Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 49 июнь 2007 / Якутское войско

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


Якутское войско

   “Греция, Рим, Старый Свет и Новый могут гордиться и хвалиться героями своими сколько хотят, я не знаю, отважились ли бы они на то, что сибирские герои Буза, Перфирьев, Бекетов, Нагиба, Хабаров, Степанов и многие еще другие действительно учинили; осмелились ли бы они с малым числом людей напасть на столь сильные народы, каковы были: Монголы, Манчжуры и др., и удалось ли бы им покорить чрез 80 лет не только восьмую часть земли, да притом еще неудобнейшую и опаснейшую между всеми частями, где голод и стужа вечное свое имеют жилище, но и утвердить за собою”.
                                                              
академик И.Э. Фишер

  К началу XVII века русские владения простирались до Енисея, а затем уже Енисейские и Мангазейские казаки, родоначальники будущих Якутских, партиями по 15-20 человек пробираются на реку Лену: первые к её верховьям, а вторые по Нижней Тунгузке.

  Полузабытые историки позапрошлых веков - Врангель, Крашенинников, Ланин, Андриевич, Спасский, Маныкин-Невструев, Словцов, Фишер - оставили сведения о Якутских казаках. Кто сейчас вспомнит атамана Якутского полка Шахурдина, хранившего семейные записки, чьи живые рассказы записывал в своё время А.Маныкин-Невструев?.. Что мы знаем сегодня о войне казаков с чукчами, о казаках-албазинцах?..

*            *            *

  Якутские казаки довольно рано окончили своё боевое поприще. Между тем и им выпали не менее славные дела, чем другим войскам - кровопролитные битвы с враждебным населением, голод и лишения в ледовитой стране. Сколько партий смельчаков сгинуло...

  В 1619 году Енисейские казаки услышали от тунгусского князька о реке “Лин”. В 20-х годах XVII столетия первым побывал в центре Якутии П.Д.Пенда (сам не казак), оставив письменные свидетельства.

  В 1621 году сургутские казаки Фёдоровы прошли волоком с Тыма на Сым и, дойдя до Енисея, собрали ясак с жителей Подкаменной Тунгуски. Через год там стали собирать ясак нарымские казаки Петрушки Тимофеева, а ещё через год о правах на эту территорию заявили енисейские казаки атамана Поздея Фирсова, отогнав силою нарымских казаков Алёшки Алтайки.

  В 1629 году на Лену вышел отряд из 30 казаков под начальством Хрипунова, годом позже - отряд такого же числа Ивана Галкина. При устье реки Куты было построено зимовье. В 1631 году отряд возглавил енисейский сотник Пётр Иванович Бекетов. Этот энергичный командир заложил Тугирский острог (при впадении в Лену р. Тугиры), а в 1832 году с 30-ю казаками спустился по Лене ещё ниже.

  25 сентября (8 октября н.ст.) отряд Бекетова в “неведомой якуцкой землице” начинает строительство Ленского острога - будущего Якутска: “Того ж году сентября в 25 день, по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Русии указу, поставил я с служилыми людьми на Лене реке острог для государева величества в дальней украине и для государева ясачново збору и для приезду якутцких людей. А преж тово на Лене реке и в якутцкой земле государева острогу не бывало нигде. А поставил государев новый острожек я, Петрушка, против якуцкова князца Мамыкова улусу”. Как сообщал стрелец Ивашко Иванов -“острожек поставлен на берегу у Лены реки к лесу и к угодью, а около того острожку живут многие конные и пешие якуты, родами тысяч с десять и больши, и животины их коров и лошадей много...”

  В 1635 году Бекетов же заложил Олекминский острог. На Вилюе, у впадения речки Тюкэн, в 1634 году казаками Воина Шахова основано было Верхневилюйское зимовье (с 1783 по 1821 год - Оленск, потом Вилюйск).

  Ленским острогом в эти годы управляли енисейские “прикащики” - сначала Бекетов (до осени 1633 г.), “сын боярский” Парфений Ходырев (до 1634 г.), казачьи атаманы Иван Галкин (1634-35 гг.) и Осип Алексеевич Галкин (май 1640 г. - июнь 1641 г.).

  В 1635 году царь Михаил Фёдорович велит именовать служилых Ленского острога “Якуцкими казаками”, а в 1638 году было основано Якутское воеводство (с 1641 - уезд). До этого весь Ленский край входил в состав Енисейского уезда, где на сбор ясака претендовали казаки Тобольска, Томска, Енисейска и Мангазеи - отчего меж ними случались ожесточённые схватки. Так, в 1610 году из-за района реки Сым (приток Енисея) вышел конфликт у мангазейских казаков с кетскими.

  Первые воеводы якутские, Пётр Головин и Матвей Глебов, прибыли в Якутский острог в 1641 году и сразу начали снаряжать партии к “Тунгузскому озеру” (Охотское море). Из 400 казаков, прибывших с ними, 245 были из Тобольска, 100 - из Енисейска и 50 - из Березовска. Партии снабжались по возможности всем необходимым. Они редко возвращались в тот же год, разве что при неудачах (обычно оседая на завоёванной земле или возвращаясь через пару лет).

  Пути движения были в основном водные, посуху шли лишь водоразделами, переваливая через хребты к притокам новых рек. Так были открыты Амур и Охотское море: партии, следовавшие по Олекме, перевалили Становой хребет и спустились к Амуру речкой Уркой; партии по Алдану и Мае перевалили тот же хребет и вошли в реку Улью, впадающую в Охотское море. С 1633 по 1638 год казачий отряд Максима Перфильева стал первооткрывателем рек Оленек, Яна, Индигирка.

  Исследовав бассейн Лены, “якуцкий казак” Василий Бугор первым выходит к Байкалу. Томский казак Иван Москвитинов в 1639 году вышел на берег Тихого океана - “для пользы государевой и якутским казакам в помощь”…

  Несколько сот казаков за короткое время исследовали и присоединили к России огромную территорию - от Енисея до Тихого океана, совершив большинство наиболее значимых географических открытий на северо-востоке Азии!

  Упомянём и отважных мореплавателей, исследовавших берега Северного океана - казаков Никиту Малыгина, Якова Пермякова, Меркурия Вагина, Василия Стодухина, Алексея Маркова, Григория Кузякова, Катаева... Это они собирали первые сведения о неизвестных дотоле морях, островах и реках, на которые ещё долго ссылались при составлении географических атласов (например, казацкий полковник Шестаков, приехавший в 1726 году в Петербург, составил карту северных окраин Сибири - и она была скопирована в Париже географами Делилем и Бюане)…

  При этом отметим характерную для всего казачества во все времена особенность взаимоотношения с разного рода служилыми людьми. Живя и сражаясь бок о бок с казаками, те настолько проникались духом и образом их жизни, что нередко сами становились казаками. Прославившиеся своими открытиями “промышленный человек” Ерофей Хабаров и “письменный голова” Василий Поярков, например, позабыв свои чины, с гордостью звались “якуцкими казачьими атаманами” - как и уроженец Великого Устюга, “зять якутского народа” Семён Дежнев, открывший пролив между Евразией и Америкой…

  Ещё характерная черта казачества - умение найти общий язык со всеми буквально окружающими народами, способность видеть в них будущих товарищей, породниться, воспринять умение выживать в самых необычных и сложных природных условиях. Первый исследователь Камчатки Владимир Атласов (названный Пушкиным “Камчатским Ермаком”) был сыном казака и якутки, как и другой известный вожак якутских казаков - первооткрыватель Курильских островов Иван Козыревский…

  Казаки вообще нередко держали якуток “за жены место”, даже продавая их друг другу. В сборнике документов “Колониальная политика Московского государства в Якутии XVII векa” есть, например, сообщение об “отпуске на волю якутки Малнек, принадлежащей енисейскому казаку Ивану Метлеку”, с нажитыми ими детьми.

  По прибытии в местность, занимаемую каким-либо племенем туземцев, казаки вступали в переговоры с предложением подчиниться Белому царю и платить ясак. Иногда дело решалось оружием. Обложив туземцев ясаком, казаки устраивали на их землях укреплённые остроги (если племя было воинственное) или просто зимовья, где и оставалась обыкновенно часть казаков.

  Партиями управляли, по назначению воевод, начальники из людей опытных, бывших уже в походах. Бывало, смелые пионеры предлагали услуги по открытию новых земель на свой счёт - как это сделал в 1648 году Хабаров, испросивший разрешение набрать за свой счёт 150 казаков и вести их на Амур.

  Казак Федот Алексеев Попов в 1711 году умудрился пробраться на острова Аляски, первым из русских увидев на горизонте вершины гор Северной Америки (открытый же им пролив назвали - “Беринговым”). Якутские казаки участвовали в Камчатских экспедициях Беринга и Чирикова, затем в деятельности Русско-Американской компании. Вплоть до ликвидации последней во второй половине XIX века, личный конвой губернатора Русской Америки состоял из взвода казаков. Вернувшись в Россию, они передали своё знамя в ГУКВ…

  Первые городки в Сибири, как бы они ни назывались, управлялись казачьим кругом. Порядок поддерживался в отрядах довольно строго: казаки повиновались своим начальникам и обычно терпеливо переносили все лишения. Яркий пример - сам Хабаров. Открыв Амур, собрав богатый ясак, он по праву мог бы гордиться своими успехами. Из Москвы, решив учредить Амурское воеводство, перед выездом туда воеводы послали для устройства дворянина Зиновьева - который (без особенных, видимо, причин) ставит начальником отряда на Амур Онуфрия Степанова. И Хабаров беспрекословно подчиняется этому распоряжению, делаясь простым казаком.

  Нарушения повиновения (например, убийство казаками в Камчатке трех начальников - Атласова, Чирикова и Миронова) объясняются причинами более или менее уважительными. Начальники отрядов - прикащики - отвечали за сбор ясака и раздачу положенного содержания. Случалось, обделяли казаков - что и довело Камчатских казаков в 1712 году до крайних мер. Но и тут анархии не было. Зачинщики убийства Анциферов и Козыревский, приняв управление в свои руки, подробно доносят о случившемся в Якутск. Назначенные из Якутска новые прикащики не преследуют убийц, напротив - назначают их сборщиками ясака!

  Обращение казаков с туземцами, при тогдашней грубости нравов, разумеется, не могло быть названо гуманным, а все попытки сопротивления вели лишь к ещё большей суровости. Такая система обращения с инородцами в северной части Восточной Сибири стала одной из причин потери Амура в 1684 году: на помощь даурам, ниткам и дучерам “подоспели” китайцы, а гиляки вообще сочли за лучшее признать над собою власть Китая.

  Китайское правительство энергично препятствовало укреплению русских на Амуре, не раз высылая большие отряды. Сталкиваясь с ними, казаки обычно стойко выдерживали нападения, но и активных успехов не достигали. В осаде Албазина в 1685 году, например, участвовало свыше 10 тысяч китайско-манчьжурского войска. В ответ на предложения сдаться, начальник гарнизона в три сотни казаков Афанасий Бейтон ответил: “Мы крепости сдавать не привычны”.

  Казаки, взятые в плен при Албазине, были переселены в Пекин (некоторые, впрочем, уходили сами - как казак И-фан в 1649 году; или Григорий, который в 1668 году увёл 33 человека). С албазинцами ушёл священник о. Максим Леонтьев. В Пекине казаки они были приняты императором и причислены к потомственному воинскому сословию. Известны некоторые их имена: (Ло), (Романов), (Хэ), (Хабаров), (Яо), (Яковлев), (Ду), (Дубинин), (Хэ), (Холостов)…

  Подобно некрасовцам, албазинцы составляли личную охрану правителей. Сыграли они и значительную роль в развитии связей Россией с Китаем в ХVII-ХIХ вв. Китайские власти дозволили им построить часовню, а когда в 1695 году из России привезли церковную утварь - и храм, несмотря на гонения на христиан. Тобольский митрополит Игнатий писал тогда: “Пленение ваше не без пользы китайским жителям, яко Христовы православныя веры свет им вами открывается…”

  Албазинцы очень жестоко пострадали во время боксёрского восстания 1900 года, дав миру немало мучеников за веру православную. Немногочисленные православные потомки их и сейчас живут в Китае.

  Постоянно тревожимые маньчжурами, испытав все роды лишений, голод, схватки с многочисленным неприятелем, - казаки, пришедшие на Амур в 1648 году, вынуждены были оставить эти земли после почти 35-летнего владения. Много партий, отправившихся на Амур, пропали без вести - так что с лихвой заплатили наши предки за бескровное приобретение Амура в 1858 году!

  Боевое снаряжение казаков в походе состояло из ружей, пищалей и сабель. Пороху и свинцу часто недоставало. Отряды иногда снабжались и пушками - например, партия Хабарова имела две пушки. Особенно правильной системы вооружения не было. Лишь с воцарением Петра I (повелевшего создать из стихийно образовавшегося казачьего “войска” Якутский казачий полк) устанавливается порядок снабжения, отряды становятся многочисленнее, им придаётся артиллерия, запасы боеприпасов. К партиям приписывают матросов и плотников для устройства судов, отпускается парусина.

  Аборигены, с коими приходилось иметь дело казакам, оказывали неодинаковое сопротивление.

  К более мирным относили якутов (по ясачной книге 1648 года, численность их была около 26 тыс. человек), но и те неоднократно ставили казаков в затруднительное положение.

  Тот же Пётр Бекетов, впервые придя на Лену, был встречен ими враждебно. Отдельные укрепления якутов “взятьем взять не могли... зажгли со всеми якутскими людьми”. Другой енисейский атаман Иван Галкин взял один из якутских острожков лишь на третий день штурма. В начале 1634 года недалеко от Якутского острога местные якуты, разбив казаков, держали его в осаде почти шесть недель. За это покушение якуты были жестоко наказаны - но и после того, до самого конца XVII столетия, не раз бунтовали.

  Мирно подчинились русскому влиянию юкагиры и ламуты по Колыме.

  Не так скоро покорились ангарские буряты. В отместку за смелый поход казаков в Ангарскую степь 1644 года, буряты три раза нападали на Верхоленский острог, поставленный атаманом Василием Колесниковым. В 1645 году к бурятам вновь отправилась партия казаков - 130 человек; в двух сражениях они были сильнее, но после третьей битвы отступили к Верхоленску. В 1648 году буряты большим числом опять напали на Верхоленский острог, уничтожили деревни поселившихся там крестьян. Присланные якутским воеводой подкрепления подоспели вовремя - и тем окончились конфликтные дела с бурятами. Они стали привлекаться и на русскую службу (последнее выступление бурят Дырестуйского сомона - уже против большевиков - вспыхнуло с 30 на 31 мая 1931 года под предводительством Д-С. Шарапова).

  В 1764 году из числа бурятского народа выборочно было сформировано 4 казачьих полка (2400 всадников), из нескольких родов и гуранов (дети от смешанных браков). Крещеных бурят, носивших русские имена, называли “каримы”.

  Неофициально Бурятское казачье войско звали “сорокаколчанным” - по обязательному количеству стрел в колчане к роговому луку; у всех были и сабли. В штате войска было несколько десятков лам. С 1851 года казаков-бурят одели в форменные шинели и фуражки, заставив обрезать косы. Носили они также папахи, шаровары и ставшее обязательным огнестрельное оружие.

  17 марта 1851 года при реорганизации казачьих формирований бурятские и тунгусский казачий полк князя П.П. Гантимура были включены в состав образованного Забайкальского казачьего войска, и с того времени перестали упоминаться как автономные боевые части. Казаки-буряты вошли в новое войско 5-м и 6-м полками. Губернатор Муравьёв-Амурский называл их “братскими” - вслед за казаками (звавшими бурят “брацкие”).

  Племена, жившие по Амуру - дауры, ду(ю)черы и нитки - покорились бы казакам без сопротивления, если бы не Китай. Более серьёзный отпор дали гиляки в устье Амура (где погибла не одна партия казаков), коряки и камчадалы, не раз изменявшие русским.

  Но самым воинственным племенем оказались… чукчи! Только один начальник Анадырского острога драгунский капитан (позже майор) Д.И. Павлуцкий разбивал их в ряде больших битв (начало его похода имеет четыре разных даты, самая ранняя - 1730 год).

  У чукчей и коряков русские пришельцы представлены в преданиях исключительно как “казаки”, причём все известные им народы чукчи не называли собственно людьми. “Человеки” - только казаки и сами чукчи (см. Кузьминых В.И - “Образ русского казака в фольклоре народов Северо-Восточной Сибири”).

  Павлуцкий пишет: “Чукчи народ сильный, рослый, смелый, плечистый, крепкого сложения, разсудительный, справедливый, воинственный, любящий свободу и не терпящий обмана, а во время войны, будучи в опасном положении, себя убивают”. В “баталиях” проявляли невиданное упорство. Понимая, что не избежать смерти или пленения, мужчины убивали жён и детей, если же мужчин не оставалось, то женщины сами убивали детей, а затем себя. Многие чукчи, от безрассудной ли храбрости, дурости ли, вооружались в битвах лишь кожаными ремнями для связывания будущих пленников.

  Остались записи о битве 1772 года у “Чукотского моря” с участием около тысячи воинов тойона Наихню, одетых в “лахташные куяки” (и лишь нескольких - в железные). Вооружение - копья, луки да упомянутые ремни.

  Чукчи не прочь были разжиться рабами, добывая пленников повсюду, вплоть до налётов в Америку. Набеги их на Анадырск происходят аж до 1855 года!..

*        *        *

  Свидетельства освоения края якутскими казаками - города Якутск, Олекминск, Вилюйск, Жиганск, Средне-Колымск, Амга, Ленск, Покровск… Казаки познакомили жителей Якутии с хлебом и собственно культурой земледелия. Впоследствии Якутский казачий полк был крупнейшим землевладельцем - только в трёх центральных улусах ему принадлежало около 10 тысяч пахотных и сенокосных угодий.

  От казаков местное население Восточной Сибири познакомилось и с христианством. В острогах казаки всегда ставили часовни, а основанный ими Спасский монастырь стал крупнейшим на Севере-Востоке страны духовным и культурным центром. С помощью казаков-переводчиков Слово Божье впервые зазвучало на родных языках живущих здесь народов.

  С переходом на мирное положение, примерно 500 якутских казаков несут гарнизонную и караульную службу на огромной территории (в том числе на Колыме и Камчатке), исполняют особые обязанности: сбор ясака, содержание перевозов на реках, охрана различных магазинов, контроль транспорта и почтовых трактов, состоят помощниками и переводчиками местных начальников при связях с туземцами, конвоируют заключенных, занимаются оспопрививанием и сбором лечебных трав, даже секут нерадивых учеников в школах…

  В своде законов Российской Империи, в Учреждении Управления Казачьих Войск за 1915 год, можно, к примеру, проследить Управление Камчатской казачьей команды, исстари относившейся к Якутским казакам. Служба её казаков состояла в содержании караулов при казённых местах, рассылке по казённым надобностям, с почтами и эстафетами, охране купеческих караванов и прочих поручениях, “какие по обстоятельствам возлагаемы на них будут”. При том одежду казаки имели собственную, оружие же и лошадей - от казны; для зимней езды они обязаны были иметь собак…

  Появляющиеся утверждения об участии “Якутского казачьего полка” в Крымской войне 1853-56 гг. и в турецких кампаниях - истине не соответствуют. Малая численность якутского казачества, нахождение на далёком востоке страны и едва ли не поголовная вовлечённость в несение внутренней службы такое участие практически исключали. В упомянутых войнах участвовали солдаты Якутского пехотного полка (хотя среди них могли быть и выходцы из казаков). Есть лишь отрывочные сведения об участии в Крымской войне Камчатской и Охотской казачьих команд - да и то, думается, речь идёт о боевых действиях на Дальнем Востоке…

  Как и во всех казачьих войсках, реальные тяготы службы на востоке России значительно превосходили т.н. “привилегии”. Как говорится в докладе Правительствующего Сената 1796 года - “Якутские казаки, отнеся всякую службу в городах и острогах, селений своих не имеют, ни какими выгодами не пользуются, кроме получения жалования и провианта... так что у многих дети питаются мирским подаянием”.

  В 1822 году, с утверждением Устава о сибирских городовых казаках, началось упорядочение общего положения и службы казачества всей Сибири. В глубине территории страны казаки играют всё меньшую роль - государство по-прежнему заинтересовано в них лишь при обустройстве и охране новых границ. Само упоминание о якутских казаках в документах постепенно встречается всё реже (хотя ещё в 1913 году, к 300-летию Дома Романовых, они были одарены царскими милостями); потом грянул переворот 17-го года - и с этого момента Якутские казаки окончательно стали достоянием истории.

  Нынешние попытки воссоздания казачества в Якутии - это уже “совсем другая история”. Сколь можно понять из переписки с людьми и статей в печати, это потомки казаков других войск, оказавшихся тут в годы советской власти в качестве ссыльных и переселенцев.

А. Азаренков

PS: Говорят, в рамках празднования 375-летия основания Якутска в городе установят памятник казаку-первопроходцу Петру Бекетову. Что ж, до сентября ждать недолго - посмотрим…

Партнеры: