Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 1 (22) - 2006 год / Часть I. История / Тмутараканские князья

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[Колонка редактора] [Архив номеров] [Редакция] [Форум] [Контакты]



Тмутараканские князья: Исторические портреты

История древнерусского владения на берегах Керченского пролива – Тмутараканского княжества – до настоящего времени остается для историков во многом неясной, туманной и полной многочисленных белых пятен. Главными загадками являются время и обстоятельства, когда эти земли стали принадлежать киевским князьям и когда они окончательно перестали являться частью Древнерусского государства. Мало мы знаем о статусе этих земель до прихода русских, о том, кому они принадлежали; имеем смутное представление о границах Тмутараканского владения, так же как и о многих других сторонах его истории и культуры. Письменные источники скудны и противоречивы. Археологические источники малочисленны, а имеющиеся не все введены в научный оборот. И, тем не менее, эта скрытая от нас временем страница отечественной истории остается притягательной для многих историков и любителей прошлого.

Первое упоминание о Тмутаракани записано в русских летописях под 988 г., когда киевский князь Владимир Святославич отправил княжить в южное владение своего юного сына Мстислава (1, 54, с. 83). С этого времени принято считать появление Тмутараканского удела. Однако специалисты имеют разное мнение о том, когда эти земли подпали под власть киевских князей. По одной версии, тмутараканский стол был захвачен еще Святославом во время похода на хазар в 965–966 гг. (2, с. 59–63). По другой – эти земли отошли Киеву во время захвата князем Владимиром Корсуни (средневековый Херсон, современный Севастополь), когда были пожалованы византийцами русскому князю за обязательство оберегать крымские владения империи от набегов кочевников (3, с. 58). 

Сохранилось немало достоверных сведений о Тмутараканском княжестве. Можно с уверенностью говорить, что территория его включала Керченский полуостров с городом Корчев (греческий Боспор, современная Керчь) и Таманский полуостров, где находилась столица княжества город Тмутаракань (греческая Таматарха, Матраха, современная ст. Тамань). Вероятно, Тмутараканскому княжеству принадлежали и некоторые участки берега Восточного Приазовья, где издавна находились богатые рыбные промыслы.

Население Тмутаракани занималось земледелием и скотоводством, ловило рыбу, которой так богаты воды Азовского и Черного морей и кубанской дельты. В городах процветали ремесла, прежде всего – гончарное производство. Но самым важным занятием жителей княжества, расположенного на пересечении торговых путей, была торговля, которая приносила большие доходы горожанам и государству.

Здесь проживало немало греков, осевших в городах и селениях тюркских кочевников, в том числе хазар, еврейских купцов и ремесленников, а также выходцев с Кавказа, зихов, алан и армян. Что касается касогов, то, хотя этот народ в XII в. находился в процессе интеграции с зихами, но, скорее всего, не был собственно кавказским, а происходил из тюркской кочевой среды, поселившейся в VIII в. на юго-западной границе Хазарского государства в качестве вассала могучего в прошлом каганата (4, с. 198–206). В период русского господства появился заметный славянский слой, состоявший прежде всего из княжеских людей, дружинников, купцов, ремесленников и священнослужителей.

Тмутаракань являлась местопребыванием главы Зихской епархии, подчинявшейся непосредственно Константинопольскому патриарху. Известны свинцовые печати церковных иерархов епархии: архиепископа Антония, возглавлявшего епархию в середине XI в., и Григория, который не известен по другим источникам (5, с. 46–49, рис. 1; 6, с. 38, ? 66б). Одно время, Зихскую кафедру занимал выходец из киево-печерской братии архиепископ Николай, русский по происхождению (7, с. 47–52; 8, с. 22, 38, 124, 141). Следует заметить, что сама история Зихской епархии известна нам в общих чертах и заслуживает внимания исследователей.

Ранняя история русской церкви тесно связана с Тмутараканью. Здесь была построена князем Мстиславом церковь во имя Пресвятой Богородицы, в благодарность за дарованную девой Марией победу над касожским князем Редедей. Вблизи города монах Никон, известный нам как один из первых русских летописцев и сподвижник святого Феодосия Печерского, основал русский монастырь и построил церковь. Влияние Никона на духовную и культурную жизнь Киевской Руси трудно переоценить. Никон подолгу жил в Тмутаракани и Тмутараканские князья22 иногда выполнял дипломатические поручения горожан. Вероятно, именно здесь он приступил к созданию нового летописного свода, который закончил уже в Киеве (3, с. 62).

Не менее примечательными персонажами тмутараканской истории были ее князья. Эти колоритные владетели отличались предприимчивостью, энергией и храбростью, иногда граничащими с безрассудством. Сменяя друг друга на тмутараканском столе в течение всего XI в., они сделали Тмутаракань оплотом для князей-изгоев, конфликтующих по разным причинам с великокняжеской властью в Киеве, а к истории княжества добавили черты авантюрного романа. К этим незаурядным личностям стоит приглядеться внимательнее.

Мстислав Тмутараканский (ум. в 1036)

По летописной традиции князь Мстислав, сын Великого князя Владимира, был отправлен княжить в Тмутаракань в 988 г. В это время Мстислав был еще ребенком. Его матерью называют «чехиню». Он прибыл в Тмутаракань вместе с дружиной и людьми Владимира. По другой версии распределение столов состоялось лишь в 1010 г., а до этого в Тмутаракани правил другой сын Владимира – Святослав (9, с. 21). Так или иначе, к 1022 г. Мстислав повзрослел и приобрел черты незаурядного человека, отличался энергией и умом. Летописец так описывает князя: «муж крупный телом, с черными волосами и смуглым лицом, имел крупные глаза с высокими бровями; отличался храбростью, умел быть милостивым к своим слугам и щедрым» (1, 66).

Для укрепления тмутараканских владений, он в 1022 г. отправился походом на касогов, живших по соседству. Касоги вышли ему навстречу во главе с князем Редедей. По предложению Редеди оба князя согласились разрешить спор поединком, чтобы не губить своих людей. По обычаям того времени они боролись без оружия, и только победитель имел право убить побежденного. Победа досталась Мстиславу. Согласно договоренности тмутараканский князь получил власть над касогами, их землю, имущество и семью побежденного князя. По преданию Мстислав во время схватки обратился к Деве Марии за помощью, и только с божественной поддержкой справился с могучим предводителем касогов. После победы, по обету, князь построил в Тмутаракани храм во имя Пресвятой Богородицы. Это одна из первых каменных древнерусских церквей.

Предание стало известно не только летописцам и современникам, но его помнили и через 150 лет. Сюжет отражен в замечательном древнерусском произведении «Слово о полку Игореве», где упоминается князь Мстислав, который «зарезал Редедю пред полками касожскими» (10, с. 3, 4). История23

Следует добавить, что, по мнению А. В. Гадло поход на касогов состоялся не в 1022 г., а раньше – в 1016 или в 1117 гг. (9, с. 25). Адыги, которые считали касогов своими предками, в одной из легенд рассказывали о том, что через год после этого поединка касоги в союзе с аланами попытались захватить Тмутаракань (11, с. 84). Некоторые сведения из летописей позволили А. В. Гадло согласиться с тем фактом, что Мстиславу вместе с Ярославом Мудрым пришлось продемонстрировать свою силу в связи с их недружескими действиями (9, с. 30, 31).

Укрепив свое владение победой над касогами, уже в 1023 году Мстислав Владимирович вступил в борьбу за великокняжеский престол со своим братом Ярославом. Киевляне не пустили Мстислава в город, и он обосновался в Чернигове. В 1024 году состоялась битва у Листвена. Войско Мстислава состояло из хазар, касогов, пополнивших его после гибели Редеди, и воинов Черниговской земли, поддержавших князя. Именно черниговцы выдержали удар варяжской дружины Ярослава, во главе которой был некий варяг Якун. Исход сражения был решен в результате удара дружины Мстислава. Князь очень ценил свою тмутараканскую дружину. Объезжая поле битвы после сражения, он заявил: «Кто же этому не порадуется? Вот лежит северянин (черниговец), вот варяг, а моя дружина цела» (1, 57).

Но Киев Мстиславу занять не удалось. Через два года Ярослав и Мстислав пришли к соглашению: Киев остался за Ярославом, Мстислав «сел» в Чернигове, сохранив в своем владении и Тмутаракань.

Между братьями не было вражды. Они вместе отбили Тмутаракань у касогов и алан. Вместе совершили поход против поляков, во время которого были отвоеваны так называемые Червенские города.

В 1036 году, отправившись на охоту, Мстислав умер. Некоторые исследователи обвиняют в его смерти Ярослава. Но возможно, причины смерти были естественными. Мстиславу было около 60 лет. По тем временам это был достаточно солидный возраст. После смерти Мстислава единство Руси было восстановлено. В том же году, узнав о смерти Мстислава и о том, что Ярослава нет в Киеве, печенеги попытались захватить город, но были разгромлены (1, 68).

В целом князь Мстислав проявил себя как умелый политик, способный находить компромиссы, как доблестный и храбрый воин, и талантливый полководец. О других сторонах его личности нам мало известно. Он имел сына, который умер рано, и дочь, выданную им за одного из сыновей Редеди. Потомки этого союза не сохранили княжеского титула, но многие родовитые бояре Московского государства вели от редедевичей свое происхождение. Тмутараканские князья

Глеб Святославич (ум. в 1078)

После смерти Мстислава Тмутаракань, видимо, управлялась киевскими наместниками. Лишь спустя много лет здесь правит князь Глеб, сын Великого князя Святослава Ярославича и внук Ярослава Мудрого. Летопись упоминает Глеба в 1064 г. в связи с захватом Тмутаракани одним из князей- изгоев Ростиславом Владимировичем, который изгнал законного князя (1, с. 110). Как долго до этого Глеб занимал Тмутараканский стол, нам не известно. Княжение Глеба было очень неспокойным. В 1064 г. Ростислав Владимирович захватил Тмутаракань и прогнал Глеба, но после того как в 1065 г. к городу двинулись войска Святослава Ярославича, отца Глеба, Ростислав вынужден был бежать, и Тмутараканский стол был возвращен прежнему князю. Однако Ростислав не успокоился и вторично изгнал Глеба, который вновь вернулся в Тмутаракань после смерти Ростислава 3 февраля 1067 г. Причем за князя просили жители Тмутаракани, а послом был избран знаменитый Никон (12, с. 3). На тмутараканском столе Святославич задержался недолго: в 1069 году Глеб уже княжил в Новгороде, с которым он был связан до конца своих дней. Его жизнь полна тревог и постоянных военных походов то против степняков, то против финно-угорских народов. Во время одного такого похода в земли народа емь в 1078 г. он погиб. Обстоятельства его смерти не известны.

Хотя Глеб правил в Тмутаракани сравнительно недолго, он оставил потомкам несколько исторических памятников. Князь в январе 1068 г. измерил расстояние от Тмутаракани до Корчева по льду и увековечил это событие надписью на знаменитом Тмутараканском камне, найденном на Тамани в конце XVIII в. (13, с. 6–13). Эта надпись относится к ранним памятникам древне- русской письменности, которая помогла А. И. Мусину-Пушкину локализовать местоположение забытой к тому времени Тмутаракани (14, с. 9, 12). Из Тмутаракани происходит побывавшая в пожаре и обломленная каменная иконка святого Глеба (христианское имя Давыд). Она изготовлена из камня редкой породы – жировика и имеет колончатые надписи с христианским и языческим именами святого. По мнению Б. А. Рыбакова иконка датируется XI в. и принадлежала самому князю Глебу (15, с. 18). Летописец дает следующее u1086 описание Глеба Святославича (приводим его в передаче В. Н. Татищева): «Сей князь был весьма милостив на убогих, странников любил, был кроток, прилежен к церкви, тепл верою, всеми добродетелями, а также лицом и возрастом украшен» (16, с. 93). В то же время, князь был решителен и смел. В 1071 г. в Новгороде произошел случай, который характеризует его с этой стороны. Однажды в городе объявился волхв, который принялся смущать людей и призывал отказаться от христианства. Он даже объявил себя богом.

Горожане разделились на сторонников и противников волхва, в Новгороде назревал бунт. Тогда князь Глеб спрятал под одеждой топор и вышел к язычнику. Он спросил его, знает ли волхв, что будет с ним в ближайшее время. На что волхв ответил утвердительно и сообщил, что он совершит чудеса. В этот момент князь вынул топор и убил волхва, сторонники которого увидели, что поверили лжецу (16, с. 567). Князь Глеб не мог не быть знаком с монахом Никоном. Наше воображение рисует картину, где преподобный и изветный ученостью Никон дает совет внимающему ему князю измерить расстояние между Тмутараканью и Корчевым, как это и предполагал Б. А. Рыбаков (15, с. 17–18).

Ростислав Владимирович (1038–1067)

Ростислав Владимирович, сын Владимира Ярославича, внук Ярослава Мудрого, захватил Тмутаракань в 1064 г. Изгоем он стал не сразу. После смерти отца в 1052 г. он правил в Ростове и Суздале. Но при очередном перераспределении столов после смерти Игоря Ярославича в 1060 г. дядья перевели его во Владимир на Волыни, где он женился на дочери венгерского короля. Видимо, князь рассчитывал на большее, и не остался доволен своим уделом. Возможно, еще какие-то события повлияли на него, но вскоре Ростислав оставил жену и детей и отправился в Новгород, откуда вместе с сыновьями посадника новгородского Стромилы Пореем и Вышатой он неожиданно бежит в Тмутаракань. Прогнав Глеба, он явно стремится обосноваться на Таманских берегах. Летопись сообщает, что он собирает дань у касогов, ясов и в других землях (16, с. 84). Ростислав, конечно, знал историю Мстислава Владимировича и, скорее всего, собирал u1089 силы для похода за достойным для себя столом в Киев или Чернигов. Но в следующем, 1065 г. к Тмутаракани подошло войско Святослава Ярославича Черниговского, и Ростислав отступил. Как сообщает летопись, он ушел из города, не желая воевать с дядей (16, с. 84). Скорее всего, Ростислав не был готов к большой войне. Где он скрывался, неизвестно, но, вероятно, недалеко. Князь Святослав, посадив сына в Тмутаракани, вернулся в Чернигов. Очень скоро Ростислав вернулся и вторично изгнал Глеба. Его дядя уже не успел отреагировать на новую выходку племянника, поскольку в 1066 г. был вместе с братом Изяславом в походе против полоцкого князя Всеслава, а в начале 1067 г. князь Ростислав был отравлен херсонским котопаном.

Зачем было византийскому городскому чиновнику убивать тмутараканского князя – осталось неясным. Большая часть исследователей видит в этом опасения византийцев за свои черноморские владения (6, с. 63). Вероятно, им стало что-то известно о планах Ростислава. Во всяком случае, его авантюрные наклонности, решительность и энергия свидетельствуют, что этот князь мог быть опасным политическим противником.

Всеслав Брячиславич (ум. в 1101)

Этот полоцкий князь был захвачен в плен Ярославичами после битвы на Немиге в 1067 году. Он содержался в Киеве в подземной тюрьме. В 1068 году во время восстания в Киеве Всеслав был освобожден и избран великим князем. Но когда к Киеву двинулся бежавший ранее в Польшу Изяслав Ярославич, новый князь, пребывавший на престоле в течение 7 месяцев, не приняв боя, бежал в Полоцк. Нет никаких сведений, что Всеслав княжил в Тмутаракани. Правда, автор «Слова о полку Игореве» упомянул Всеслава в следующих строках: «Всеслав князь людям судяше Князем грады рядяше, А сам в ночь волком рыскаше, Из Киева дорискаше до кур Тмутороканя, Великому Хорсови волком путь прерыскаше» (10, с. 36).

Эти строки из «Слова…» позволили Б. А. Рыбакову утверждать, что Всеслав совершил стремительный поход в Тмутаракань, где княжил в это время сын его врага Святослава князь Глеб (15, с. 17). Но даже если это предположение верно, вряд ли можно считать Всеслава Тмутараканским князем, как это делают иногда историки (17, с. 85). Возможно, никакого похода не было. А строки из художественного произведения – лишь свидетельство о чародейских возможностях полоцкого князя.

Роман Святославич (ум. в 1079)

Роман Святославич был братом Глеба Святославича и Олега Святославича. Он упоминается в летописи под 1079 г., когда погиб от рук предавших его половцев (16, с. 96). Поскольку позже Олег Святославич мстит тмутараканским хазарам за смерть старшего брата, принято считать, что последний правил до этого в Тмутаракани. Возможно, на Тмутараканском столе Роман оказался после смерти отца в 1076 г., а может быть, и ранее: об этом князе известно немного.

Олег Святославич (1055–1115)

Самым известным тмутараканским князем был Олег Святославич (в крещении Михаил), сын Святослава Ярославича, внук Ярослава Мудрого. Он прожил жизнь, в которой были взлеты и падения, а неожиданная удача сменялась горькими утратами. Князь Олег оставил яркий и трагический след не только в тмутараканской, но и в русской истории. В 1076 г. умер великий князь Святослав Ярославич. На великокняжеский престол взошел его брат Всеволод. Но из изгнания вернулся еще один Ярославич – Изяслав. Всеволод был вынужден уступить старшему брату престол. Покойный Святослав Ярославич, виновный в несчастьях бывшего Великого князя Изяслава, был объявлен узурпатором, а его дети стали изгоями. В 1077 г. князь Олег Святославич, поссорившись с дядей Всеволодом Ярославичем, бежал в Тмутаракань. В 1078 г. он вместе с Борисом Вячеславичем (в отдельных летописях Борисом Святославичем (16, с. 95), собрав свои дружины и наняв половцев, отправился отвоевывать черниговский престол. Князья-изгои потерпели сокрушительное поражение в битве у села Нежатина Нива под Черниговом. В этом сражении погибли Великий князь Изяслав и Борис Вячеславич. Олегу чудом удалось уйти (16, с. 95). На следующий год Роман с войском подошел к г. Воиню. Но новый великий князь ловкий дипломат Всеволод Ярославич договорился с половцами. Роман Святославич был убит в половецких кочевьях, а Олег Святославич – схвачен в Тмутаракани хазарами и выдан византийцам (1, 87).

Почти четыре года князь Олег был пленником на чужбине. Князь жил сначала в Константинополе, а затем на острове Родос. Его судьбу изменила смена императоров в Константинополе. При покровительстве нового императора 28 Византии Алексея Комнина князь Олег женился на греческой аристократке Феофано Музалон и в 1083 г. вернулся в Тмутаракань. В Тмутаракани к тому времени, изгнав киевского наместника Ратибора, с 1081 г. правили князья Давыд Игоревич и Володарь Ростиславич. Видимо, Олег вернулся с какой-то военной силой, которую могли предоставить ему византийцы (18, с. 444). Этого мнения придерживались и другие исследователи (3, с. 68; 19, с. 7; 20, с. 112). Князь в первую очередь расправляется со своими обидчиками, а захвачен- ных им князей отпускает. Затем он укрепляет свою власть в княжестве.

От своего имени Олег чеканит серебряную монету с изображением своего небесного заступника архангела Михаила и легендой «Господи, помози Михаилу», которая сегодня известна в 5 экземплярах (21, с. 83, 84; 22, с. 250–254; 23, с. 133). Тот факт, что центров на Руси, где чеканили монеты, было всего три: Киев, Новгород и Тмутаракань, говорит о многом. Сохранились и свинцовые печати с изображением того же архангела и греческой надписью: «Господи, помоги Михаилу, архонту Матрахи, Зихии и всей Хазарии», и вторая с более скромной надписью (24, 26, 30, с. 171, ? 29; 6, с. 22, 115, ? 29а). Известна свинцовая печать и его супруги Феофано (24, с. 171, ? 30). Правда, существует версия, что поскольку Михаилом звали и Ростислава Владимировича, то и тмутараканские печати принадлежали именно этому князю (25, с. 194–211). Но с этим трудно согласиться, учитывая кратковременность пребывания на Тмутараканском столе князя Ростислава.

Деятельный и удачливый политик, Олег одиннадцать лет княжит в Тмутаракани, но внимательно следит за событиями в Киеве, мечтая занять Черниговский престол. И после смерти последнего из Ярославичей Всеволода в 1093 г., осознав, что новый великий князь Святополк Изяславич еще слаб, в 1094 г. со своими союзниками половецкими ханами осуществляет свою мечту, утверждается в Чернигове. Автор «Слова о полку Игореве» называл Олега Святославича Гориславичем. Долгое время считалось, что этот князь первым стал приводить половцев на Русь.

Но уже до него князья часто использовали сначала печенегов, а затем половцев в междоусобицах. Олег был в этом отношении не первым и тем более не единственным (26, с. 3). Время княжения Олега Святославича считается временем расцвета Тмутараканского княжества. Велась торговля с древнерусскими землями, Византией, северокавказскими народами. Сам факт чеканки собственной монеты говорит о позитивном состоянии экономики княжества. В некоторых источниках Олега Святославича называли каганом, то есть он для хазар и других народов бывшего Хазарского каганата рассматривался как самостоятельный правитель, пользующийся значительным авторитетом и сакральной властью (27, с. 150–159; 19, с. 10). У отдельных исследователей сложилось мнение, что Олег Святославич сохранял суверенитет над Тмутараканью до своей смерти, и в последующем был вынужден вернуться в Тмутаракань в 1113 г. (3, с. 69).

Несколько замечаний о Тмутаракани после русских князей

После 1094 года Тмутаракань уже не упоминается в летописях. А. В. Гадло считает, что русское население покидает Тмутаракань после 1117 года, так как именно в этом году на территории Черниговского княжества впервые упоминается город именно с таким названием (20, с. 121). Но Тмутаракань в Черниговском княжестве могла быть основана и раньше. Переселение из Тмутаракани в Черниговское княжество шло и в более ранний период. Так, уже Мстислав Владимирович выводил отсюда касогов и «козар» (20, с. 93). О времени, когда Тмутаракань перестала быть русским владением, у исследователей нет единого мнения. Одни уверены в том, что сразу же после того, как Олег Святославич покинул Тмутаракань в 1094 г., город перешел под протекторат Византии (28, с. 87). Другие полагают, что здесь укрепились местные касожские князья (29, с. 162).

Существует мнение, что уже с 1083 г. удел находился в вассальной зависимости от Византии, а с 1094 г. историю Тмутаракани нельзя рассматривать в контексте истории Руси (30, с. 261). Заметим, что уже в середине XII в. византийские императоры считали город своим владением. В 1169 году в договоре Византии с Генуей оговаривалось: «Да смогут генуэзские корабли спокойно торговать во всех областях Нашего владычества... за исключением Матрахи, если только Моим Величеством не будет дано на это специального разрешения» (31, с. 97). Но скорее всего, император Византии преувеличивал свое влияние в регионе. О независимых правителях Тмутаракани сообщал венгерский миссионер Юлиан, который проезжал через город в 1237 г. (32, с. 32, 33). Но этническая принадлежность этих князей неясна. В XII в.

Тмутаракань была еще процветающим краем. Во всяком случае, арабский географ ал-Идриси в середине XII в. описывал Матраху (Тмутаракань) как «вечный город, существующий с незапамятных времен, и неизвестно, кто его построил. u1058 Там есть виноградники и обработанные поля; его владыки очень сильны, мужественны, благоразумны и решительны. Их почитают за смелость и господство над соседями. Это большой город с множеством жителей, с процветающими областями; там имеются рынки и (устраиваются) ярмарки, на которые съезжаются люди из самых отдаленных соседних стран и ближайших округов» (33, с. 168, 169).

Зеленский Ю. В., Пьянков А.В.


  1. Повесть временных лет. Ч. I. Текст и перевод. Подготовка текста Д. С. Лихачева / Пер. с древнерусского Д. С. Лихачева и Б. А. Романова; Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.–Л., 1950.
  2. Гадло А. В. Восточный поход Святослава (к вопросу о начале Тмутараканского княжения) // Проблемы истории феодальной России: Сборник статей / Отв. ред. В. А. Ежов. Л., 1971.
  3. Захаров В. А. Тмутараканское княжество // Сборник Русского исторического общества. Том IV (153). От Тмутаракани до Тамани / Под ред. В. А. Захарова. М., 2002.
  4. Пьянков А. В. Касоги – касахи – кашаки – письменные источники и археологические реалии Северо-Западного Кавказа // Материалы и исследования по археологии Кубани. Краснодар, 2001.
  5. Малахов С. Н., Пьянков А. В. Моливдовул архиепископа Зихии Антония // Историко- археологический альманах. Армавир – М., 2000.
  6. Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Древней Руси X–XV вв. Том III. Печати, зарегистрированные в 1970–1996 гг. М., 1998.
  7. Мошин В. А. Николай, епископ Тмутараканский // Stminarium Kondovikoanum. Том V. Prague, 1932.
  8. Киево-Печерский патерик // Древнерусские патерики. Литературные памятники / Подготовка текстов Л. А. Ольшевской и С. Н. Травникова. М., 1999.
  9. Гадло А. В. Тмутараканские этюды. III. (Мстислав) // Вестник ЛГУ. Сер. 2. 1990. Вып. 2 (? 9).
  10. Слово о полку Игореве. Первое печатное издание 1800 года // Слово о полку Игореве. Составление, вступит. статья, подготовка древнерусского текста и комментарий В. И. Стеллецкого. М., 1981.
  11. Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа, составленная по преданиям кабардинцев. Нальчик, 1982.
  12. Гадло А. В. Тмутараканские этюды. IV. (Старшие Ярославичи и Ростислав) // Вестник ЛГУ. Сер. 2. 1990. Вып. 4 (? 23).
  13. Медынцева А. А. Тмутараканский камень. М., 1979.
  14. Мусин-Пушкин А. И. Историческое исследование о местоположении древнего Российского Тмутараканского княжения. СПб., 1794.
  15. Рыбаков Б. А. Русские датированные надписи XI–XIV веков. САИ Е 1–44. М., 1964.
  16. Татищев В. История Российская. В трех томах. Т. II. / Классическая мысль. М., 2003.
  17. Трехбратов Б. А. История Кубани с древнейших времен до конца XVIII века. Краснодар, 2000.
  18. Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962.
  19. Гадло А. В. Тмутараканские этюды. V. (Олег Святославич) // Вестник ЛГУ. Сер. 2. 1990. Вып. 2 (? 9).
  20. Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа X–XIII вв. СПб., 1994.
  21. Орешников А. В. Денежные знаки домонгольской Руси. Труды ГИМ. Вып. 6. М., 1936.
  22. Кропоткин В. В., Макарова Т. И. Находка монеты Олега-Михаила в Корчеве // СА. 1973. ? 2.
  23. Завьялов С. Л., Пьянков А. В. О находках древнерусских монет на территории Таманского полуострова // Двенадцатая всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов. М., 2004.
  24. Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X–XV вв. Том I. Печати X – начала XIII в. М., 1970.
  25. Гадло А. В. К истории Тмутараканского княжества во второй половине XI в. // Историко-археологическое изучение Древней Руси: итоги и основные проблемы. Славяно- русские древности. Вып. 1. / Под ред. проф. И. В. Дубова. Л., 1988.
  26. Зеленский Ю. В. Исторический портрет тмутараканского князя // Древности Кубани. Вып. 8. Краснодар, 1998.
  27. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя // История СССР. 1982. ? 4.
  28. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968.
  29. Заседателева Л. Б. Терские казаки (середина XVI – начало XX вв.) // Историко- этнографические очерки. М., 1974.
  30. Степаненко В. И. К статусу Тмутаракани в 80–90 гг. XI в. // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1993. Вып. 3.
  31. Насонов А. Н. Тмутаракань в истории Восточной Европы X века // Исторические записки. М., 1940. Вып. 6.
  32. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. / Составление, редакция переводов, введение и вступительные статьи к текстам В. К. Гарданова. Нальчик., 1974.
  33. Коновалова И. Г. Восточная Европа в сочинении ал-Идриси. М., 1999.
  34. Мавродин В. И. Тмутаракань // Вопросы истории. 1980. ? 11.
  35. Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.
Партнеры: