голову покрывают девушки небольшим платочком, чтобы коса, опущенная назад, была видна в полном уборе; на шее носят различные бусы от самых простых до коралловых; женщины поверх сплетенных кос надевают чепец или попросту «колпак», «очипок», сшитый из недорогой материи, так как его бывает невидно из-под платочка; молодые женщины и девушки носят кольца, серебряные, медные и даже золотые. Как косметические средства употребляют амбре, недорогую помаду, а для предохранения лица от загара и обветривания и для придания ему свежести, нежности – собственного приготовления спуск. Спуск этот приготовляется из свежего сала, сырых яиц, сулемы и селитры, а для придания этой мази запаху подливают в нее духов – амбре.

Привычки, наклонности и обычаи народа

Жители в отношении содержания тела, помещения, одежды, пищи и ухода за детьми опрятны. В банях не моются, потому что их нет в станице; летом купаются в реке, а зимою греют воду на дому и моются ею. Уважение к старшим выражается тем, что при встрече останавливаются, снимают шапку и здороваются, к духовенству (священнику) тем, что все, сколько бы ни сидело, поднимаются на ноги и стоят, пока не пройдет духовное лицо, к родственникам тем, что младшие считают долгом посещать их в праздники. Население вообще отличается словоохотливостью и миролюбием; раздражительность, сильная брань и драки возникают только в кабаке и в веселой пирушке. Дух прежнего казачества, удальства, пал, и народ становится более привязанным к оседлости и семейному очагу. Мстительность особенно сильно проявляется при любодеяниях со стороны мужчин и доходит до истязаний и убийств. Так, в 1879 году один казак, придя с Закавказья домой, заподозрил жену свою в сожительстве с работником, и его немедленно прогнал, а жену связал веревкою и начал бить мокрою бечевою и плетью, так что несчастная и скончалась под ударами. Положение женщины вообще в семье зависимое, тяжелое. Муж – глава и деспот, женщина – полураба и труженица.

На нововведения народ смотрит подозрительно; он еще не осязал их пользы, а старое всосалось в плоть и кровь. Между жителями развито пьянство и воровство; особенно сильно последнее. «Дай на косушку, скажу где твои быки?» – говорит обыкновенно вор хозяину, у которого пропали быки; воров даже угощают, чтобы они не крали ничего.

На первый день Рождества Христова девушки ходят колядовать, за что получают пироги, деньги, свиное сало и колбасы. Утром на первый же день Рождества мальчики «Христа славят», причем поют: «Рождество Твое Христе Боже наш» и «Дева днесь». Под Новый год, вечером 31 Декабря, «на Меланки» девушки ходят щедровать. В эту же ночь происходят гадания: 1) Выходят на улицу «подслушивать». 2) Ловят курицу или петуха, сажают под сито или решето, дают есть зерно и, подержав немного, выпускают, после чего считают зерна; если выйдет четное число, желание исполнится. 3) Считают в любом плетне девять кольев, девятый означает невесту или жениха; если кол шероховат, в коре и сучьях, – то невеста или жених будут богатые, если гладок или кривой, то невеста или жених будут бедны и некрасивы. Понедельник, по понятию народа, тяжелый, несчастливый день.

Храмовые праздники составляют для жителей большое торжество; каждый готовит дома, как только позволяют ему средства, и старается принесть на общественный обед посильную лепту: кочан капусты, бурак, овцу, муку, пшеницу и т.п. На этот праздник обыкновенно приглашают своих родственников и знакомых из других станиц. Местные станичные власти также приглашают к празднику свое начальство и других важных лиц, для которых готовится особая, приличная закуска.

Кроме разного рода пиров, молодежь устраивает хороводы и посиделки.

При бездождии и засухе жители ходят по степи «со святостью» и слушают молебны с акафистами и водосвятиями; при продолжительной засухе употребляются также обливанья водою, что устраивают женщины. При повальных болезнях служат молебны. При постройке нового дома или выборе нового места для двора, вперед посыпают на предназначенном месте на ночь зерна и чрез ночь смотрят, если зерно не тронуто и в кучке, значит здесь можно строить дом, «в руку все пойдет», если зерно разбросано или съедено, значит место не годится. При постройке дома, когда бывают поставлены столбы, выплетены стены и предстоит положить матицу или «сволок», хозяин сзывает родственников и знакомых. Когда поднимают матицу, старший из родственников, при общих песнях, кладет матицу, прилаживает ее и пьет поднесенную чарку вина или водки. Затем следует угощенье, с неизбежною водкою. При покупке и продаже скота необходимо, чтобы продавец передавал, а покупатель принял повод животного не голыми руками, а полою одежды, в противном случае купленный скот «не пойдет в руку».

Свадьбы справляются у населения с обычною своею торжественностью. Предварительно родители спрашивают обыкновенно у сына, какая девушка ему нравится; потом, узнав об этом, они приглашают двух посторонних мужчин или мужчину и женщину, вручают им хлеб и водку и посылают к родным невесты. Это – сваты. На дом высватываемой девушки приходят они поздно вечером, чтобы всех дома захватить, кладут хлеб на стол, ставят водку и передают, от кого и зачем пришли. Если родители невесты не намерены выдать свою дочь, то сейчас же возвращают хлеб и водку, и сваты отправляются домой; если родители находятся в нерешительности, то оставляют хлеб до утра, прося прийти утром. Когда на другой день утром сватанье сладится, пьют принесенную водку и закусывают принесенным хлебом; потом родители невесты через сватов просят к себе родителей жениха; являются последние и низко кланяются; их приглашают сесть, но те стоят и просят позволения сказать, зачем они пришли: начинаются условия насчет вечеринок и свадьбы. Обыкновенно родители невесты при этом пересчитывают, что у их дочки есть из одежды, чтобы после не упрекали невесту, и выговаривают у родителей жениха «на стол», по состоянию: ведро водки или три, несколько рублей деньгами, овцу, одним словом, по состоянию жениха и по положению своей дочери, каким она пользуется в станице. Если жених достаточен, а невеста бедная, но красивая и слывущая за хорошую хозяйку, то и вся свадьба справляется за счет жениха, а родители невесты пособляют «по чести», чем могут и желают. В день «пропоев» собираются сначала в доме невесты с обеих сторон родственники и знакомые, а также девки и парни с женихом. Старые, родители жениха и невесты, испросив обоюдное согласие жениха и невесты, пьют, «гуляют», «пропивают девку», а молодежь тоже гуляет – едят пряники, орешки, конфеты, поют песни. Из дома невесты компания идет в дом жениха, а далее, если приглашает кто нибудь. В это же время назначается день венчания. Еще с вечера, пред этим днем, к невесте собираются ее подруги; распевая песни, они лепят шишки и каравай, сажают их в печь и шьют жениху рубаху, так как, по обычаю, жених должен венчаться в рубахе, сшитой невестою. Смерклось, невеста уже рубаху отослала жениху; жених готов; у невесты подруги поют. Слышатся издалека шум, крик, песни, стрельба; это «жениха ведут». Все притихает в доме невесты, все орет со стороны жениха; невесту прячут. Вваливается толпа с женихом, в кругу – песни, крик, стрельба. Боярин начинает распоряжаться: все прибирают со стола невесты, снимают настольник, застилают своим, ставят свою водку, закуску, ножики, вилки, если они окажутся, сажают в святой угол отца и мать невесты, а за ними по достоинству – ее родных и знакомых; женихова же сторона стоит. Начинается угощенье. Сват-боярин подносит водку отцу и матери, те же принимают и спрашивают о причине угощения в таком порядке: «О чем ты, дорогой гость, подчуешь, скажи причину?» – «А вот, – отвечает боярин, – к вам приехал на корабле богатый купец; слыхал он, что у вас есть дорогой товар». – «Очень рад, – отвечает отец, – а можно ли видеть купца?» – «Можно, можно» – показывают жениха, который выступает из толпы вперед. «Хорош купец, да не хромой ли он? Не слепой ли?» Жениха поворачивают (жених в это время слепое орудие). «Да не видно нужно разглядеть». Вносят скамью или табурет и ставят среди комнаты: на скамью взбирается жених и кланяется невестиному отцу и матери. «Хорош», – говорят те, и жених соскакивает со скамьи. «Теперь просим показать ваш товар», – говорит сват-распорядитель. Тогда входят с песнями подруги невесты и вводят в круг саму невесту. Жениху при этом предлагают выбрать из них свой товар; жених берет невесту и выводит ее на средину комнаты, а девушки убегают в другую комнату. Спрося обоюдное согласие жениха и невесты, родители жениха угощают уже невестину сторону, начав с ее родителей и молодой пары, причем заставляют молодых целоваться; во все время, сколько бы лиц не угощали «по первой рюмке», – жених и невеста должны стоять; каждый угощаемый обыкновенно выбрасывает деньги и, если кто скажет «горько», то молодые должны поцеловаться, «подсладить» подносимое. Затем начинается всеобщая пирушка. На другой день ведут к венцу жениха из своего дома, а невесту особо из ее дома, и ставят их рядом на церковной паперти. Отправляясь к венцу, невеста прощается со всеми родными и знакомыми, а если у нее есть умерший отец или мать, то раньше она должна потужить на кладбище над их могилами, проститься с ними и испросить их согласие и благословение. Одевают к венцу невесту по состоянию и обычаю; разница бывает в том, что некоторые повязывают невесте свернутым платком голову, наподобие того, как завязывают голову при игре в жмурки, только не закрывают глаз, а некоторые голову убирают цветами; в руки невесте дают полотенце и икону преимущественно Божией Матери или Николая- угодника. Жених идет к отцу с боярами-дружками, у которых через плечи наискось перевязаны платки, а у самого жениха – левая рука, причем шествие сопровождается криком, песнями и стрельбою до самой церковной ограды. То же повторяется, когда ведут молодых от венца. Люди достаточные ведут молодых со священником и в венцах из церкви домой. Затем начинается уже свадебный пир.

Свадьба заканчивается подарками и хождением всех пирующих со двора на двор. Нельзя не упомянуть также в заключение о нехорошем обычае, касающемся невинности невесты, и о сопровождающих этот обычай попойках.

Похороны мертвых ничем особенным не отличаются, только гроб девушки украшают цветами. Самоубийц хоронят на общем кладбище, но в отдельном уголку. Народ вообще религиозен и свято чтит посты и праздники. По понятиям народа, одни святые «добрые», а другие – «строгие». К последним относятся: 1) Св. Пантелеймон или, по народному, Паликип, Палей, который сжигает копны в наказание у тех, кто в день его празднования работает; 2) Кирилл и Улита, также насылающие несчастие на работающих в день их празднования; 3) Марк Евангелист или, по народному, Удушливый Марко, который удушивает быков. Но св. пророк Илия, несмотря на то, что поражает молнией людей, не принадлежит к числу строгих святых. Он поступает так потому, что преследует нечистую силу, которую и убивает своими стрелами или камнями вместе с людьми или животными, за которых старается спрятаться дьявол. Народ празднует также так называемые Пятницы, из которых особенно чтит 10-ю и 11-ю пятницы после Пасхи.

Понятия, верования, приметы и суеверия. Мир, по народным понятиям, явился от Бога. Он всемогущ – все в Его Святой воле, он любит правду, а потому и между людьми должна существовать правда; пред Богом все равны – у Бога нет лицеприятства; каждый получит, что заслужил – одни будут награждены, другие наказаны; без Бога ни до порога; человек взят из земли и в землю пойдет – тело умирает, душа вечна, она будет блаженствовать или вечно мучиться. При смерти душа вылетает из тела, являются ангелы и нечистые духи, и начинается между ними спор о том, чего душа больше сделала – добра или зла. 40 дней душа идет затем по мытарствам. Если ангелы отстоят ее, то она попадает в рай, если же нет, то дьяволы влекут ее в ад. Каждому человеку еще при крещении предназначается Ангел-хранитель, который и оберегает душу от зла, радуется, если спасет ее от ада, и горько плачет, если душа гибнет во зле. Понятия народа о кончине мира, пришествии Антихриста, страшном суде, рае и аде ничем не отличаются от обычных простонародных представлений на этот счет.

В каждом доме, по народным поверьям, есть домовой; он как собака, мохнатый; видеть его можно со «страстною» свечею. Одним он помогает наживать добро, а других с мести сживает; поэтому, при переходе на новое местожительство нужно своего домового зазывать с собою. Народ верит в ведьм, которые слетаются на ступах в 1-ю ночь под Пасху разговляться на какую-то Киевскую гору. В лесу живет леший. Русалки – это некрещенные дети; они особенно опасны на Троицу. Поймав в этот день человека, они могут защекотать его; поэтому на Троицу против русалки носят в руках полынь, которой русалки боятся. Земля держится на ките; земля стоит, а солнце кружится; когда кит движется, тогда бывает землетрясение; затмения бывают от того, что ведьма хвостом солнце закрывает, когда летит на сбор. Земля плоска, только концов ее еще не нашли; на конце земли тар-тарары. Гром бывает от того, что Илия бегает на огненной колеснице и на огненных конях по небу; молния – это искры от удара копыт коней Илии. Для дождя в тучи набирает воду из моря, рек, озер и луж радуга. Душа животных – кровь. Если сова или филин закричит на крыше, то в доме будет покойник или какое нибудь несчастье. Из трав особенное значение имеет в глазах простолюдина папоротник – это трава счастья. Если ее достать, то будешь во всем счастлив, будешь понимать говор животных, птиц и насекомых. Доставши цвет папоротника, нужно держать его под кожицей ладони, а то нечистый украдет; а цветет папоротник ночью под Иванов день или, по словам других, под Пасху, а по словам третьих, в одно время цветения всех трав. Вот один из рассказов, характеризующий местные народные поверья о папоротнике. «Было время еще опасное; станица Воронежская была огорожена; мы стояли на посту Новостройном недалеко от теперешней станции Редутской. На посту нас было человек 30 казаков и один урядник. Помню, была Пасха, лежал еще снежок, утром на первый день Пасхи было холодненько, и вот нас трое отпросились у урядника папоротник искать; он отпустил с тем условием, что если мы найдем цвет папоротника, то чтобы и ему дали; мы обещали. Нужно было переехать Кубань, идти лесом верст 15 до того места, где рос папоротник, а лес был тогда не то, что теперь, дубы в три обхвата. Переехали мы Кубань, идем лесом; один из нас был уже на розысках за папоротником, все видел и говорит: «Ну, братцы, не робейте, страсти увидите большие, не бойтесь, только читайте «да воскрёсную молитву» («Да воскреснет Бог») и креститесь – все пройдет. Нечистая сила будет стараться отнять папоротник или и вовсе его нам не показать. Чтобы мы испугались и назад воротились, будет нам казаться вот что: будут на нас камни валиться, черкесы набегать, вода затоплять – не бойтесь, помните, что мы эту местность знаем, даже будут в нас стрелять».

Мы дали слово быть крепкими, да и не боялись, местность хорошо знали. Правда, опасно было черкес, но мы шли густым лесом, а черкесы бегали какою- нибудь тропою. Дошли уже до назначенного места, сели, ожидаем полночи, по расчету, скоро должна быть полночь; слышим – шумит, на нас бежит река, потом прямо на нас катятся камни, и каждый перелетает через головы, далее черкесы стали на нас скакать. Мы досидели до полуночи; смотрим: цветет папоротник, расцвел, мы сорвали цветочки его, завязали их в платочек и дали нести самому надежному из нас, а два стали охранять его. Чего только мы не видели на пути? – и волки на нас нападали, и змеи ползли, мы все перетерпели. Пришли к Кубани, переехали и вышли на гору. Ну, думаем, теперь донесем. По нашему расчету, до света было еще далеко. Смотрим – светает, солнце всходит. Вышли уже мы на большую дорогу, осталось версты 4 до поста. Только, смотрим, скачет с тремя казаками сотенный командир: что тут, думаем, делать? Теперь мы погибли, не в указанное время отлучились, отдаст командир под суд. Нагоняет нас командир и кричит: «стой!». Остановились. Действительно наш сотенный командир и казаки знакомые. «Где были? Кто позволил отлучиться?» – спрашивает командир. Мы оробели, оглянулись друг на друга и говорим: так и так – ходили папоротник искать. «Что же? Нашли? Давай сюда и мне!» Мы решились дать, и только товарищ вынул из-за пазухи платочек, чтобы ему отделить, так командир и выхватил из рук совсем весь папоротник. Стало опять темно; мы перекрестились и только тогда поняли, что это нечистая сила обратилась в сотенного командира. Не нужно было бы останавливаться, а следовало бы идти прямо на пост. Пока мы пришли на пост, стало рассветать; рассказываем товарищам про случившееся, те посмеялись над нами, да тем и кончилось: в руках был папоротник да ухитрилась отнять нечистая сила». Рассказ этот передан нами со слов родственника одного из ходивших за папоротником.

По народным поверьям, глаз бывает хороший и дурной – если «наглянет» дурной глаз, то добра не будет в том, на что он взглянул. Встретиться с несущим пустые ведра или со священником – дурной признак; лучше вернись и другой раз пойди; заяц перебежал дорогу – не езжай дальше, вернись, а то случится чтонибудь недоброе на дороге. Солнце садится за тучу – на другой день будет дурная погода; росы утром нет – будет дождь, а если мало росы, то будет пасмурно. Каков Покров – такова и зима; каково Благовещение – такова и Пасха; если хочешь разводить деревья из косточек и зерен, то сади их на Покров; они не замерзнут, Покров укроет их от стужи. Скот ревет – будет буря; заря красная утром или вечером – будет дождь или ветер, или то и другое вместе. Икотка – кто нибудь вспоминает; сильная икотка – кто-нибудь ругает; правая ладонь чешется – деньги получишь, левая – деньги отдашь; правая бровь чешется – кто-нибудь хвалит, левая – ругает; паук спустился на тебя – письмо получишь.

Музыка, стрельба во сне означает какое-либо известие, полотно – дорогу, пожар – ссору, вши – деньги.

Народная медицина. Лихорадка лечится полынью, сваренною в молоке; «волос» (ногтоед) «выливается» на колосьях пшеницы и лечится мазью; «переполох» «выливается» на воске; от бешенины человеку и животному наговариваются соль и вода; бешенина переходчива, и ее действия опасны: если появятся под языком у человека или животного черви, лечение не спасет; черви заводятся от пены и духу, преданных бешеным животным; «крикливцы» с ребенка сгоняются нашептыванием на зорю, а злые люди перегоняют с одного ребенка на другого; от дурного глаза наговаривают воду, которую нужно пить и ею умываться; при венерических болезнях толкут и пьют на воде хрусталь: страдающих сифилисом сажают на декокт на 12 дней; ставят пиявки, банки при боли в голове и ломоте в теле; при боли живота – «выбирают» живот; при сильно развившихся в какой-нибудь части тела ранах, если испробованы все народные средства, прикладывают убитых щенят; от продолжительной лихорадки носят тридевять дней на шее завязанную в тряпицу лягушку. Само собою разумеется, что при всех своих болезнях народ обращается к знахарям и знахаркам, которым он слепо верит.

Язык, произведения народного творчества и отношения народа к школе. Чтобы дать некоторые представления об особенностях местного наречия, мы приведем здесь несколько народных выражений. Народ говорит: яво – его, самаво – самого, зли стола – возле, около стола, зли меня – для меня, энта – это; 3-е лицо настоящего времени единственного числа оканчивается на а и я, вместо обыкновенного окончания ет-ит, например: отец пиша письмо; брать читая книгу; купил сабе (себе) книгу; Бог табе (тебе) даст; в остальном местный язык более или менее подходит к литературному русскому языку. Несколько семейств говорит чисто малороссийским языком.

У народа встречаются свои местные песни. Мы приведем здесь некоторые из них, подчеркивая в них те особенности, которые свойственны местному разговорному наречию.

1

Генерал наш был, братцы, Крюковский,
Он от Старполи (из Ставрополя), братцы, отъезжал,
Отъезжал он у отряд чеченский,
Все имение свое раздарил.
«Если Бог даст, назад ворочуся –
Все имение свое наживу».
Вот сказали, что сделалась правда,
Ой-да, будто Бог с ним говорил;
Вот сы (с) вечера я сижу, пирую,
Ой-да, сы милыми, братцы, друзьями,
Утром рано, братцы, безпременно
Ой-да, распрощуся, Бог с тобой, Кавказ!
Распрошалсы (ся) с чистыми полями
Ой-да, сы милыми, братцы, друзьями.
День же, братцы, зминовался,
Ой-да, последний остается ой-да один час.
Все могилы травой заростали, Ой-да, на моей стоял один крест.
Вы придитя, братцы, посидитя,
Ой-да, погорюитя обо мне.
Вы придитя, братцы, положитя,
Ой-да, три поклона, братцы, земляных.

2

В пятьдесят седьмом году
Собирал Карбек орду;
Вот собрал Карбек убыхов
Он под наших ведет. (2 раза).
Он ведет, ведет под нас
Да не первый ему раз
Мы своим да русским сердцем,
Мы докажем подлецам. (2 раза).
Споем песню про барванцев (про оборванцев),
Честь и слава казакам:
Летом в лагерь выходили, Где черкесский был приют. (2 раза).
Там мы крепость утвердили,
Мы назвали Майкоп,
Майкопцы собирались, всеми силами старались,
Чтобы лагери разбить. (2 раза).
Три дня, три ночи палили,
Пули сыпались, как град;
Орудейный дым поднялси (ся)
Стало темно, невидать. (2 раза).
Друг друга не узнали – стали в гости зазывать,
Наш полковничек Чекутневич,
Храбрый воин впереди
Орденами разукрашен, знак короны на груди. (2 раза.)
Вы не бойтеся, ребята,
Мы со славою пойдем,
Не задержут ихни шанцы,
Через Белу вброд пойдем. (2 раза).

3

Не австрийский я был мальчик,
Самого князя приказчик –
Ветренный француз. (2 раза).
Француз сидя ославлял,
Много войска собирал,
Многим был царем. (2 раза).
Он царем был ненадолго
По наследствию престола,
Как он был на час. (2 раза).
Он евреев приглашал,
Злата, серебра давал,
Драться нанимал. (2 раза).
Спирту рюмку, другу рома
Для военного похода
Он им не жалел. (2 раза).
На конец того дела
Ел картошку вместо хлеба,
Казался хорош. (2 раза).
Он пролил же много крови,
Он сам себя безпокоил,
В Россию вошел. (2 раза).
Он в Россию ворвался,
В славный город забрался;
Что же он получил?
Получил же волк телицу,
Француз славную столицу
Прекрасну Москву. (2 раза).
Он не долго в Москве жил,
Из риз платья понашил,
Войска снарядил. (2 раза).
Посрывал с церков иконы,
Понаполнил все обозы,
Разжиться хотел. (2 раза).
Он разжиться не разжился,
Больше того разорился,
Сам варвар бежал. (2 раза).
Гарнадеры со штыками,
А казаки со стрелами
Стали проводить. (2 раза).
Путь-дорожку очищали,
До Парижа провожали –
То-то хорошо! (2 раза).

4

Молодец девку исподманивал,
Исподманивал, подговаривал:
«Ты пойдем, девка,
К нам на Линию жить;
У нас да на Линии
Что Куржуп *) да река Вином протекла,
А река-то Лаба
Медом протекла;
По горам-то у нас горам
Лежат камушки драгоценные,
Драгоценные, неоцененные».
«Молодец! Девку не подманивай!
Я сама там была,
И сама-то видела,
Про все слышала:
Что Курджуп-то река
Кровью протекла
А река-то Лаба
Горячей слезой,
По горам-то горам
Лежат головы,
Все казацкие,
Молодецкие!»
*)
Р. Курджипс, впадающая в р. Белую невдалеке от г. Майкопа.

5

Между Бейсугом и Терновкой
Там построена редуточка очень малая,
Во редуточке командушка очень малая,
Во командушке был начальничек –
Фрол Агуреев сын.
С вечера во редуточке все огонь грел;
Не построивши крепких караулочков,
Сам ложился спать.
Приезжали к Агурееву гости грозные, князья черкесские;
С полуночи во редуточке перепалка шла,
Они билися и рубилися день до вечера,
Много побили, много порубили,
Самого Фрол Агуреева во полон взяли.
Как проснулся Фрол Агуреев за Кубань-рекой
И кричал-то кричал сам Фрол Агуреев:
«Не быть-то мне на Тихом Дону,
Не видать мне, Фролу Агурееву,
Отца-матери, молодой жены, милых детушек».

Первые три песни ( 1, 2 и 3) взяты нами из рукописи одного грамотного казака. Орфография подлинника, разумеется, нами исправлена, но отдельные выражения оставлены в таком виде, как написаны они в подлиннике и как употребляются в обыкновенной разговорной речи; мы подчеркнули эти слова и выражения. Две последние песни записаны со слов. Если исключить песню 3, относительно происхождения которой в среде казачества можно сомневаться, то остальные четыре нужно положительно признать за произведения местного народного творчества. В последней ( 5) песне передано даже действительное происшествие, имевшее место в одном из укреплений между р. Бейсугом и р. Терновкою. Упоменовение о тихом Доне находится в связи с тем историческим обстоятельством, что большинство коренного казачьего населения в прикубанских старолинейных станицах составили выходцы с Дона.

Грамотность народ считает для себя необходимою прежде всего в практическом отношении для хозяйства и «для души». К грамотным постоянно обращаются с просьбами письмо прочитать и написать, жалобу изложить и грамотных преимущественно избирают на общественные должности. Школа, по мнению народа, нужна; он не жалеет на нее затрачивать деньги, лишь бы школа давала писарей, читак псалтырей над покойниками и вообще людей, умеющих читать любую книгу и скоропись и способных сделать хозяйское вычисление. Детей в школу посылают охотно. В течение пяти лет учащихся было: в 1875/76 году 29 мальчиков и ни одной девочки, в 1876/77 году 39 мальчиков и 5 девочек, в 1877/78 году 50 мальчиков и 7 девочек, в 1778/79 году 80 мальчиков и 1 девочка и в 1879/80 году 61 мальчик и 2 девочки. Воспитание девочек народ считает не излишним, но и не крайне необходимым; если и посылают в школу девочек, то самые достаточные или же из больших семейств, где в работе их не нуждаются; некоторые семейства посылают по 3 учащихся из одного дома. Обучение рукоделию и ремеслам в школе считает народ необходимым, но если бы за это не требовалось отдельного расхода. Учитель работник; он должен делать то, что прикажет общество, потому что оно ему деньги платит.

Хозяйственный быт жителей

Земледелие. Юртовой надел станицы равняется 30.000 дес., в том числе усадебной земли 566 дес., под садами и огородами 330 дес., пахотной 3901 дес., под сенокосами 11.070 дес., под лесами 375 дес., прочей земли 13.767 дес., из которой отдается в аренду под распашку 400 дес., сенокос 700 дес. и пастьбу 800 дес. Церковному причту принадлежит 200 дес. и церкви 200 дес., не входящие в надел 30.000 дес. Офицерских участков пять: 3 уч. по 200 дес. и 2 по 500 дес. – всего 1600 дес. Душевой надел + 27 дес. Юртовая земля по соответствующим своим качествам отнесена к 3-му и 4-му разряду. В юрте станицы имеются хутора: а) при р. Кирпили – 80 дворов; ныне здесь утвержден поселок Праздничный; б) при р. Бейсуге – 19 дворов. Юртовая земля не разделена на души, а каждая семья пользуется таким количеством ее, сколько захватит, из-за чего возникают столкновения и происходят даже драки. В настоящее время в обществе идет сильный спор о необходимости раздела земли на души, на что не соглашаются богачи. Определенных участков для хлебопашества и сенокосов нет; для выгона скота указано место по живым урочищам. Жизнь на хуторах удобнее станичной тем, что вода ближе, а в станице трудно доставать из Кубани вследствие крутых берегов. В этом отношении места, прилегающие к р. Кирпили и Бейсуг, а также и по Малеваной Балке, особенно удобны для хлебопашества; удобны также береговые земли местами по Кубани и по балке Кочети. Хлебопашество ведется по переложной системе. Из земледельческих орудий употребляются: плуг, рало и борона. Плуг старинный, тяжелый, деревянный, на 4-5 пар волов для целины и на 3 пары для мякоти. Ралом пашут землю мягкую по снятии с нее какого-либо посева в одну или две пары волов. При плуге бывает три души: два погонщика (полуработника) и один «плугатырь», управляющий плугом. Для поднятия десятины целины требуется два дня, а мякоти 11/2 дня. За вспашку одной десятины целины с посевом хозяйским зерном платится 10-12 руб., а мякоти с посевом 5-7 руб. Под озимый хлеб пахоть заготовляют летом, весною и осенью, а под яровой осенью и преимущественно весною. Распашка производится один раз. Боронят в одну или две пары волов и употребляют на это времени не более 1/4 дня на десятину. Богатый запахивает ежегодно под разный хлеб до 100 десятин, средний до 40 дес. и бедный до 5 десятин. Для обсеменения одной десятины требуется пшеницы или жита 6 мер, льна 2 ½ меры. Хлеб убирается косами и серпами; один работник может убрать десятину в 3 дня. Каждое семейство убирает свой хлеб отдельно и часто при помощи наемных работников, за деньги или с 3-го снопа; за сжон и молотьбу отдается 3 меры или раз 2-я, а другой 3-я, а за одну молотьбу 6-я–7-я меры, а при неурожае и 9-я. Женщине или вообще жнецу платят в день от 60 коп. до 1 руб. Работники приходят из разных губерний России и из закубанских горных станиц; российские рабочие работают за деньги, а закубанские за хлеб. Хорошо родится пшеница, рожь и овес; сеют преимущественно пшеницу, рожь и лен. Десятина дает при хорошем урожае около 25 копен скошенного хлеба и около 15 сжатого, при среднем 10 коп. и при плохом 7 копен, а льна при хорошем урожае 20 коп., а при среднем 10 коп. и плохом 7 коп. Намолачивается зерна с десятины: при хорошем урожае пшеницы и ржи по 13 четв., при среднем 8 четв. и при плохом 5 четв. А льна при хорошем урожае 9 четв., при среднем 6 четв. и при плохом 3 четв. Земли не удобряют. Несмолоченный хлеб остается на зиму в поле в скирдах. Молотьба производится с Июля до поздней осени; молотят цепами, лошадьми, волами и паровыми молотилками. При 12 рабочих, двух парах волов с возами и двух дилижанах на железном ходу по паре лошадей в каждом, в сутки обмолачивают свободно 20 кошенных больших копен. Хлебопашеству неблагоприятствуют морозы, частый град, бури, сильные дожди, саранча и отсутствие рабочих рук: вследствие последней причины в Кубанской области многие крупные земледельцы поуменьшили свои размеры или вовсе бросили распашки. На годовое прокормление хлеба хватает, и излишек достаточные жители сами возят продавать в Ростов, Ейск и Азов, а оттуда привозят доски; мелкие земледельцы продают избыток местным станичным скупщикам или на ближайших базарах и ярмарках.

Казачьи хозяйства по количеству рабочего скота распределяются следующим образом:

1. Имеющих более 4 пар волов 121 хоз.

2. Имеющих менее 4 и более 2 пар волов 92 хоз.

3. Имеющих 2-1 пару волов 217 хоз.

4. Имеющих скот, но не имеющих рабочих волов 13 хоз.

5. Неимеющих никакого скота 7 хоз.

В станице имеется два незначительных скупщика хлеба. В течение года жителями продается на сторону: озимого хлеба до 10.000 четв., льна до 1000 четв., овса до 100 четв. Жители, не могущие самостоятельно обрабатывать землю, зарабатывают от снопа или от плуга, по условию. Семья в пять душ для годового продовольствия должна вспахать и засеять четыре десятины озимым хлебом. Хлебопашество в данной местности, очень выгодно. Как наглядный пример в этом отношении представлю факт из моей практики, оговорившись, что раньше я никогда не занимался хозяйством. Распашка и посев 10 ½ дес. сороковых (в 3200 кв. саж.) по 10 руб. от дес. с посевом стоила 105 руб., зерно для посева 10 ½ дес. (25 мер по 2 руб. за м.) – 50 руб., уборка 10 ½ дес. (скосить и смолотить по 16 руб. от дес.) – 169 руб., ведро водки рабочим по уговору – 5 руб., овца рабочим 3 руб. 50 коп., лошадь для поездки – 30 руб., мое содержание за 1 ½ месяца – 20 руб., присматривавшему за работами человеку – 10 руб., а всего – 391 руб. Получено с дес. 6 четв., а с 10 ½ дес. 65 четв., которые и проданы на гумне без уборки в мешки по 8 руб. четв. или за весь лен – 526 руб., да земля, по снятии льна, была арендована за 47 руб. 50 коп., значит, получено чистого дохода 177 руб., да от лошади 30 руб., а всего 207 руб. сер.

В 1879 г. в станице Воронежской и Усть-Лабе существовали следующие цены на хлеб:

Пшеница яровая за четв. 16 руб. – коп.

Пшеница озимая 14 руб.

Рожь 13 руб.

Ячмень 7 руб.

Просо 5 руб.

Овес 6 руб. 50 коп.

Лен 15 руб.

Кукуруза 7 руб.

Картофель 5 руб.

Гречиха 3 руб.

Горчица 5 руб.

Подсолнухи 4 руб.

Иногородние нанимают землю подесятинно: от десятины за целину под два посева по 3 руб. и за мякоть под один посев 1 руб. 50 коп. Молотилки и веялки стали входить в употребление в последнее время. Собственно молотилки принадлежат иногородним лицам.

Огородничество. Огородничество стоит на низкой степени развития: особенных огородов нет, но при каждом дворе возделывается обыкновенно по нескольку гряд луку, укропу, свеклы и пр. Бахчи находятся в поле. В последние два года стали усиленно разводить капусту, преимущественно белую, которую и продают на ближайших базарах и ярмарках, от 3 до 10 руб. лучшей за сотню.

Садоводство. Сады разводят самые незначительные, при домах, а некоторые жители имеют отдельные от дворов сады внизу станицы по берегу Кубани и на ее островах; тут же при садах имеются и небольшие огороды. Под садами с огородами считается 330 дес. Разводят преимущественно фруктовые деревья разных сортов и видов: яблони простые, крымские, груши простые и дули разного сорта, простые, ранние, поздние, черкесские сливы, черносливы, вишни, черешни, терен, абрикосы, персики. Уход за садом не отличается тщательностью. За немногими исключениями, большинство хозяев предоставляет все случаю и природе. Виноградных садов почти нет, кроме двух, трех, дающих самые незначительные урожаи.

Пчеловодство. Пчеловодством в станице занимаются 24 семейства. Самый богатый имеет до 200 ульев, бедный от 5 до 20. Пасек собственно в станице 7; всех же вообще ульев насчитывается до 2000; ульи держут дома, внизу станицы в садах, на островах Кубани и в поле, где производятся работы. Пчеловодство идет успешно и с каждым годом усиливается. Пчелы разводятся темного цвета мелкие; количество меда зависит от года, благоприятствующего пчеловодству, или лета. В хороший год большой улей дает пуд меду, а то и больше, а в плохой тот же улей дает фунтов 10. Условия, благоприятствующие пчеловодству, суть: ранняя теплая весна с перепадающими непродолжительными тихими дождями и всегда тихая погода, а все противное неблагоприятно для пчеловодства. Ульи употребляются простой конструкции, так называемые «дуплянки». При выемке меду пчел душат, подкуривают серой, а некоторые перегоняют пчел при помощи же подкуривания серой в другие пустые ульи, но этот способ употребляется в том случае, когда роение пчел рано оканчивается и пчелы, перегнатые в пустой улей, могли себе заготовить достаточно корму на зиму. Наконец, некоторые употребляют еще один способ выемки меда, вынимая дно вверху улья и выгоняя пчел вниз улья. Нынешний 1880 год был неблагоприятным для пчел: 200 колод дали только 50 роев, тогда как в хороший год эти 200 ульев дали бы 300 роев. Пчелы продаются на убой от 3 до 5 руб. за улей приезжающим скупщикам, некоторые сами бьют пчел и продают мед пудами гуртом от 6 до 7 ½ руб. за пуд., а на фунт от 17 до 25 коп. Пчелы выставляются около 17 Марта, а вырезка сотов производится с Августа. На зиму ульи прибираются в особенные здания – плетеные и обмазанные над ямою, вырытою для этого в омшанике.

Лесоводство. В пределах станичного юрта находится 375 дес. мелкого лесу; лес расположен на горе, близ станицы, к северу и внизу на лугах, образуемых Кубанью. Состоит он из мелкого дуба, черноклена и вязу; из дубровки добываются колья, а из черноклена и вяза хворост; лес, находящийся близ станицы к северу, известен под именем «дубровки», потому что весь состоит из лесного дуба. Весь лес разделяется на четыре участка: дубровку, баксаровский, верхний и нижний. Вырубается один из четырех участков через каждые три года на четвертый с разрешения начальства. Иногда жители продают лес в соседние станицы: Пластуновку, Платнировку и Кореновку по 3 руб. за сотню кольев и по 2 руб. за воз хворосту. Лес идет на дрова, плетни и колья; строевого леса совсем нет.

Сенокосные угодья. Под сенокосами считается 11.070 дес. и под выгоном 1385 дес. Покос производится по усмотрению каждого, где кто и сколько захватит. Излишние места арендуются иногородними под покос по 3 руб. от стога – 18 саж. через верх и 12 кругом. В нынешний год для обуздания богачей общество постановило следующий приговор: в течение первых четырех дней косовицы никто не должен иметь более двух наемных косарей на рабочую душу; в противном случае за каждого лишнего косаря в день положено по 5 руб. штрафу. По истечении же первых четырех дней косовицы каждый может иметь косарей сколько угодно. Покос начинается в конце Мая или начале Июня и продолжается не более двух недель. Травы в хорошие годы достигают до 1 ½ аршина вышины, бывают густы и чисты. В нынешнем году платили косарю, копенщику и метальщику от 1 руб. 20 коп. до 2 руб. 10 коп. в день, а гребцу от 50 до 80 коп. В прежние 5 дет стог указанной меры ценился в 20–25 руб., а в нынешний год доходил до 100 руб. за стог; за пуд сена платили от 20 до 50 коп., и за воз от 8 руб. до 15 руб.

Скотоводство. Количество скота в ст. Воронежской, по сведениям, собранным в Августе месяце 1880 г., распределяется следующим образом:

У казак.и приписн. жителей У лиц привилегир.

1) Рабочих лошадей 260 4

2) Плодовых кобылиц 300 –

3) Рабочих волов 950 пар 2 пары

4) Гулевого скота 4308 3

5) Овец простых и коз 4450 –

6) Овец тонкорунных 3740 –

7) Свиней 2500 10

ИТОГО 16507 19

В том числе строевых лошадей 64 1

ВИДЫ СКОТА

Рогатый скот, содержимый жителями, принадлежит к черноморской породе: крупного роста, крепкого сложения, сильный; хорошая пара быков везет свободно 80 пудов. Скот средней величины дает около 18 пуд. мяса, а хорошая корова в сутки две кварты молока. Хорошая пара быков ценится от 120 до 300 руб., средние от 80 до 100 руб., а самые плохие от 35 до 50 руб. Корова с телком платится от 20 руб. до 50 руб. Шкура рогатого скота ценится от 1 ½ руб. до 15 руб. Имеющих большое количество рогатого скота (от 40 до 200 штук) считается в станице 12. Скот сбывается дома разъезжающим скупщикам «шабаям» и на ближайших ярмарках: в Екатеринодаре, Березанке, Брюховецкой и в Усть-Лабе.

Коневодство. Лошади держатся для домашнего обихода – одна, две, много шесть черноморской и черкесской породы, а также верховые и строевые. Табунов нет. Строевые лошади приобретаются у черкес или у черноморских конезаводчиков от 60 до 120 руб., упряжные от 17 до 45 руб. Летом лошади кормятся на подножном корму, а зимою сеном и изредка овсом. При снаряжении казаков на службу, в строй, чувствуется сильный недостаток в лошадях.

Овцеводство. Жителями станицы держатся простые овцы среднего роста, белой шерсти, дающие хорошее мясо, немного сала (от 1 до 3 фунт.) и от 4 до 10 фунт. шерсти. Шерсть длинна, густа и груба. Руно ее (с одной овцы) продается 30–70 коп., а пуд немытой шерсти от 3 до 5 руб. и редко до 6 ½ руб. Шерсть скупается наезжими или местными скупщиками, которые отправляют ее в Ейск и Ростов. Овцы находятся на подножном корму от появления первой травы до первого снега, а зимою на сене. Хозяев, имеющих овец, считается в станице до 40; самые богатые из них имеют от 100 до 300 штук, а бедные от 10 до 30 штук, старые овцы продаются от 2 ½ руб. до 4 ½ руб., а молодые от 80 коп. до 2 ½ руб. – местным торговцам (мясом) или наезжающим гуртовщикам. Овцы чаще всего подвергаются оспе, от которой жители лечат их купаньем в табачном наваре.

Свиноводство. Свиней имеет каждый житель для домашнего обихода – 5-10 штук, а некоторые богатые хозяева до 30 штук. Свиньи водятся простой мелкой породы, а кое-где попадаются и чухонские: с длинным туловищем на низких ногах и с висячими ушами. Всех свиней в станице считается 2500 штук; содержат их, за редким исключением, самым примитивным образом; целый год они сами ищут пищу для себя и разве только зимою, во время снега и сильных морозов, хозяева дают раза два в день впроголодь просяную и пшеничную полову, перетрушенную отрубями или мякиной. Кабанов же, предназначенных к убою, содержат обыкновенно в хлевах, теплых и чистых, и кормят до того, что трехлетний кабан дает до 10 пуд. сала толщиною в три вершка, а на спине в четверть. Сало и мясо идет для домашнего потребления, и в рабочее время сало составляет главное подспорье в пище казака. В продаже сало платится по 20 коп. за фунт.

Птицеводство. Многие разводят кур, гусей, уток и индеек; кур держат положительно в каждом доме. Домашняя птица служит как для собственного прокормления, так и для продажи привилегированным сословиям по следующим ценам: курица от 15 до 25 коп., гусь от 50 коп. до 1 руб., утка от 20 до 30 коп., индейка от 80 коп. до 1 руб., яйца куриные от 8 до 20 коп. за десяток. Пух гусиный продается от 20 до 25 руб. за пуд.

Содержание казачьего семейства

Годовое содержание казачьего семейства, состоящего из пяти человек – отца, матери, сына 17 лет и двух дочерей 13 и 8 лет, стоит, при самой бедной жизни, около 200 руб., именно: на отца, мать и сына, как взрослых, по 1 ½ пуда в месяц пшеничной муки, или на всех четырех 4 ½ пуда, а в год на всех 54 пуда, да на двух малолетних по 1 пуду в месяц пшеничной муки, или в год 24 пуда, а на всю, следовательно, семью в год 78 пудов пшеничной муки, ценою по 80 коп. пуд, – 62 руб. 40 коп.; мяса на семью в год (одна убитая свинья) – 14 руб. и 180 фунт., в праздники по 5 коп. на 9 руб.; постного масла на все посты 1 ½ пуда, по 20 коп. фунт 12 руб.; соли 5 пудов по 52 коп. – пуд 2 руб. 60 коп., рыбы 300 штук (тарани, чебака и сазана) по 3 руб. сотня – 9 руб., пшена 10 пуд. по 80 коп. пуд. – 8 руб., всего 117 руб., на одежду и другие мелочи – 83 руб., а с прежними 200 руб. Если же в семье вместо 17-летнего будет 19-летний сын, подлежащий воинской повинности, то в этом году расходы семьи еще увеличиваются на 150 руб., именно: лошадь 45 руб., седло 15 руб., узда 2 руб., треног 1 руб., бурка 8 руб., башлык 2 ½ руб., бешмет эшелоновый 8 руб., простой бешмет 4 руб., форменный чекмень 15 руб., простой чекмень 7 руб., форменная шапка 5 руб., простая шапка 2 руб., форменная пара сапог 6 руб., простая пара сапог 4 руб., шашка 6 руб., кинжал 4 руб., полушубок 8 руб., две пары белья 2 руб., двое штанов 3 руб., итого 147 руб., на дорогу про черный день ткнет мать сыну 3 руб. – всего 150 руб. сереб.

Одежда и обувь. Одежда взрослого мужчины стоит: три пары толстого холщевого белья 3 руб., одна ситцевая рубаха для праздника 80 коп., одни парусиновые штаны для праздника 1 руб. 30 коп., буденный зимний бешмет ситцевый 2 руб. 50 коп., зимний праздничный бешмет какой-нибудь темной материи 3 руб. 50 коп., два летних бешмета ситцевых – праздничный и буденный 3 руб., чекмень 5 руб., зипун серого солдатского сукна 3 руб., одна шапка 2 руб., одна фуражка 70 коп., шуба овчинная 5 руб., две пары башмаков на рабочую пору 2 руб. 20 коп. и две пары сапог 6 руб. Для женщин: три толстые рубахи 2 руб. 70 коп., две юбки ситцевых 2 руб. 40 коп., одно праздничное платье 1 руб. 80 коп., маленький летний рабочий платочек 30 коп., такой-же платочек для праздника 30 коп., зимний теплый платок 80 коп., такой-же праздничный 80 коп., шуба овечья 84 руб., пальто летнее и кофта зимняя 5 руб., две пары башмаков 2 руб. и сапоги 3 руб. Таким образом мужчине рабочему в год нужно на 38 руб. одежи, а женщине 23 руб. 10 коп. Это стоимость содержания средней семьи.

Отопление. Отоплением в станице Воронежской служит мелкий лес, вырубаемый ежегодно жителями из общественного надела, кизяк, солома и бурьян. Воз дров продается жителями дома от 1 руб. до 1 руб. 20 коп., воз кизяков 2 руб., сотня кизяков от 1 до 1 руб. 50 коп.

Освещение. Для освещения жители употребляют фотоген или сало и освещают в таком случае жилища лампами и «каганцами». Более достаточные жители употребляют также сальные и стеариновые свечи.

Внеземледельческие промыслы

В Кубани водятся белуга, севрюга, щука, сазан, сом, шамайка, рыбец, в Кирпилях и Бейсуге сазан, линь, лещ, окунь, карась, щука и красноперка. Занимающихся ловлею красной рыбы в станице считается три незначительных артели, человека по 4 вместе, и по одиночке человек 6. Красную рыбу ловят крючками, а остальную удочками, бреднями, вершами и вентерями. Каждая артель имеет лодку, а остальные рыболовы пользуются чужими лодками или же имеют свои, предназначенные преимущественно для перевозки через Кубань. Сами рыболовы не солят рыбы, а продают жителям и возят на базар в Усть-Лабу, иногда взявши раньше задаток и условившись в цене и количестве доставляемой рыбы. Нынешнюю зиму был особенно изобильный лов рыбца и шамайки, которую продавали от 50 до 60 коп. за десяток. Весною хорошо ловилась красная рыба, которую продавали от 7 до 15 коп. за фунт холостую, а икряную от 20 до 25 коп. за фунт. Десяток мелкой рыбы платится, смотря по величине, от 30 до 50 коп., фунт сома от 5 до 7 коп. Приблизительно было поймано с 1-го Июля 1879 г. по 1-е Июля 1880 г. следующее количество всех видов рыбы.

На сумму

Красной рыбы 420 шт. на 1176 руб.

Шамайки и рыбца 6000 » » 360 » Другой рыбы 36000 » » 1800 »

Итого 42420 шт. на 3336 руб.

В станице Воронежской в значительном количестве добывается желтая мягкая глина, идущая на мазку печей, полов и домов. Этим сортом глины пользуются преимущественно жители; есть другой сорт желто-темной глины более низкого качества, за которым приезжают жители соседних станиц. Разработка глины в обоих случаях производится самым первобытным образом, и случаи обвалов глинищ, сопровождаемых несчастиями, часты. Так, в нынешнем году сразу глинищами придавило двух девушек, из которых одна была удушена обвалом.

В станице считается: водяных мельниц 3, ветряных 12, маслобоен 3. Водяные мельницы устроены на Кубани (на лодках – на байдаке) – с двумя поставами, (один простой, а другой размольный), на Кирпилях и на Бейсуге. За помол обыкновенно уплачивается зерном 9-я, 10-я и 7-я мера. Седьмая мера отбирается за помол на самых лучших мельницах, на которых, отдав седьмую часть зерна, хозяин тем не менее получает столько муки, сколько привозит мешков зерна; на плохой же мельнице, отдав даже девятую часть зерна, муки все-таки не получит столько, сколько привозит зерна. Водяные мельницы работают круглый год, ветряные периодически, смотря по ветру; и те и другие большею частию о двух поставах. Камни для жерновов приобретаются в Ростове от 50 руб. до 300 руб. за штуку. Водяная и «машинная» ветряные мельницы, о двух поставах, с рушкой, дают в год от 1000 до 2500 мер дохода; простоя ветрянка – от 300 до 800 мер. Водяная и ветряная мельницы о двух поставах с рушкой стоят от 4000 до 5000 руб., а с одним поставом до 3000 руб., простая ветрянка – от 800 до 1.200 руб.

В станице производятся в небольшом количестве, для домашнего потребления, холст, простое сукно, бурки, чулки, валенки и войлоки.

На заработки коренные жители не ходят, но на месте рабочим платят на хозяйском иждивении в год: мужчине 75 руб., женщине 30 руб., и девочке лет 12–15 – от 14 до 20 руб., а в месяц без одежи и на хозяйских харчах: мужчине 5 или 8 руб., женщине 4 руб.; в год без одежи: мужчине 120 руб., а женщине 60 руб.

Общее количество ремесленников, живущих в станице, распределяется следующим образом:

Плотников 2 казач. сосл. 15 неказач. сосл.

Сапожников - 7 3

Кузнецов –  2

Столяров – 3

Маляров 1

Портных 2

Кровельщиков -- 3 1

Штукатуров – 4

Печников -- 2 7

Бондарей – 3

Золотильщиков -- 1

Овчинников – 2

Кожевников – 2

Слесарей – 1

Седельников -- 1

Бечевочников (вьющих веревки) – 1

Итого 19 44 Кроме того, в станице считается 3 занимающихся извозом, 4 пильщика, 3 пасечника и 2 прачки.

Запасы продовольствия и общественный капитал

В хлебном запасном магазине хранится ржи 402 четв., ячменя 18 четв. Старый хлеб продается с аукциона или вывозится на ярмарку, и на вырученные деньги приобретается в магазины новый. Кроме того ежегодно каждый взрослый мужчина взносит в общественный магазин по 2 гарнца.

Заем хлеба из общественного магазина делается с тем, чтобы с следующим урожаем хлеб был возвращен с прибылью. Хлебный общественный магазин вполне обеспечивает жителей, так что в 1876 г., когда саранча выела весь хлеб, хлеба хватило на всех нуждающихся и получился еще значительный остаток, из которого, по распоряжению начальства, было выдано взаем черкесам более 300 четв.

К хлебному магазину назначается на три года вахтер, заведующий магазином.

Кроме того к магазину назначаются на год несколько человек караульных.

Источниками для образования общественного капитала служат: аренда общественной земли, денежные взносы казаков вместо натуральных повинностей, посаженные, взносы за право торговли, аренда этапного дома, плата за попас скота и другие мелкие статьи дохода. На общественные суммы содержатся: атаман – 250 руб., два помощника по 30 руб., казначей – 25 руб., вахтер магазина – 5 руб., станичный писарь – 550 руб., станичный учитель – 250 руб., на квартиру отопление и прислугу учителю 86 руб., книги и учебные принадлежности для училища 41 руб., письменные принадлежности для правления и освещения правления и этапного дома 200 руб., на непредвиденные расходы 200 руб., обывательские тройки 1650 руб., всего расхода в год постоянного 3316 руб. Весь этот расход покрывается одними общественными доходами; за 1879 год осталось в наличности к 1-му Января 1880 г. 1586 руб. 37 ½ коп., из которых 328 руб. 88 1/2 коп. находится в кредитном учреждении Государственного банка, собранные с жителей на случай неурожая. При снаряжении казаков на службу и при несчастиях выдаются жителям из общественного капитала пособия заимообразно.

Повинности и налоги

Лиц м. п. от 20 до 35 лет насчитывается в станице – 243 д. Из них находится в данное время на действительной службе:

1) В действ. конных полках 6

2) В пластун. батал. 3

3) В гвардейск. эскадр. 2

4) В конно-артилл. бат. 3

5) В Варшав. дивиз. 1

Итого 70

6) В 1-м льгот. конн. полк. 87

7) В 1-м льготн. пластун. батал. 23

8) В 1-м льготном гвард. эскадроне 1

9) В других частях 2

Итого 113

10) Во 2-м льготн. комплекте 87

11) В неслужилом разряде 97

12) Малолетков послед. призыва 27

13) Внутренне-служащих 48

14) Внутренне-служащих, перечисленных в этот разряд по неспособности 19

15) Состоит в отставке 245

Казаку-малолетку, поступающему в конный строй, полное снаряжение на службу обходится наименее в 150 руб., а наиболее до 300 руб.; полное снаряжение гвардейца 350 руб., и пластуна 50 руб. Исправное содержание себя на 5-летней строевой службе обходится ежегодно в 20 руб. сер.

Таким образом денежные затраты станицы Воронежской на воинскую повинность можно выразить в следующих цифрах:

1) Снаряжение 27 малолетков, считая средним числом по 200 руб. на душу – 5400 руб.

2) Ремонт обмундировки для 70 каз., находящихся в строю, считая по 20 руб. на одного – 1400 руб.

3) Содержание лошадей и поддержка обмундировки у 200 льготных казаков по 30 на душу – 6000 руб.

4) Взносы 97 неслужилых казаков в войсковой капитал по 10 руб. 66 коп. с каждого – 1024 руб. 32 коп.

А все денежные расходы станицы на воинскую повинность = 13.823 руб. 32 коп., или, переведя эти деньги на рабочее время, считая по 120 руб. за рабочий год, получим 28.791 рабочий день.

Далее. В каждом строевом казаке станица теряет здорового годового работника, или рабочую силу в 250 рабочих дней в год, а так как строевых казаков 70 человек, то это равняется 17.500 рабочих дней. Так как средняя годовая плата в станице Воронежской равна 120 руб., то поэтому потери станицы, благодаря отвлечению рабочих рук в лице строевых казаков, выразятся в 8400 р.

Каждый льготный казак 1-го комплекта отправляется на один месяц в году на лагерное учение, через что 113 человек теряют 30 дней (Май или Сентябрь), а станица потеряет с ними 2825 рабочих дней, которые на деньги оцениваются в 1356 руб.

Кроме того, оба комплекта льготных казаков отвлекаются еще другими служебными обязанностями: они должны развозить служебные бумаги и конвоировать почту в опасных местах. На эти случаи назначаются на дежурства по 8 человек, что составит в год 8250, или 2000 рабочих дней, или в переводе на деньги 960 руб., так что льготные казаки потратят всего в год 4825 рабочих дней, что составит в переводе на деньги 2316 руб.

А весь натуральный расход станицы по воинской повинности выразится в 22.325 рабочих днях, или в 10.716 руб.

Если сложить эти цифры с приведенными выше денежными расходами (13.823 руб., или 28.791 раб. день), то окажется, что в конечном итоге воинская повинность стоит станице 48.291 рабочий день, или 21.079 руб. 68 коп. Это равняется отсутствию 175 взрослых работников в год.

Этого мало. Казак 1-го и 2-го льготного комплекта не имеет возможности заниматься хозяйством так успешно, как это возможно совершенно свободному человеку; его постоянно отрывают от хозяйства на день или на известный срок, а «в рабочее время один день год кормит», как выражаются сами казаки.

Денежные взносы взамен общественных станичных повинностей несут одни желающие. Размер этих повинностей простирается от 25–45 руб. с человека, а с 45 чел., следовательно, – 1575 руб.

Отбывание натуральных общественных станичных повинностей распределяется между казачьим населением таким образом:

1) Малолетки от 16 до 19 лет назначаются десятниками ежедневно по два, что в год составит 500 рабочих дней, а в деньгах выразится в 240 руб.

2) Внутренне-служащие от 35 до 42 лет, а также и неслужилого разряда назначаются «в обход» и на дежурство по станице; они составляют «резерв» – местную команду при станичном правлении. Сюда относятся внутреннеслужащие, перечисленные в неслужилый разряд за выслугу определенного срока действительной службы, – 48 человек и внутренне-служащие, перечисленные в тот разряд по неспособности, – 19 человек, а всех 67; они делятся на десятки по 8 человек в каждом, значит, в год теряют 258 х 8 = 2000 дней, или на деньги 960 руб., что составит на каждого из 67 человек по 14 руб. 32 коп.

3) Отставные казаки (243), казаки неслужилого разряда (97) и неспособные (19), а всех 359 человек, ходят в караул к церкви, к правлению, училищу, магазинам, кладбищу, лесным дачам и «на вести». Выключив из них 45 чел., делающих взносы в общественный капитал взамен отбывания повинностей, остается 198, из которых ежедневно назначаются: 3 к церкви, 1 в правление, 1 в училище, 1 к кладбищу, 1 к магазину, 3 в лесные дачи, 1 к глинищам и 1 «на вести», а всех ежедневно 120 человек, теряющих, следовательно, в год 12 х 250 = 3000 рабочих дней, что по 48 коп. в день составит на 1440 руб. Если же требуется мощение гатей, исправление дорог и выездов, то выгоняют к ним еще малолетков и вообще всех жителей.

Поэтому стоимость всех повинностей военных и общественных в мирное время для станицы выразится:

а) Воинск. в 48.291 рабоч. дн., или 21.079 руб.

б) Обществен. 9400 9737

Итого в 57.691 рабоч. дн., или 30.816 руб.

Квартирная повинность лежит на всех жителях, кроме привилегированных лиц. Для начальства и проезжих чиновников станица имеет одну общественную квартиру, за которую платится из общественного капитала 75 руб. в год. Квартирная повинность сильно обременяет жителей в рабочую пору, когда все в поле и когда по необходимости приходится отрывать от работы кого-нибудь, чтобы быть на дому. Содержание мостов, дорог и гатей лежит на всем обществе. На двух речках имеется три гребли. В станице для разъездов содержится три обывательские тройки с подряда за 1050 руб. на счет общественных сумм.

Если подвести теперь итог всем приведенным выше цифрам, то несение всех повинностей населением станицы Воронежской можно приблизительно выразить в следующей таблице:

Воинск. пов. Общ. пов. Все пов. На кажд. душу насел. 8 р. 38 к. 3 р. 87 к. 12 р. 24 к.

На кажд. муж. душу 17   80   7   89   25   69

На каждый двор 36   53   17   22   53   75 

Конечно, многие из взятых нами цифр на деле могут разниться от цифр, имевших место в действительности, но в конечном результате они все-таки настолько близки к этой последней, что, полагаем, могут дать вполне верное представление о ней как средней величине.

30 августа 1880 г.

Шахов Д. В.

Партнеры: