Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 49 июнь 2007 / Победитель Чапаева

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


Победитель Чапаева

Боевой путь полковника Т.И. Сладкова

  О "народном герое" - легендарном начдиве 25-й советской "Чапаевской" дивизии Василии Ивановиче Чапаеве - знает каждый. Книги и многочисленные статьи рассказывают о его подвигах, снят фильм, придумано множество анекдотов, появились компьютерные игры с участием краскома. До сих пор спорят и о месте гибели Чапаева. К круглым датам регулярно печатают воспоминания чапаевцев и родственников Василия Ивановича, биографии его ближайших сподвижников. Зато практически не упоминается человек (или упоминается ошибочно не то имя), руководивший операцией по разгрому штаба 25-й дивизии - полковник Уральского казачьего войска Тимофей Ипполитович Сладков. Надеюсь, небольшой очерк об этом герое Урала хотя бы частично восстановит историческую справедливость!

  9 января 1884 года в семье есаула Уральского войска Ипполита Селиверстовича Сладкова и его супруги Анны Дмитриевны Донсковой родился первенец - сын Тимофей. Как и большинство сверстников, среднее образование он получил в Уральском войсковом реальном училище. После этого, проучившись год в Московском военном училище, был переведен в Елизаветградское кавалерийское юнкерское училище и после двух лет обучения, в 1905 году, был выпущен оттуда по 1 разряду, произведен в хорунжие и назначен в… лейб-гвардии Атаманский полк, состоящий исключительно из офицеров Донского войска. Возможно, попасть в столь привилегированную часть Тимофею Ипполитовичу помогла его женитьба на казачке из очень уважаемого на Дону дворянского рода - дочери генерал-лейтенанта Ольге Варламовне Денисовой.

  Итак, Т.И. Сладков начал свою службу в Санкт-Петербурге в гвардейской казачьей части. В конце того же 1905 года он был командирован полковым начальством в Ораниенбаум, в Офицерскую стрелковую школу для обучения стрельбы из пулемета. В 1909-10 гг. стоял вместе с полком в Финляндии, 6 декабря 1909 г. произведён в сотники, а в декабре 1912 года занял должность полкового казначея. За весь период своей службы в полку он не раз аттестовывался самым положительным образом, был на хорошем счету у начальства и признавался достойным повышения по службе.

  В феврале 1914 года подъесаул (с 14 апреля 1913 г.) Т.И. Сладков, как отличный во всех отношениях офицер, был переведен из полка в Главное управление Генерального Штаба - высший орган оперативно-стратегического и строевого управления Русской армии. Однако, служить долго там ему не пришлось. С началом 1-й Мировой войны Сладков, не желая оставаться на тыловых должностях, отпросился в строй, и в чине есаула был назначен командиром 6-й сотни 6-го Уральского казачьего полка. Этот полк (командир – полковник Н.В.Мизинов), развёрнутый по мобилизации в августе 1914 года, вошёл в состав Уральской казачьей дивизии.

  За время войны Сладков был награжден многочисленными орденами: св.Анны 4 ст. с надписью "за храбрость", св. Станислава 2 ст. с мечами, св. Анны 2 ст. с мечами, св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом. С 1916 года он состоял помощником командира 8-го Уральского казачьего полка, к которому был временно прикомандирован, продолжая числиться в своём 6-м полку. За боевые отличия был произведен в чины войскового старшины (18 апреля 1916 г.) и полковника (13 ноября 1917 г.) - причем последний чин получил уже после большевицкого переворота.

  В конце 1917 или начале 1918 года полковник Т.И. Сладков вернулся в родной Уральск, где на заседании Уральского Войскового съезда 10 апреля 1918 г. был избран кандидатом в члены ликвидационной комиссии по ведомству военного хозяйства. Основными задачами комиссии было решение технических и хозяйственных вопросов, связанных с ликвидацией и демобилизацией уральских полков, вернувшихся с фронта, учётом их военного имущества и снаряжения, а также его правильного распределения в зарождавшихся новых уральских частях.

  С началом ведения активных действий уральских казаков против наступавших на Войско большевиков Сладков, примерно с лета 1918 года, назначается командиром одного из вновь сформированных льготных уральских полков. Точное его название и место, где полк вёл боевые действия, выяснить пока не удалось - за почти полным отсутствием документов. Но точно известно, что на середину ноября 1918 года Сладков уже командует 6-м Уральским конным льготным полком, сформированным 8 сентября 1918 г. из казаков станиц Лбищенского района. Полк воевал на Шиповском фронте, прикрывая направление на Уральск.

  Новый 1919 год начался для уральцев крайне неудачно. После нажима красных на Соболевском направлении, казаки отошли к Уральску и, вследствие губительных ошибок командования, после кровавого боя сдали город 24 января (далее - все даты по новому стилю). Затем два неудачных штурма столицы Войска лишь окончательно внесли деморализацию в казачьи ряды - началось отступление Уральской армии вниз по Уралу и разложение частей. Некоторые казаки сдались красным, многие разъехались по домам, большинство же просто осталось на территории, занятой красными войсками.

  Медленно отступая, оказывая красным сопротивление, казачья армия всё же оставляла посёлок за посёлком, хутор за хутором, откатываясь все дальше, и остановилась лишь в пос. Мергеневском. При таком положении дел крах Уральской армии был бы неминуем, но в это время как раз произошло избрание нового Войскового атамана. Генерал-майор В.С.Толстов, человек решительный и волевой, железный рукой начал водворять дисциплину в войска, навёл порядок в тылу, провёл ряд успешных мероприятий по организации остатков армии.

  Под Мергеневым 30-31 марта 1919 г. красным был дан решительный бой, в котором большевики были разбиты и начали отступление к Лбищенску. Начался приток в армию новых казаков, как молодых, так и ранее уехавших с фронта. В армию потекли и офицеры: старые отставники, инвалиды, они шли на любые должности (как правило, нестроевые), желая принести пользу родному Войску. Служил офицером для поручений при Уральском Войсковом штабе и отец Т.И.Сладкова, престарелый (в марте 1919 года ему исполнилось 72 года) войсковой старшина И.С.Сладков.

  По приказанию атамана, часть старых полков армии была расформирована. Новые полки пополнялись вновь прибывшими казаками, сводились в бригады, дивизии и корпуса, получая более правильную военную организацию. 28 февраля 1919 г. был расформирован и 6-й Уральский конный полк полковника, а его остатки влиты во 2-й Учебный конный полк.

  Началась и чистка прежнего командного состава армии. Все неспособные, не проявившие себя в предыдущих боях, отчислялись в резерв или отправлялись в тыл. Молодые офицеры, выдвинувшиеся в период Гражданской войны, наоборот, невзирая на возраст и командный ценз, получали назначения на более ответственные командные должности. Едва закончив к апрелю ликвидацию дел своего полка, Т.И.Сладков 2 апреля 1919 г. был назначен командиром Лбищенского (до 29 марта 1919 г. - "Мергеневского") конного полка в состав 2-й Уральской казачьей дивизии полковника П.К.Буренина.

  Помимо Лбищенского, в дивизию входили Уральский, Сахарновский и 1-й Партизанский конные полки, Сводно-пеший полк, Брыковский партизанский отряд и 2-й Уральский конный артиллерийский дивизион (3-я и 5-я конные батареи).

  Во главе своего полка Т.И. Сладков принял самое активное участие во взятии Лбищенска 17 апреля 1919 г. После ряда тяжелых атак, при активной поддержке артиллерии казакам удалось прорвать оборону красных. Победителям достались свыше тысячи пленных и огромные трофеи - 10 орудий, 28 пулеметов, более 3 тысяч снарядов, 300 тысяч патронов, около 1 тысячи винтовок и много обмундирования и военного снаряжения, в котором Уральская армия очень нуждалась. Почти полностью были уничтожены со своими штабами и обозами полки 22-й советской дивизии: 191-й Балашовский и 192-й Пензенский. Но, главное - был поднят моральный дух армии и очищен от большевиков весь Лбищенский район. Деморализованные красные почти без сопротивления откатились к Уральску.

  Продолжая развивать наступление, Лбищенский конный полк принял участие в ряде успешных боев против красных, а также участвовал в осаде столицы Войска. Однако взять Уральск так и не удалось. Красные части несколько раз пытались пробиться к Уральску из Саратова, чтобы снять с него блокаду, но каждый раз были с потерями отброшены назад.

  В июне 1919 года полковник Сладков руководил операцией по взятию станции Шипово, где находились тылы и резервы ударной группы красных, наступавших на Уральск. После тяжёлого боя станция была взята, казаки, помимо тысячи пленных, захватили 10 орудий (из них два тяжёлых), 3 тысячи снарядов, 100 тысяч патронов, семь автомобилей и вагон с военным имуществом. Успех боя был обеспечен не только самоотверженностью войск, но и умелым руководством со стороны полковника Сладкова.

  В конце июня 1919 года Т.И. Сладков назначается командиром 2-й Уральской казачьей дивизии, входившей в состав 1-го Уральского казачьего корпуса. К тому времени дивизия включала в себя Лбищенский, 1-й и 2-й Партизанские, Сахарновский, Уральский конные и Уральский пеший полки, а также 2-й артиллерийский дивизион из 8 орудий (из них два гаубичных). Все полки были четырехсотенного состава, в каждом имелась своя пулемётная команда. Всего в дивизии состояло более 70 офицеров, около 1800 шашек, 300 штыков и 52 пулемёта. Силы небольшие, но дивизия по праву считалась одной из лучших в Уральской армии. Интересен и портрет начальника дивизии - Т.И. Сладкова, данный Л.Л. Масяновым: "…обаятельный, веселый, большой ухажер, но сильно отличался от типа офицера-уральца. Он не искал популярности, а был всегда весел и ровен со всеми в своих отношениях".

  В июле 1919 года блокада Уральска была снята подошедшей по Бузулукскому тракту 25-й советской дивизией под командованием В.И.Чапаева. Усилившиеся красные части начали наступление по тракту Уральск-Гурьев, тесня немногочисленные казачьи полки вниз по Уралу. Несмотря на упорное сопротивление почти в каждом посёлке и хуторе, красные всё больше теснили 1-й Уральский корпус, заставляя его с боями оставлять важные стратегические пункты - Янайкин, Бударин, Лбищенск, Мергенев, Сахарный...

  В конце августа фронт на некоторое время замер. Красные, измотанные непрерывными боями и переходами, понеся большие потери, растянув свои части и тыл на 150 с лишним вёррст, заняли пос. Сахарный, где остановились для передышки, укрепляя свои тылы и подтягивая резервы. Казаки, занимающие пос. Каленый, держали фронт пехотными частями, отправив конные полки в тыл для пополнения и приведения их в порядок после изнурительных боев. К концу августа в район Каленого подтянулась со Сламихинского направления 6-я Уральская дивизия полковника Н.Н. Бородина, существенно усилив тем самым части 1-го Уральского корпуса. Но, несмотря на это, общая численность наступавших красных войск (25-я и часть 50-й советские дивизии) превосходила 1-й Уральский корпус более чем вдвое.

  Пользуясь небольшим затишьем на фронте, в конце августа в Каленом было созвано совещание высших чинов Уральской армии. Было ясно, что отдохнув, красные продолжат наступление. Необходимо было попытаться взять инициативу в свои руки, нанеся упреждающий удар. Для этого было решено организовать рейд в тыл красным войскам, атаковав хотя бы одну из станиц, занятых противником, и посеять панику у них в тылу, создав по возможности угрозу Уральску. При удачном стечении обстоятельств наступление главных сил неприятеля было бы приостановлено, а уральские полки выходили бы на новые базы снабжения.

  Основу посылаемого в рейд отряда составили полки 2-й Уральской дивизии - 1-й и 2-й Партизанские и Лбищенский конные, как наиболее сохранившиеся в количественном и качественном отношении. Отряд был усилен двумя полками 6-й Уральской казачьей дивизии - 1-м Новоузенским (Поздняковским), 3-м Чижинским партизанским, Коржевским партизанским отрядом (два эскадрона), а также 1-й Учебной батареей с 2-мя орудиями. Общая численность отряда составляла около 1,5 тысяч шашек и 30 пулеметов. Начальником отряда был назначен полковник Т.И.Сладков.

  Безусловно, отправляя в рейд свои лучшие полки, командование Уральской армией сильно рисковало. В случае неудачного продвижения отряда и быстрого его обнаружения, красные легко могли отрезать его от главных сил и разбить казаков по частям. Поэтому вести отряд должен был опытный командир, верящий в успех операции, который бы обладал стратегической инициативой, был смел - и в то же время осторожен. Полковник Сладков по своим личным качествам, безусловно, подходил на роль руководителя операции.

  Заместителем его стал ещё один опытный военачальник - полковник Н.Н. Бородин, с 1918 года бессменный командующий Сламихинским фронтом, командир 6-й Уральской дивизии. Он одержал немало побед над красными, несколько раз с небольшими силами брал за "гранью" войсковой территории города Новоузенск и Александров-Гай и имел репутацию самостоятельного инициативного командира.

  В 20 часов 1 сентября отряд выступил из пос. Каленого на запад. Пройдя около 35 вёрст, он изменил направление на север, и, двигаясь по 17 часов в сутки по безлюдной степи параллельно тракту Уральск-Гурьев, вышел 4 сентября на линию Лбищенска, где по данным уральской разведки, находился штаб группы красных войск.

  Атака Лбищенска была произведена по личной инициативе полковника Сладкова, что не может не вызывать уважение - ведь успех не был гарантирован. Красные знали, что некая конная группа бродит в окрестностях города (хотя не знали ни количества, ни намерений отряда Сладкова), и вполне могли Лбищенск к обороне, снять крупные силы с фронта, попытаться окружить отряд или загнать его в безлюдную степь и т.д. Но, тем не менее, Сладков не сомневался в успехе.

  На рассвете 5 сентября спешенные части казаков ворвались в Лбищенск, сбив полевые караулы красных. Атака была стремительна и неожиданна. Гарнизон был застигнут врасплох спящим и поначалу почти не оказывал сопротивления. Казаки быстро заняли главную площадь города и штабную улицу. Однако в решающий момент боя красноармейцы смогли организовать оборону в районе своего штаба.

  Бой затягивался, что никак не входило в планы командования казачьим отрядом. Красные, совершенно оправившись, осмелели и даже перешли в контратаку, выбив казаков из прилегавшего к штабу квартала. Спас положение, заплатив за это своей жизнью, храбрый полковник Н.Н.Бородин, бросившийся с отрядом в 50-60 человек на сопротивлявшуюся группу красных. Они не выдержали этой атаки, многие сдались в плен, другие бросились к Уралу.

  Упорнейший бой длился около трёх (по другим данным, шести) часов. Победа казаков над гораздо более сильным противником была полная и безоговорочная: в Лбищенске были захвачены до 700 пленных, 5 аэропланов, 5 автомобилей, исправная радиостанция, продовольственный склад и многое другое. Обоз с трофеями составлял 500 подвод, а многое просто не смогли взять и взорвали, покидая город.

  Версий гибели самого Чапаева много, но как он погиб на самом деле (если вообще погиб!), точно так и не известно. Да это и не важно: главное, что был ликвидирован один из опаснейших врагов уральского казачества, погубивший много уральцев. Погиб и почти весь его штаб.

  К сожалению, развить успех казачьим частям не удалось, в том числе и по ряду объективных причин: нерешительности руководства Уральской армии, измотанности казачьих полков, плохого обеспечения продовольствием, обмундированием и медикаментами, отсутствием пополнений и, самое главное - начавшейся эпидемии тифа. В самое короткое время Уральская отдельная армия почти не могла воевать.

  В середине октября 1919 года красные перешли в наступление по обеим сторонам Урала. Оказать сильное сопротивление казаки уже не могли и начали почти без боёв отступать вниз, по дороге на Гурьев. Боевой состав армии таял с каждым днем, корпуса, дивизии и полки оставались только на бумаге.

  С ноября фактически перестала существовать и 2-я Уральская конная дивизия. На фронте оставался сборный отряд из разных полков, пытавшийся оказать хоть какое-то сопротивление. В декабре Т.И. Сладков временно занял должность командира 1-го Уральского корпуса, но никакого корпуса также давно не существовало.

  С остатками армии и беженцами отступал со своей семьёй и полковник Сладков. В феврале 1920 года он прибыл в форт Александровск. С этого времени Тимофей Ипполитович начал вести дневник, который впоследствии послужил ему основой для составления воспоминаний. Он подробно описывал происходившие события, встречи, разговоры, свои наблюдения. Дневник Сладкова, без сомнения, представляет собой уникальный материал по истории последних дней Уральской отдельной армии.

  В феврале 1920 года полковник Сладков был назначен временно исполняющим должность начальника штаба Уральской отдельной армии - это было последнее его назначение в Гражданской войне. В апреле он в составе отряда атамана Толстова вышел в свой последний поход "от красных лап в неизвестную даль", оставив в форте Александровск жену и маленькую дочку. Вскоре из-за разногласий с атаманом полковник Сладков с небольшой группой казаков и офицеров отделился от основного отряда, выбрав для дальнейшего движения путь по Каспийскому морю. Удача благоприятствовала ему. Чуть не попав в руки красных, пережив шторм и встречу с морскими разбойниками, пройдя около 800 верст, группа Сладкова прибыла в Персию.

  На этом приключения уральцев не закончились. Им пришлось объехать почти всю Персию, побывав в Тегеране, Казвине, Хамадане, Керманшахе, Багдаде. Наконец, в июне 1920 года они прибыли в русский лагерь в Басре. Там англичанами были собраны более 300 офицеров и около 200 солдат и матросов белых армий, которые смогли добраться сюда различными путями. В ноябре в этот же лагерь прибыл и атаман Уральского Войска со своим отрядом, прошедшим тяжелейший сухопутный путь. Полковник Сладков встретил атамана официальным рапортом, но отношения между ними остались напряжёнными.

  Поползли разнообразные слухи о будущем русского лагеря, но все сходились на том, что англичане собираются его расформировать. Т.И. Сладков испросил разрешения у английских властей на выезд и 1 декабря со своей гражданской женой - спутницей ещё с выхода из Александровска, сестрой милосердия А.К. Михайловской - на корабле "Чагдара" отплыл в Бомбей. Через Индию 23 января 1921 г. он прибыл в Марсель.

  Первым из уральцев, прибывших во Францию из Персии, Сладков отправился в Париж для встречи с представителем Русской армии генералом Е.К. Миллером. Сделав ему подробный доклад о русском лагере в Персии и о положении уральских казаков, Сладков просил о помощи в переезде их во Францию, а затем вернулся в Марсель (где устроился на должность помощника садовника в богатом имении, в его обязанности также входила работа на виноградниках, разбивка тяжёлых камней и т.д.).

  Жизнь на чужбине складывалась непросто: постоянный тяжёлый физический труд, отсутствие надежды на скорое возвращение на родину, недостаток материальных средств. Уже в феврале 1921 года Сладков пишет в дневнике: "Мечтаю с большим наслаждением вернуться в Россию и в конце июля, наверное, выеду, каково бы положение не было".

  О дальнейшей его судьбе известно не так уж и много. В 1920-х годах Тимофей Ипполитович жил в небольшом городке на побережье, занимаясь физическим трудом. Некоторое время переписывался с женой, оставшейся в советской России; потом получил сведения, что она скончалась, и женился на А.К. Михайловской.

  Т.И. Сладков активно участвовал в жизни русской колонии. В 1930 году он был избран помощником атамана общеказачьей станицы в Ницце. Печатал небольшие очерки и рассказы в казачьих эмигрантских журналах. Позднее переехал в Париж – где к нему однажды явились два представителя советского посольства - с просьбой уточнить обстоятельства гибели Чапаева.

  То, что вышедший на экраны фильм и книги о Чапаеве неправдоподобны, советские эмиссары прекрасно понимали, поэтому им нужен был живой свидетель гибели начдива. Но помог ли им "победитель Чапая" - неизвестно…

  Скончался Тимофей Сладков 22 марта 1956 года в инвалидном доме Монморанси под Парижем и был похоронен на местном кладбище.

  Помимо рассказов и очерков, в 1927-28 гг. Т.И. Сладков написал на основе своего дневника воспоминания о последних трагических днях Уральской отдельной армии и последнем походе в "неизвестную даль". Искренне надеюсь, что когда-нибудь этот интереснейший материал будет опубликован, а имя одного из самых видных борцов казачества против большевиков займёт достойное место в памяти уральцев.

 И - как знать! - может быть, когда-нибудь на вокзальной площади Уральска приезжих будет встречать не палач казачества, а наш легендарный земляк. Ведь побеждённым памятников не ставят!..

Д. Дубровин

Партнеры: