Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 4 (25) - 2012 год / Часть 6. КУБАНСКИЙ АРХИВ. / А.В. Бабич, М.В. Тараненко - Русская Православная Церковь на Кубани в 1943-1945 гг.

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

А.В. Бабич, М.В. Тараненко

Русская Православная Церковь на Кубани в 1943–1945 гг.

Документы Государственного архива Краснодарского края

 Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., происшедший в 1943 году, отразился и на взаимоотношениях между советским государством и Русской Православной Церковью. В результате личной встречи И.В. Сталина с Местоблюстителем Патриаршего Престола митрополитом Сергием (Страгородским) и митрополитами Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем) в ночь с 4 на 5 сентября 1943 года между главой правительства СССР и Русской Православной Церковью было достигнуто соглашение, в результате ко-торого 8 сентября в Москве состоялся Архиерейский Собор, на котором Патриархом Московским и всея Руси был избран владыка Сергий.

Публикуемая подборка документов в некоторой степени дает общую картину взаимоотношений, которые складывались между Русской Православной Церковью и Советской властью в Краснодарском крае после его освобождения от гитлеровцев в 1943 году [1]. Документы показывают, что хотя отношения эти были далеко не безоблачными, тем не менее, количество действующих храмов, а вместе с ними и священно-церковнослужителей, значительно увеличилось по сравнению с довоенным периодом.

Материалы, представленные в публикации, выявлены в составе следующих фондов:

1. Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Краснодарскому краю.

2. Краснодарская краевая комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников.

Совет по делам Русской Православной Церкви, осуществлявший связь между Правительством СССР и патриархом Московским и всея Руси по вопросам Русской Православной Церкви, образован в соответствии с Постановлением СНК СССР от 14 сентября 1943 г. при Совнаркоме СССР. Совет состоял из председателя, его заместителя, двух членов и ответственного секретаря, утверждаемых Совнаркомом СССР [2].

При краевых и областных исполнительных комитетах Советов депутатов трудящихся были образованы должности уполномоченных указанных Советов. Уполномоченный являлся своего рода посредником между религиозными организациями и советскими органами, указания или распоряжения которых были необходимы для разрешения вопросов, связанных с деятельностью религиозных объединений на территории СССР и за границей.

Основной функцией уполномоченного было осуществление контроля за своевременным проведением в жизнь законов и постановлений правительства СССР по вопросам религий [3].

В соответствии с этим, перед уполномоченным ставились следующие задачи: изучение религиозной обстановки в крае, деятельности религиозных обществ, их влияния на население, особенно на детей и подростков; учет религиозных организаций; контроль за соблюдением религиозными организациями советских законов о культах и др. [4].

Уполномоченные поддерживали тесную связь с Советом, руководствовались в своей деятельности инструкциями, инструктивными и циркулярными письмами Совета. О своей работе уполномоченные составляли информационные отчеты (доклады), которые направляли в Совет.

Связь уполномоченного с духовенством и религиозными обществами осуществлялась путем приема духовенства и верующих представителей религиозных обществ в канцелярии уполномоченного и путем выезда уполномоченного на места.

К подбору специалистов на должности уполномоченных подходили очень серьезно, привлекались сотрудники органов госбезопасности, члены местных партийных организаций. В помощь уполномоченным по повышению ими своего идейно-теоретического уровня Советом рассылались списки рекомендуемой литературы классиков марксизма-ленинизма, а также других произведений, освещающих вопросы религии с позиций марксизма-ленинизма [5].

Не вмешиваясь в конфликты между духовенством и отдельными группами верующих, уполномоченный должен был владеть всей информацией, уметь выслушать все стороны и принять объективное решение, знать финансовую ситуацию, интересоваться, нет ли незаконных приобретений и доходов. Уполномоченные Совета имели право вносить предложения о снятии священнослужителей с регистрации.

Отдельным пунктом была работа с лояльно настроенным к Советской власти духовенством. Она состояла из двух этапов:

1. Изучение духовенства по имеющимся анкетным и другим данным.

2. Выделение из общего числа духовенства наиболее проверенных, лояльных и влиятельных лиц, с которыми необходимо установить доверительные отношения с целью использования их в работе с иностранными делегациями и для работы за границей [6].

Уполномоченный контролировал, как ведется атеистическая пропаганда. В каждой библиотеке района организовывался уголок атеиста, там же, в библиотеке, один-два раза в месяц проводились беседы на антирелигиозные темы. В особо чтимые религиозные праздники в клубах, в Домах культуры бесплатно устраивались массовые культурно-просветительные мероприятия с привлечением широких молодежных масс, в том числе сектантской молодежи [7].

Краснодарская краевая комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников образована 29 апреля 1943 года для оказания содействия Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Председателем комиссии был назначен секретарь крайкома ВКП (б) П.И. Селезнев [8].

Работа Краснодарской комиссии по учету ущерба и установлению фактов злодеяний была закончена в мае 1944 года.

В подборке документальных материалов представлены информационные отчеты уполномоченного по делам РПЦ по Краснодарскому краю и его переписка с Советом по делам РПЦ при Совете Министров СССР за 1943–1945 годы, а также материалы из докладной записки секретаря крайкома ВКП (б) П.И. Селезнева (1944 год) об ущербе, нанесенном церквям и часовням Краснодарского края.

Публикуемые документы пронумерованы и расположены в хронологическом порядке.

 

N° 1

Сопроводительное письмо заместителя председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Зайцева К.А.

секретарю исполнительного комитета Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся (N° 39/14) [9]

 ... декабря 1943 года          г. Москва

Направляю Вам заявление членов церковного Совета станицы Ивановской [Краснодарского края] [10] для проверки и рассмотрения в соответствии с Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных культах от 08.04.1929 года и инструкцией постоянной Комиссии при Президиуме ВЦИК по вопросу культов «О порядке проведения в жизнь законодательства о культах» от 16.01.1931 года.

Из заявления членов церковного Совета видно, что здание церкви сдано в пользование общине верующих до 31/XII-43 г. В связи с окончанием срока действия договора на пользование зданием церкви [станицы] Ивановской Райисполком предупредил верующих о необходимости освободить его с 1/1-1944 года.

Обращаю Ваше внимание, что, согласно пункта 39 упомянутой инструкции, церковные здания передаются общине верующих в бессрочное пользование. Никаких ограничений в сроках пользования церковными зданиями в законе нет.

Согласно п. 36 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных культах, передача здания культа, находящегося в пользовании верующих, для других надобностей допускается исключительно по мотивированному постановлению Краевого исполнительного комитета, если это здание необходимо для государственных или общественных надобностей. В данном случае, не следовало бы передавать здание церкви религиозной общине, если оно нужно для культурных целей, а теперь, когда верующими проведены работы по восстановлению церкви и она функционирует, нецелесообразно изымать ее из их пользования.

Прошу Вас результаты рассмотрения сообщить Совету по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР к 10/1-1944 года.

 Зам. Председателя Совета По делам Русской Православной Церкви при СНК СССР                                            (Зайцев К.А.) [11]

 

N° 2 

Секретно 

Информационный доклад Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова

Председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпову Г.Г. (N° К-183) [12]

 1 апреля 1944 года            г. Краснодар

О состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви на территории Краснодарского края по состоянию на 1 апреля 1944 года

 Церковь на Кубани в своем историческом развитии была неразрывно связана с историей кубанского казачества, вследствие чего население Кубани в сильной мере отличается религиозностью, и церковь продолжает и в настоящее время привлекать к себе внимание верующих.

В 1917 году здесь насчитывалось 667 церквей [13]; в 1926 году – 501, в том числе обновленческих – 453 [14], и тихоновских – 48. До немецкой оккупации на территории Краснодарского края функционировало 7 церквей, из которых 4 обновленческих и 3 тихоновских. В Краснодаре действовали одна обновленческая и одна тихоновская церкви, помещавшиеся в здании Георгиевского храма.

С приходом немецких оккупантов на Кубани вновь стали повсеместно открываться церкви и молитвенные дома. Существовавшая полемика между тихоновцами и обновленцами обострилась. Тихоновцы всячески порицали обновленцев, обвиняли их в просоветском настроении и т.п. Но немцы никакого значения этому не придавали, однако главную ставку в своих мероприятиях брали на тихоновское духовенство, но не притесняли и обновленцев. Так, за период оккупации было открыто: тихоновских – 100, обновленческих – 92 культа. Обновленцы не отставали от тихоновцев в открытии церквей, главным образом, потому, что во главе их стоял епископ, имевший право рукополагать в священники, чего не имели тихоновцы.

Для устранения этого препятствия последними был организован так называемый «пресвитерский совет», а также принимались меры к назначению епископа, чего, однако, провести не удалось в связи с очищением Красной Армией территории Кубани от немецких захватчиков.

С изгнанием немецких оккупантов с Кубани количество церквей и молитвенных домов уменьшилось, и летом 1943 года их насчитывалось 143. Уменьшение количества религиозных культов произошло по причине, частично, бегства духовенства с немцами, а также по причине произведенного изъятия из пользования церковных общин общественных зданий (школ, клубов, и т.п.).

В дальнейшем, выждав момент и убедившись, что советские органы никаких мероприятий против церкви не проводят, духовенство и церковники вновь начали вести работу по открытию церквей и молитвенных домов. В результате, на 1 апреля с.г. религиозных культов Русской Православной Церкви в крае насчитывается 219, из них: патриарших – 133, обновленческих – 86.

Таким образом, количество религиозных культов Русской Православной Церкви в крае в настоящее время насчитывается больше, чем их было в период оккупации. Открытие их производилось в большинстве следующим путем. Обыкновенно прихожане находили священника, договаривались с ним, и последний приезжал, если он не жил в данной местности, в приход, проходил прописку в милиции и приступал к богослужению. Такие общины в большинстве возникали самотеком, без всякого разрешения райисполкома, но и без какого бы то ни было препятствия со стороны.

Эти религиозные общины начинали свои молитвенные собрания в каком-либо частном помещении, затем ими возбуждалось ходатайство перед местными советскими органами о предоставлении более удобных помещений, причем в этих случаях заявители в большинстве претендуют на бывшие церковные здания, в свое время закрытые и используемые для культурных целей (клубы, кинотеатры, дома соцкультуры и пр.), а также на помещения бывших церковно-приходских школ. Многие из данных помещений уже использовались религиозными общинами для молитвенных собраний в период оккупации, но с изгнанием немцев у них изъяты. Таких заявлений в крайисполком поступило 40 шт., из них за отчетный период крайисполкомом рассмотрено и отклонено 6 ходатайств. Остальные находятся в стадии проверки и рассмотрения.

В качестве иллюстрации незаконных притязаний можно привести ходатайство церковной общины ст. Некрасовской Усть-Лабинского района, молитвенные собрания которой происходят в частном здании, вмещающем до 140 человек. В поступившем 29/I-44 г. в крайисполком от данной общины заявлении указывается, что имевшаяся в станице церковь была разрушена в 1940 году и что «целым осталось только здание бывшей церковной школы. Это здание строилось исключительно на церковные средства и неоспоримо является церковным. Доказательств этому не требуется, так как свидетелем является вся станица».

Далее в заявлении указывается, что до прихода немецких оккупантов это помещение занималось детдомом, при немцах было приспособлено для молитвенных собраний, а в настоящее время используется под столовую детдома. В ходатайстве церковной общины о передаче им данного помещения Усть-Лабинским райисполкомом было отказано, но вместо него был предоставлен свободный колхозный дом, от которого они отказались в силу того, что:

1. Дом «находится на самом дальнем конце станицы (с края станицы 5-й дом, а от противоположного конца отстоит на 5 км)».

2. Этот дом для общины мал и требует капитального ремонта.

3. «В глазах верующих храм является самым святым, самым дорогим местом, согласно издавна укоренившейся религиозной традиции, ему место только в центре станицы на главной площади».

Заявители также указывают, что «бывший молитвенный дом занят под детдом без особой необходимости. С равным успехом этой цели могли удовлетворить и находящиеся поблизости два больших здания: один – бывший клуб колхоза “По пути Ильича”, и другой дом райпотребсоюза».

Заканчивая, заявители пишут: «Просим крайисполком вынести постановление о возврате общине здания бывшего молитвенного дома. Если же крайисполком найдет невозможным удовлетворить эту просьбу, община готова, по крайности, помириться с тем, что взамен здания бывшего молитвенного дома ей будет предоставлено другое большое здание, которое удовлетворяло бы основным требованиям общины, т.е. чтобы было достаточно обширно в центре, не требовало бы непосильного для общины капитального ремонта, было предоставлено на невысоких арендных условиях и на длительный период».

В другом своем заявлении они указывают, что «такие дома в станице имеются, но требуют или освобождения от жильцов, или перевода организаций в другое помещение».

Это незаконное притязание верующих, сопровождающееся посягательствами на права граждан, решением крайисполкома от 8/III-43 г. было отклонено.

К этой же категории незаконных притязаний относится и отклоненное решением крайисполкома ходатайство группы верующих ст. Тбилисской, того же района, о передаче им под молитвенный дом здания бывшей детской и женской консультации, в котором в настоящее время размещены: парткабинет, редакция и типография, причем эти свои претензии заявители обосновывали тем, что данное здание построено из материалов разрушенного в свое время храма и что в период немецкой оккупации оно использовалось ими под молитвенный дом.

Действующие по личной инициативе граждане Харченко О.В., Черноголовкина А.Н. и Башкатов Н.Г. подали в крайисполком заявление об открытии молитвенного дома в хут. Казачье-Малеванный Выселковского района, претендуя при этом на помещение, которое на протяжении ряда лет является служебным помещением сельсовета данного хутора. В качестве обоснования заявления указывали, что этот дом является церковным, что в нем в свое время проживал священник. Это ходатайство как незаконное крайисполкомом было также отклонено […].

[…] Помимо ходатайств, связанных с запросами помещений, в крайисполком продолжают поступать заявления об открытии церквей и молитвенных домов. Таких заявлений за отчетный период поступило 36, из них:

1) рассмотрено крайисполкомом и отклонено – 6;

2) рассмотрено крайисполкомом и направлено в Совет с заключением об удовлетворении ходатайств – 1;

3) отклонено епископами – 11;

4) находится в стадии проверки – 18.

Итого: 36.

В период оккупации в здании одной из школ был открыт молитвенный дом в ст. Кореновской того же района. С началом учебных занятий в 1943–1944 году это здание из пользования церковной общины райисполкомом было изъято. Сам факт изъятия, безусловно, является правильным. Однако он заслуживает внимания тем, что при изъятии помещения община отпустила на его восстановление и приведение в прежнее состояние 20 тысяч рублей, причем другого помещения, в свя-зи с ходатайством, взамен предоставлено не было, а церковная община приобрела за 70 тысяч рублей в собственность дом у колхоза «Большевик», сделка купли-продажи 10/II-44 г. зарегистрирована и засвидетельствована Кореновским сельисполкомом.

Такие же факты приобретения религиозными общинами в собственность строений имели место в ст.ст. Кущевской и Кисляковской Кущевского района и выявляются в ряде других мест.

В связи с тем, что приобретать в собственность какое-либо имущество религиозные организации не могут, так как они не пользуются правом юридического лица, мною в этих случаях выясняются следующие вопросы:

а) когда группы верующих приобрели в собственность дома и приспособили их для культцелей;

б) была ли произведена покупка домов частным лицом или общиной верующих;

в) произведена ли продажа строений через нотариальную контору и на чье имя оформлена сделка.

На выяснение этих сведений мною будут даны указания райисполкомам, что необходимо предпринять в отношении этих домов.

По затронутому вопросу отмечу еще о таком факте. 15/II-44 года ко мне обратился епископ Фотий [15] за разъяснением вопроса: имеют ли право религиозные общины приобретать в собственность какое-либо имущество, сообщив при этом, что в ст. Гиагинской того же района имеется молитвенный дом, здание которого принадлежит коммунтресту, и что община, опасаясь, что этот дом может быть использован по другому назначению, имеет намерение приобрести данное здание в собственность. В своем письме епископу церковный совет писал, что мысль о покупке здания им подали в райфо [16]. В связи с этим фактом мною было дано соответствующее разъяснение Гиагинскому райисполкому […].

[…] За отчетный период поступило 6 заявлений от обновленческих общин об их переходе в патриаршую церковь. Некоторые из этих общин уже перешли, не препятствую к переходу и другим общинам. Духовенство патриаршей церкви ведут агитацию за переход к ним обновленческих приходов и священников. В этих целях им рассылаются специальные письма […].

Церковно-патриотическая работа патриаршей и обновленческой церквей проводится духовенством путем оглашения в церквах посланий и обращений их вышестоящих иерархов, патриотических обращений местных епископов, а также путем сбора денежных средств на Красную Армию, на больных и раненых воинов, на танковую колонну имени Александра Невского и т.д.

Так, за 1943 год было собрано:

Патриаршая церковь:

на оборону – до 300 000 рублей;

на танковую колонну им. Александра Невского – 400 000 рублей;

на больных и раненых воинов – до 300 000 рублей;

теплой одежды и продуктов для Красной Армии – 500 000 рублей.

Итого: 1 500 000 рублей.

Обновленческая церковь:

на оборону – 1 888 500 рублей;

облигаций – 84 000 рублей;

теплой одежды для Красной Армии – 4 800 предметов;

картофеля для Красной Армии – 2 000 пудов;

других продуктов для Красной Армии – 310 пудов.

За отчетный период с.г. патриаршей церковью собрано 600 000 рублей на танковую колонну им. Александра Невского. Обновленцами, в свою очередь, на нужды обороны также собрано до 700 000 рублей.

В заключение считаю необходимым дать пояснения к прилагаемым при сем таблицам N° 1–2, данные по этим таблицам мною взяты от епископов Фотия и Владимира [17]. Как видно из таблиц, патриарших приходов в крае насчитывается 133, а священников – 110. Разницу эту необходимо отнести, прежде всего, за неполноту учета, в том числе у Фотия. Кроме того, имеется ряд приходов, которые значатся действующими, но в них в настоящее время по тем или иным причинам нет священников. Далее, есть действующие приходы, но их священники не вошли еще в каноническое общение с епископом. Мною принимаются меры к устранению последнего явления […].

 Уполномоченный по делам церкви при Краснодарском крайисполкоме                             (Кириллов) [18]

 

 

N° 3

Таблица N° 2

Сведения о духовенстве по Краснодарскому краю

на 1 апреля 1944 года [19]

 

N°N°

п/п

Церковные ориентации

Служители культа, зарегистрированные

при действующих церквях

 

Примечания

 

епископы

священники

дьяконы

псаломщики

1.

Русская Православная патриаршая

Церковь

1

110

10

15

-

 

2.

Обновленцы

1

87

3

38

-

 

3.

Автокефалисты

нет

нет

нет

нет

-

 

 

Всего:

2

197

18

53

-

 

Уполномоченный Совета

по делам Русской Православной Церкви

при СНК СССР по Краснодарскому краю               (Кириллов) [20]

 

 

N° 4

Инструктивное письмо председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпова Г.Г.

Уполномоченному Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллову (N° 57-с [21] на N° К/175 от 25 марта 1944 года) [22]

6 апреля 1944 года        г. Москва

Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР на Ваш запрос разъясняет:

1. Типовой договор на передачу группам верующих церковных зданий дан в приложении к Инструкции Совета от 5/II с.г.

2. Договор на аренду для молитвенных домов помещений в муниципализированных и частных домах должен быть примерно по форме общепринятых арендных договоров; для этого проконсультируйтесь в отделе коммунального хозяйства Крайисполкома. Необходимо при этом иметь в виду, что здание для молитвенного дома должно отвечать соответствующим санитарным и строительным условиям.

3. По вопросу перехода духовенства и церковных приходов обновленческой ориентации в патриаршую (Сергиевскую) церковь нами указания были даны Вам письмом за N° 3/с от 16/Х-1943 года (на имя председателя Крайисполкома тов. Тюляева).

Кроме того, сообщаем, что в связи с имеющимся массовым переходом обновленческого духовенства и приходов в патриаршую церковь (смотри журналы «Московской патриархии»), считаем нецелесообразным открывать новые обновленческие храмы.

В связи с этим, Вам следует под благовидными предлогами (отсутствие соответствующих помещений, наличие действующих храмов и др. причины) отклонять ходатайства об открытии новых обновленческих церквей и молитвенных домов.

Одновременно считаем необходимым обратить Ваше внимание на то, что при наличии в Краснодарском крае большого количества функционирующих церквей вряд ли будет целесообразным вообще принимать решения об открытии новых церквей и молитвенных домов, в том числе и патриаршей ориентации.

Председатель Совета по делам

Русской Православной Церкви

при СНК СССР                                                           (Карпов Г.Г.) [23]

 

N° 5

Выписка из докладной записки председателя Краснодарской краевой комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников П.И. Селезнева

в Чрезвычайную государственную комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР

25 мая 1944 года           г. Краснодар

VII. Ущерб, нанесенный церквам и часовням

Немецко-фашистские захватчики в период оккупации края нанесли огромный ущерб, разрушение и глумление над православной церковью.

Варварское отношение к религии и церковной жизни ознаменовано многими фактами издевательства над чувствами верующих.

Часть церквей была превращена в конюшни.

- В селе Калинино Пашковского района Рождество-Богородицкую [24] церковь гитлеровцы превратили в конюшню – это был баз, загонный двор для лошадей.

- В селе Белое Усть-Лабинского района Покровская церковь обращена была в конюшню, загажена и разрушена.

- В городе Анапе Св.-Онуфриевский собор служил складом боеприпасов, а позже, перед бегством гитлеровцев с Кубани, собор служил бараком для заразно-больных военнопленных.

- В станице Белореченской Белореченского района Успенский молитвенный дом в праздник Рождества Христова был превращен в кинотеатр, и когда верующие пришли к богослужению, то увидели свой храм оскверненным танцующими, курящими, пьяными солдатами.

- В станице Гостагаевской церковь была превращена в кинотеатр, после – в склад боеприпасов. Отступая, немцы хотели сжечь церковь, но были лишены этой возможности из-за налета нашей героической авиации.

- В хуторе Тиховском Ильинский молитвенный дом немцы совершенно разграбили: вывезли церковные ценности – чаши, облачения, ковры и прочее имущество. Глумились над иконами, стреляли в изображения [святых], рубили шашками и жгли.

- В станице Ивановской Ивановского района церковь была превращена в застенок гестапо, где убивали военнопленных и мирных граждан, о чем свидетельствуют трупы расстрелянных и замученных людей.

- В станице Сергиевской Гиагинского района Покровский молитвенный дом был превращен в тюрьму для пересыльных военнопленных.

Много и других надругательств проявляли фашисты над церквами края. Материальный ущерб, нанесенный православной церкви в крае, [составил] 15 миллионов рублей.

 

Председатель краевой комиссии                                  (Селезнев) [25]

 

N° 6

Информационное письмо Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпову Г.Г. (К-338)

 5 июля 1944 года           г. Краснодар

Согласно Вашим указаниям, сообщаю итоговые данные по материальному выражению патриотической деятельности Русской Православной Церкви Краснодарского края за весь период Отечественной войны по состоянию на 1 июля 1944 г.

 

N°N°

пп

 

Целевое назначение сборов

Сумма сборов в рублях

Примечания

Патриаршая

церковь

Обновленцы

 

1.

2.

3.

4.

5.

1.

Собрано духовенством и верующими на цели обороны (на постройку танков, самолетов и вообще в Фонд обороны):

а) наличными деньгами

б) продуктами и различными предметами на сумму

в) облигаций на сумму

 

 

 

1 959 418

 

182 700

50 850

 

 

 

3 234 667-70

 

58 386-70

590 200

 

2.

Собрано духовенством и верующими на подарки в армию:

а) наличными деньгами

б) продуктами и различными предметами (в т.ч. и теплые вещи) на сумму

 

 

338 210

 

239 351

 

 

437 526

 

179 589

 

3.

Собрано духовенством и верующими на оказание помощи бойцам и раненым, находящимся в госпиталях:

а) наличными деньгами

б) различными предметами и продуктами на сумму

 

 

 

299 662

 

340 952

 

 

 

228 299-60

 

42 384-55

 

4.

Собрано духовенством и верующими на оказание помощи инвалидам Отечественной войны:

а) наличными деньгами

б) различными предметами и продуктами на сумму

 

 

 

117 900

 

69 400

 

 

 

87 797

 

-

 

5.

Собрано духовенством и верующими на оказание помощи детям и детским учреждениям:

а) наличными деньгами

б) различными предметами и продуктами на сумму

 

 

 

38 295

 

13 054

 

 

 

73 975

 

19 481

 

6.

Собрано духовенством и верующими на оказание помощи семьям красных воинов:

а) наличными деньгами

б) различными предметами и продуктами на сумму

 

 

 

189 749

 

33 608

 

 

 

44 855

 

6 990

 

7.

Собрано духовенством и верующими на другие патриотические цели:

а) наличными деньгами

б) различными предметами и продуктами на сумму

 

 

243 197

 

62 745

 

 

213 296

 

-

 

8.

Итого собрано и сдано духовенством и верующими:

а) наличными деньгами

б) натурой на сумму

в) облигациями на сумму

 

 

3 186 481

941 805

50 850

 

 

4 320 416-30

306 331-25

590 200

 

           

 ВСЕГО:                                 4 179 086     5 217 447-55

 

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю                      (Кириллов)[26]

    

N° 7

Секретно

Информационный доклад Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова

Председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпову Г.Г. (N° К-16) [27]

1 января 1945 года        г. Краснодар

 О состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви на территории Краснодарского края по состоянию на 1 января 1945 года

 При наличии в крае большого количества православных культов, продолжают поступать заявления об открытии новых церквей и молитвенных домов. Так, за отчетный квартал на рассмотрении крайисполкома находилось 15 таких заявлений, из них:

    1. Отклонено решением крайисполкома – 8.

    2. Направлено в Совет с заключением об удовлетворении – 2.

    3. Снято с рассмотрения по причине фальсификации заявлений – 1.

    4. Находятся в стадии рассмотрения – 4 […].

[…] Как уже известно Совету, в ноябре 1944 года от духовенства и религиозных общин обновленческой ориентации нашего края во главе с архиепископом Владимиром Ивановым были поданы ходатайства в Московскую патриархию о принятии их в каноническое общение с Русской Православной Церковью патриаршей ориентации. Все обновленческие общины приветствуют это мероприятие. Это событие произошло в период пребывания епископа Фотия Топиро в Москве на предсоборном совещании правящих архиереев. Возвратившись из Москвы, Фотий через своих приближенных стал организовывать подачу духовенством и верующими телеграмм и писем в Московскую патриархию с требованием оставления на Кубани епископа Фотия и их нежелании принятия Владимира Иванова в качестве епископа Краснодарской епархии.

Со своей стороны сообщаю Совету, что эти телеграммы и письма есть продукт деятельности Фотия Топиро, и они нисколько не отвечают истинному положению вещей. Как среди духовенства, так и среди верующих, Фотий Топиро не пользуется авторитетом. Сейчас, когда стало известно о переводе епископа Фотия в г. Херсон и назначении Владимира Иванова епископом Краснодарским, даже близкие к Фотию лица заявляют о своей готовности принятия Владимира Иванова в качестве управляющего Краснодарской епархией.

Наличие единой епархии в крае во главе с Владимиром Ивановым дает мне возможность […] осуществлять перемещение церквей и молитвенных домов из районов, где их имеется много, в районы, где церквей нет или они находятся на значительном расстоянии друг от друга.

Поступившие за отчетный квартал жалобы на действия представителей местных советских органов касаются, в основном, вопросов помещений. Так, от общин ст.ст. Ясенской Ейского района, Троицкой, Федоровской Славянского района, Ново-Владимировской Тбилисского района, Надежной Спокойненского района, Переправной Мостовского района поступили жалобы на намерения местных советских органов изъять из их пользования занимаемые ими государственные и общественные помещения, в том числе быв. церквей. В соответствии с постановлением СНК СССР от I/XII-44 г. за N° 1643–486-с райисполкомам были даны указания о порядке изъятия этих зданий.

Выполняя указанное постановление СНК СССР, крайисполкомам дано разрешение Мостовскому райисполкому на освобождение занимаемого верующими «Покровского» молитвенного дома в период немецкой оккупации. В ст. Переправной имеется только одна школа, которая не вмещает весь контингент учащихся, вследствие чего введены двухсменные занятия, что крайне неудобно и связано с опасностью для жизни школьников, т.к. детям приходится в сумерках, а иногда при темноте переходить по кладке через горную реку Ходзь. Взамен общи-не предоставлено необходимое помещение.

От членов церковного совета «Покровской» церкви ст. Андреевской Кагановичского района поступило заявление, в котором они сообщают, что занимаемая ими церковь была закрыта в 1938 году и передана колхозу «Красный маяк» под клуб, но в 1942 году она была вновь занята верующими. При их обращении в райисполком о заключении договора, они были направлены в правление колхоза со ссылкой, что здание церкви принадлежит колхозу и с ним надлежит заключать договор. Руководство колхоза, в свою очередь, соглашается на передачу церкви, требуя уплатить 18 тыс. рублей, мотивируя тем, что эту церковь колхоз купил в 1938 г. за 10 тыс. рублей и 8 тысяч истратил на ее переделку. Крайисполкомом дано указание райисполкому, что в соответствии со ст.ст. 41–42 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8/IV-1929 года «О религиозных объединениях» и с Постановлением СНК СССР от 17/IV-1943 года за N° 404 «О порядке учета и использования национализированного имущества», сделки купли-продажи молитвенных зданий являются незаконными, и предположено произвести передачу церкви в пользование верующих, заключив с ними соответствующий договор.

В декабре 1944 г. ко мне поступила жалоба верующих ст. Новолокинской Ильинского района Балашовой Е.Я. и Доренских А.П. на председателя сельисполкома т. Гомоненко И.В., в которой они просят разъяснить им, имеют ли они право ходатайствовать об открытии церкви, ибо т. Гомоненко, узнав о таком их намерении, угрожал им применением оружия и исключением из колхоза. Это заявление крайисполкомом было направлено в райисполком для проверки, с указанием, что в случае подтверждения сообщаемых фактов, разъяснить тов. Гомоненко на незаконность его действий. Одновременно было предложено сообщить заявителям, что верующие имеют право ходатайствовать перед органами советской власти об открытии церкви, подав соответствующее заявление, подписанное не менее чем двадцатью совершеннолетними гражданами, проживающими в данном населенном пункте, с указанием их возраста, места жительства и рода занятий […].

[…] За последнее время Совет стал направлять мне жалобы верующих на отказ крайисполкома в открытии церквей с формулировкой: «для повторной проверки и рассмотрения, в соответствии с постановлением СНК СССР за N° 1325 от 28/XI-43 и N° 1643–486-с от I/XII-44 г.».

Я прошу разъяснить, как это следует понимать, ведь заявления верующих крайисполкомом и рассматривались в соответствии с постановлением СНК СССР от 28/XI-43 за N° 1325?

В истекшие три месяца церковно-патриотическая работа проводилась, в основном, как и раньше, по двум направлениям: чтения церковно-патриотических проповедей и денежных сборов на военные нужды.

По примеру Московской патриархии, епископ Фотий Топиро внес епархиальных средств 100 000 руб. в Фонд помощи детям и семьям бойцов Красной Армии и предложил духовенству и церковным общинам организовать соответствующий сбор на местах.

За отчетный период патриаршей церковью в Фонд помощи детям и семьям бойцов Красной Армии, в Фонд обороны и на танковую колонну собрано свыше 400 000 рублей. Данных о сборах обновленческой церковью за отсутствием архиепископа Владимира Иванова, который выехал в Москву, не имею […].

      

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю                  (Кириллов) [28]

 

 N° 8

Таблица N° 2

Сведения о духовенстве по Краснодарскому краю на 1 января 1945 года [29]

 

N°N°

п/п

Церковные ориентации

Служители культа, зарегистрированные при действующих церквах

епископы

священники

дьяконы

псаломщики

1.

Русская Православная (патриаршая) церковь

1

248

29

72

2.

Обновленцы

-

-

-

-

3.

Автокефалисты

-

-

-

-

 

ВСЕГО:             1                248             29             72

 

Уполномоченный Совета

по делам Русской Православной Церкви

при СНК СССР по Краснодарскому краю                   (Кириллов) [30]

 

 N° 9

Секретно

Отчетный доклад Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова

секретарю исполнительного комитета Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся Востокову Л.А. (N° К-2) [31]

31 января 1945 года           г. Краснодар

 О деятельности Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при крайисполкоме за 1944 год

1. Историческая справка

Церковь на Кубани в своем историческом развитии была неразрывно связана с историей кубанского казачества, вследствие чего население Кубани в сильной мере отличается религиозностью, и церковь продолжает и в настоящее время привлекать к себе внимание верующих.

В 1917 году на Кубани насчитывалось 667 церквей, в 1926 г. – 501, в том числе обновленческих – 453, и тихоновских – 48. До немецкой оккупации на территории Краснодарского края функционировало 7 церквей, из которых [было] 4 обновленческих и 3 тихоновских. В г. Краснодаре действовали одна обновленческая и одна тихоновская церкви, помещавшиеся в одном здании «Георгиевского» храма.

С приходом немецких оккупантов на Кубани вновь стали повсеместно открываться церкви и молитвенные дома. Так, за период оккупации было открыто: тихоновских – 100, и обновленческих – 92 культа. В том числе, в г. Краснодаре были открыты 3 церкви, из них 1 тихоновская и 2 обновленческих.

С изгнанием немецких оккупантов с Кубани количество церквей и молитвенных домов уменьшилось, и летом 1943 года их насчитывалось 143. Уменьшение количества церквей и молитвенных домов произошло по причине, частично, бегства духовенства с немцами, а также по причине произведенного изъятия из пользования церковных общин государственных и общественных зданий (школы, клубы, театры и т.д.).

В дальнейшем, выждав момент и убедившись, что советские органы никаких мероприятий против церкви не проводят, духовенство и церковники вновь начали вести работу по открытию церквей и молитвенных домов, их открытие производилось, в большинстве, следующим путем: верующие находили священника, договаривались с ним, и последний приезжал, если он не жил в данной местности, в приход, проходил прописку в милиции и приступал к богослужению. Такие общины возникали, как правило, без всякого разрешения райисполкомов, но и без какого бы то ни было препятствия с их стороны.

2. Учет молитвенных зданий и молитвенных домов, регистрация общин и духовенства

К работе в должности Уполномоченного я приступил с февраля 1944 года. В первую очередь необходимо было учесть все действующие и недействующие церкви в крае.

По состоянию на 1 января 1945 года в крае функционировало 237 церквей и молитвенных домов с наличием духовенства: священников – 248, дьяконов – 29, псаломщиков – 72 чел. […].

[…] Недействующих церквей учтено – 67, из них занято для хозяйственных и культурных целей – 63 здания.

На основании постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8/IV-1929 г. религиозные общины могут приступить к своей деятельности лишь после их регистрации горрайисполкомами. В соответствии с инструкцией Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР от 5/II-44 г. регистрация общин возложена на Уполномоченных по делам церкви при обл./край/исполкомах.

В Краснодарском крае, как и в ряде других районов, освобожденных от немецкой оккупации, действуют незарегистрированные церкви и молитвенные дома, открытые, в основном, в период оккупации, а также в 1943 году, в связи с чем Совет обязал Уполномоченных приступить к постепенной регистрации таких фактически действующих церквей и молитвенных домов, а также и духовенства с тем, чтобы регистрация была закончена к 15 июня 1944 года.

Регистрация общин мною не закончена. Это объясняется тем, что:

а) несмотря на неоднократные указания, ряд райисполкомов не представили требуемых материалов для оформления регистрации общин;

б) большинство представленных горрайисполкомами материалов требовали пересоставления. Кроме того, в этих материалах, как правило, не было договоров на занимаемые общинами помещения для богослужения.

В связи с тем, ряд райисполкомов края затягивали или вовсе не представляли материалы для регистрации общин или представляли их не отвечающим соответствующим требованиям, в ноябре 1944 г. мною было дано указание управляющим епархиями, как патриаршей, так и обновленческой ориентации, о том, чтобы представители всех церковных общин явились ко мне в крайисполком для регистрации общин. Это дало результаты, и на 31/I-1945 г. мною было зарегистрировано 150 общин. В ближайшее время регистрация общин будет закончена.

Что касается регистрации духовенства, проведение ее мною откладывается, о чем было сообщено Совету. Дело в том, что в Краснодарском крае, помимо епархии патриаршей ориентации, сохранилась крупная епархия обновленческой ориентации, в отношении которой стоял вопрос о ее переходе в патриаршую ориентацию. В ноябре 1944 года от духовенства и религиозных общин обновленческой ориентации, во главе с архиепископом, были поданы ходатайства в Московскую патриархию о принятии их в каноническое общение с Русской Православной Церковью патриаршей ориентации. Ходатайство было удовлетворено, и перед Московской патриархией встал вопрос о епископе Краснодарском, т.е. о назначении нового или оставлении одного из двух имеющихся. Переход к единой епархии и единому управлению, в свою очередь, вызовет отсев ряда духовенства, что и послужило причиной задержки мною проведения регистрации духовенства.

3. Рассмотрение заявлений верующих

Помимо учета всех действующих и недействующих церквей, регистрации общин и духовенства, также в первую очередь необходимо было рассмотреть все заявления верующих, в соответствии с Постановлением СНК СССР N° 1325 от 28/XI-43 года.

1. Всего первичных заявлений верующих об открытии церквей и молитвенных домов в 1944 г. имелось – 67, из них:

а) оставалось от 1943 года – 18;

б) поступило за 1944 год – 49;

в) снято с рассмотрения по причине фальсификации – 2;

г) отклонено епископами – 9;

д) рассмотрено крайисполкомом – 53;

е) отклонено решением крайисполкома – 42;

ж) удовлетворено решением крайисполкома по той причине, что церкви и молитвенные дома действовали в 1942–1943 гг. и решений советских органов об их закрытии не выносилось – 6;

з) удовлетворено открыть вновь – 5.

2. Поступило повторных заявлений – 22.

3. Поступило жалоб на принятые решения об отклонении ходатайств (в их числе несколько жалоб от одних и тех же заявителей) – 18.

По двум из этих жалоб были вынесены решения крайисполкома об удовлетворении ходатайств верующих. Все остальные жалобы были оставлены без рассмотрения, по многим из них Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР сообщил верующим, что со своей стороны не находит оснований к пересмотру решений крайисполкома.

4. Распределение заявлений об открытии церквей и молитвенных домов по районам:

а) из 79 районов, имеющихся в крае, и 7 городов краевого подчинения, в 68 районах и 6 городах действующие церкви имеются, а в г. Туапсе и 11 районах – нет. Действующих церквей нет в районах: Адлерском, Армянском, Геленджикском, Крымском, Нефтегорском, Новолеушковском, Туапсинском, Шапсугском, Тахтамукаевском, Теучежском и Шовгеновском;

б) из 33 районов и гг. Краснодара и Новороссийска, в которых были и есть действующие церкви, поступило заявлений – 48. Из 12 районов, в которых не было действующих церквей, поступило заявлений – 19. По шести этим районам было удовлетворено по одному ходатайству, из них в 4 районах церкви уже действуют, в двух других районах будут открыты в ближайшее время;

в) заявлений вовсе не поступало: из 31 района, в которых есть действующие церкви, и 3 районов, где нет действующих церквей, причем эти последние являются, по преимуществу, национальными районами (Армянский, Тахтамукаевский и Теучежский районы).

Согласно Постановлению СНК СССР от 28/XI-1943 г. N° 1325, заявления верующих об открытии церквей проверяются горрайисполкомами и со справкой необходимых сведений направляются на рассмотрение в крайисполком. Практика показала, что ряд горрайисполкомов затягивают или вовсе не проверяют заявления и не отвечают на запросы Уполномоченного, что, в свою очередь, приводит к волоките с рассмотрением заявлений верующих крайисполкомом.

4. Наблюдение за правильным проведением в жизнь законов и Постановлений правительства СССР, относящиеся к Русской Православной Церкви

Для устранения возможных ошибок со стороны местных советских органов в вопросах отношения между государством и церковью и недопущения случаев превышения со стороны духовенства и религиозных организаций предоставленных им прав, я считал своей обязанностью ориентировать местные советские органы о существующих законах и Постановлениях правительства СССР, относящихся к Русской Православной Церкви. В этих целях в феврале 1944 года были разосланы всем горрайисполкомам два циркулярных письма, а 22 мая 1944 года была разослана «инструкция для горрайисполкомов по вопросам Русской Православной Церкви».

Однако установлено, что на местах имеют место неправильные действия в вопросах отношений между церковью и Государством. В одних случаях допускается грубое нарушение законности и оскорбление религиозных чувств верующих, в других – проявление готовности к удовлетворению всякого рода ходатайств религиозных организаций, вплоть до предоставления им участков земли под видом обработки для нуждающихся семей военнослужащих (такой факт имел место в ст. Андрюковской Мостовского района).

Наряду с этим имели место неправильные действия в вопросах использования церкви и духовенства. Так, например, в ряде церквей духовенство выступало с объявлениями, касающимися разного рода работ в колхозах, и призывали колхозников к укреплению трудовой дисциплины в колхозах и т.д.

Кроме того, в ряде регионов местные советские органы неправильно действуют при освобождении занимаемых общинами государственных и общественных зданий, не испрашивая на это разрешения крайисполкома, чем нарушают Постановление СНК СССР от 1/XII-44 г. N° 1648–486-с.

5. О состоянии и формах церковно-патриотической работы

Церковно-патриотическая работа в действующих церквах и молитвенных домах проводилась по двум направлениям: чтение церковно-патриотических проповедей и сборы деньгами, продуктами и различными предметами в Фонд обороны, на оказание помощи: бойцам и раненым, находящимся в госпиталях, инвалидам Отечественной войны, детям и семьям фронтовиков.

С марта 1943 года по 1 января 1945 года церквами обоих ориентаций на указанные патриотические цели было собрано свыше 10 110 000 рублей.

Из неправильных действий некоторых местных органов в вопросах церковно-патриотической деятельности церквей следует указать на их допуск к постоянному шефству над госпиталями и детскими домами, допуск представителей церкви в эти учреждения для личной раздачи раненым и детям продуктов питания, чем предоставлялась возможность религиозным организациям использовать такие случаи для усиления своего влияния на массы.

6. Выводы и мероприятия на 1945 год

1. Поступление большего количества заявлений верующих об открытии церквей, при наличии 237 действующих, в значительной мере объясняется организационной деятельностью духовенства, монашествующего элемента и церковников. Однако помимо этих причин, поступление заявлений связано с дальностью действующих церквей и молитвенных домов от места жительства заявителей. В связи с этим, с помощью Управляющего епархией, в 1945 году намечаю перемещение церквей и молитвенных домов из районов, где их имеется много, в районы, где церквей нет или они находятся на значительном расстоянии друг от друга, не увеличивая, благодаря этому, общее количество действующих церквей и молитвенных домов в крае.

2. Для устранения имевших место фактов неправильных действий в вопросах отношений между церковью и государством на местах, намечаю посылку в горрайисполкомы специального инструктивного письма крайисполкома.

Уполномоченный Совета

по делам Русской Православной Церкви

при СНК СССР по Краснодарскому краю                  (Кириллов) [32]

 

 N° 10

Секретно

Информационный доклад Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова

Председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпову Г.Г. (N° К-96) [33]

31 марта 1945 года          г. Краснодар

 О состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви на территории Краснодарского края по состоянию на 1 апреля 1945 года

 В первом квартале 1945 года на рассмотрении крайисполкома находилось 20 заявлений об открытии церквей и молитвенных домов, в их числе было 13 повторных заявлений, из них:

1. Отклонено решением крайисполкома – 1.

2. Направлено в Совет с заключением об удовлетворении – 5.

3. Отклонено епископом – 3.

4. Снято с рассмотрения – 1.

5. Находится в стадии проверки – 10.

Итого: 20

Из числа 5 удовлетворенных, 4 ходатайства удовлетворены путем перемещения молитвенных домов с помощью епископа Флавиана Иванова.

С рассмотрения мною снято повторное заявление, поступившее в январе 1945 г. от группы верующих ст. Черноерковской Черноерковского района. Небезынтересен текст второго заявления, привожу его дословно: «Мы – инвалиды Отечественной войны, фронтовики и лица, потерпевшие от беспрестанных бомбежек, обращаемся в крайисполком с настойчивой и убедительной просьбой в немедленном открытии у нас в ст. Черноерковской Черноерковского района Краснодарского края православного прихода. Хотя наши груди украшают многочисленные ордена и всякие знаки отличия, но мы, по существу дела, мученики: без рук, без ног, искалеченные, мы лишены свободы передвижения.

Церковь и богослужение, беседы и речи священника для нас необходимы как воздух. Мы крайне нуждаемся в ободрении, утешении в той жизнерадостной атмосфере, какой так насыщено Евангелие и наше богослужение. Там все полно веры и надежды на лучшую счастливую жизнь, все бодрит и утешает.

Не то же ли вещают и т. Сталин, и Черчилль, и Рузвельт?

А кругом нас одни только бесконечные плавни, озера и лиманы. Более глухого и обездоленного угла, как наша станица, – нет на всей Кубани. Церковь для нас – последнее и единственное убежище и надежда.

Настойчиво просим об открытии у нас православного прихода. Мы не желаем ходить на моления всяких баптистов, штундистов и т.д. Отказывая нам в храме, крайисполком широко открывает двери для сектантов и для всякого рода изуверства.

Черноерковцы уже однажды обращались в крайисполком и получили отказ. Причины отказа нам не объяснены.

Убедительная просьба: если Вы откажете снова, точно и ясно указать мотивы отказа, чтобы мы могли это дело перенести в более высшие инстанции, и возвратить нам настоящее заявление, направив его по адресу станичного уполномоченного по приходским делам – Багно Марии Михайловне, ст. Черноерковская Черноерковского района Краснодарского края». Далее следуют подписи.

Проверкой установлено, что ни инвалиды Отечественной войны, ни фронтовики данное заявление не подписывали. Автором заявления является учитель немецкого языка местной школы Мозолевский Г.Д., 1869 года рождения, в прошлом – священник, с духовным академическим образованием, в 1944 г. пытался вновь поступить в духовное ведомство. Составив данное заявление, Мозолевский вызвал Багно М.М. и сказал, что она будет уполномоченной, и передал ей заявление для сбора подписей под ним.

Этот факт еще раз подтверждает изложенные в моем прошлом отчете данные об активной деятельности духовенства и церковников в открытии новых церквей.

Деятельность духовенства и церковников этим не ограничивается. Для укрепления своего влияния в массе верующих и с целью использования их религиозных предрассудков, в ряде мест края в январе-феврале 1945 г. появились случаи так называемого «обновления икон» [34]. Такие факты имели место в хут. Свободном и ст. Бородинской Приморско-Ахтарского района, хут. Забойском Красноармейского района, ст. Отрадной Отрадненского района и ст. Пашковской Пашковского района, Абадзехской Тульского района. Везде в этих местах священники служили «молебны», а верующие кладут деньги на «обновленные иконы». Как правило, выяснить лиц, организовавших «обновление» икон, не удается.

В беседе с епископом Флавианом Ивановым последний заявил, что факты «обновления икон» могут принять массовый характер в крае.

Расследованием фактов «обновления икон» занимаются соответствующие органы. Меня интересует, что должно быть предпринято с моей стороны.

В своей деятельности духовенство и церковники, с целью религиозной манифестации, пытаются использовать и такие обычаи, как хождение на реку в день «крещения» 19 января. Предвидя эти факты, на совещании председателей райисполкомов, которое проводилось руководством крайисполкома 11 января с.г., я выступил с установкой запретить подобного рода шествия. В связи с этим запретом ко мне поступил ряд телеграмм от церковных общин с просьбой разрешить шествие. Все эти телеграммы мною были оставлены без ответа.

Однако вопреки данного мною разъяснения по поводу этих шествий, в ряде районов никаких мер принято не было, и такие шествия состоялись (г. Майкоп, ст. Казанская и др.).

На упомянутом выше совещании председателей райисполкомов мною было специально обращено их внимание на то, что духовенство и религиозные организации стремятся поднять значение церкви и используют ее для усиления своего влияния на массы. Однако не все они сделали из этого соответствующие практические выводы, что подтверждается, например, следующим.

В феврале с.г. командование военного госпиталя (начальник госпиталя – майор Талантов), находящегося в ст. Пашковской, пригласило местную религиозную общину принять шефство над двумя палатами госпиталя.

По инициативе священника П. Лысенко среди верующих были собраны подарки для раненых бойцов, в том числе был приобретен патефон с 34 пластинками, и 4 марта с.г. П. Лысенко с представителями церковного совета лично вручили подарки персонально каждому раненому бойцу. Кроме того, в присутствии командования госпиталя и председателя райисполкома т. Табакова, после краткого обращения священника П. Лысенко с провозглашением поздравления Красной Армии и многолетия т. И.В. Сталину, во всех палатах госпиталя силами церковного хора были исполнены гимн Советского Союза и несколько народных песен.

Раненые бойцы и командиры остались весьма довольны и просили командование госпиталя и председателя райисполкома выразить их благодарность через печать. Кроме того, по их же просьбе, командование госпиталя пригласило церковников и впредь навещать госпиталь.

В своей деятельности по усилению влияния на массы духовенство особое внимание уделяет детям. Ряд фактов по этому поводу я уже сообщал в своем информационном докладе на второй квартал 1944 года. В качестве дальнейшего подтверждения приведу рассуждения священника «Покровской» церкви ст. Терновской Тихорецкого района, Прага А.А. 14 марта с.г. священник Прага обратился ко мне по вопросам регистрации и с жалобой на переобложение его налогами. В процессе беседы разговор зашел о хождении духовенства по домам верующих с молитвой в так называемый «рождественский пост». Делая обход, Прага зашел в одну из хат ст. Терновской, хозяйка его приняла, помолилась вместе с ним и поцеловала крест, после чего Прага спросил, кто еще есть у нее в доме, она ответила, что на печи сидят трое детей. Священник распорядился, чтобы они также подошли к кресту, но она отказала, заявив, что дети босые, голые, и она их ему не покажет, на что Прага возмущенно заявил: «Ну как не подойти к кресту детям?» И, убедив хозяйку, добился, чтобы дети поцеловали крест. На мои расспросы – кто хозяйка, ее фамилия, Прага не ответил, заявил, что не помнит.

Далее, один из священников в разговоре с моим секретарем в феврале с.г. о детях заявил: «Душа детей – это воск, из которого можно вылепить все, что угодно», и выразил при этом большое сожаление, что в школах отменено преподавание «закона божьего».

Заканчивая изложение вопроса о деятельности духовенства и церковников, следует остановиться на составе церковных советов религиозных общин. Имеющиеся у меня отдельные данные свидетельствуют о том, что там, где руководящие районные партийно-советские органы не уделяют соответствующего своего внимания религиозным организациям, к руководству общин приходит разного рода антисоветский элемент: немецкие пособники, бывшие кулаки, высылавшиеся, спекулянты и пр.

Так, в феврале с.г. из прихода «Ивана Богословского» молитвенного дома ст. Кущевской ко мне поступило анонимное заявление, в котором сообщалось следующее: «У нас между прихожанами пошел разлад из-за старосты Федоренко, коего без всякой причины уволили с должности. Причинами послужили базарная агитация против старосты. Нашлись люди, которые… взяли верхи, незаконно… переизбрали церковный совет. В настоящем церковном совете есть лица с плохим прошлым, спекулянты и др., и вот, благодаря таким лицам, между верующими пошел разлад.

…Прихожане просят не утверждать нового состава церковного совета впредь до получения от епархиального управляющего распоряжения о переизбрании».

В результате проверки данного заявления, Кущевский райисполком мне сообщил, что бывшие кулаки, в прошлом осужденные и немецкие пособники повели организованную борьбу против церковного совета с целью захвата руководства общиной в свои руки и использования церкви в личных целях, к этой группе примкнул и священник Белов. Им удалось переизбрать церковный совет и захватить руководство общиной. Все эти лица из состава церковного совета отстранены.

О такой же засоренности исполнительных органов религиозных обществ ко мне поступили сигналы по «Вознесенской» церкви г. Ейска, «Покровскому» молитвенному дому ст. Мало-Тенгинской Отрадненского района.

Эти факты не единичны. Мною они перепроверяются, и церковные советы от таких лиц очищаются.

Большим событием в церковной жизни краевой епархии является переход обновленческих приходов и духовенства в патриаршую ориентацию и замена епископа Фотия Топиро епископом Флавианом Ивановым. Никаких выступлений против епископа Флавиана Иванова со стороны духовенства и церковников не было. При его возвращении из Москвы на территории края верующие во главе с духовенством почти на всех остановках вплоть до Краснодара приходили приветствовать епископа Флавиана.

Из 73 обновленческих приходов до 40 приходов уже приняты в каноническое общение с Русской Православной Церковью патриаршей ориентации.

Обновленческое духовенство свой переход в патриаршую ориентацию истолковывали как «слияние» церквей. В качестве примера, какой отклик произвел этот факт среди верующих, привожу мою беседу 12 марта с.г. с бывшим обновленческим священником, протоиереем Финансовым В. – настоятелем «Воскресенской» церкви г. Майкопа, благочинным Майкопского округа, который после беседы написал мне по этим фактам следующее: «Слухи о слиянии обновленчества с патри-аршей церковью в старо-церковнической крайней группе возбудили ропот. Они обвинили в этом слиянии Московский церковный собор и говорили своим единомышленникам, что это не Собор, а восточные патриархи не настоящие, а “коммунисты”… “Обновленцы, – говорили они, – должны перед нами покаяться, а мы еще посмотрим, можно ли их простить…”».

Приезд протоиерея Ивана Авдеева, назначенного настоятелем «Троицкой» церкви (г. Майкоп), с полномочиями от епископа Флавиана освящать обновленческие храмы, успокоили тихоновских кликуш, но оскорбили массу верующих, привыкших молиться в обновленческих храмах.

В «Александро-Невской» церкви он заявил, что не допустит обновленческих священников до служения, пока они не привезут ему документа от епископа Флавиана о публичном покаянии… Все их действия незаконны, детей нужно перекрещивать. Относительно св. мира он заявил, что все это «насмарку». Церковному сторожу велел выбросить из крестильного ящика миро, потому что оно не годится.

Во время его речи многие верующие выходили из храма, возмущаясь кощунством Авдеева, и говорили: «Если нас 20 лет обманывали, то и теперь обманывают: идешь в храм, чтобы отдохнуть душой, а здесь слышишь одни склоки между духовенством».

В своем информационном докладе за IV квартал 1944 года я приводил факты об активной деятельности благочинного Майкопского округа Мельниченко Н.С. в открытии новых церквей. О его настроениях протоиерей Финансов в том же доку-менте сообщает: «Дух недоверия отношению советской власти к церкви он выражал и раньше. Асыченко Марии Андреевне, по поводу ее удивления, что теперь ставят молодых архиереев, он сказал, что это для того, чтобы было кому в концлагерях рубить лес. При этом он заявил, что облегчение положения церкви временно, затем снова поднимется гонение.

Мне лично говорил, что когда был арестован баптистский пресвитер Яковлев, он очень боялся, что начнется снова гонение на церковь и духовенство».

Из выявленных мною за отчетный период фактов нарушений советских законов религиозными организациями и духовенством, помимо отмеченного выше факта «обновления икон», сообщаю также следующее.

1. Председатель церковного совета «Георгиевской» церкви г. Краснодара Чеботарев организовал при церкви мастерскую по производству восковых свечей и на имя церковного совета получил от райфо соответствующий патент. В связи с этим фактом, я сообщил в крайфо [35], что религиозным организациям воспрещается какая бы то ни было производственная торговля, воспитательная, лечебная и иная деятельность, и просил аннулировать выданный патент.

В ответ крайфо сообщило мне, что данное производство закрыто.

2. 26 марта с.г. ко мне поступило заявление об открытии молитвенного дома в с. Вечном Белореченского района. В беседе с передавшим заявление представителем верующих я выяснил, что в данном селе исполнение религиозных треб совершает не состоящий в штате духовенства Краснодарской епархии незарегистрированный священник Соловьев Николай Иванович, проживающий в с. Воронцово-Дашковское, того же района. Я предупредил представителя, что незарегистрированный священник не может служить и исполнять треб, просил передать об этом Соловьеву. Одновременно буду писать в райисполком с просьбой вызвать Соловьева и предупредить его, чтобы он прекратил свою деятельность.

По вопросу практического проведения в жизнь Постановления СНК СССР от 1/XII-44 г. за N° 1643–486-с, сообщаю следующие факты, связанные с нарушением данного постановления местными советскими органами.

1. В 1944 году при «Михаило-Архангельской» церкви ст. Надежной Спокойненского района образовались две группы – обновленческая и патриаршая, между которыми все время шла борьба, вплоть до драки в церкви. 19 ноября 1944 года церковь оказалась под замками двух этих групп, а в последующем – и сельсовета, когда райисполком вынужден был запретить богослужение.

Исходя из того, что церковь в 1935 г. была закрыта и превращена в клуб, райисполком, используя раскол в общине верующих, решил изъять помещение под клуб и дал месячный срок для его освобождения – до 16/XII-44 г.

Крайисполком указал райисполкому на незаконность его действий, разъяснил порядок изъятия таких зданий и предложил возвратить церковь верующим. Однако вплоть до февраля с.г. положение оставалось прежним, вследствие чего 14 февраля с.г. на имя председателя Спокойненского райисполкома я посылал телеграмму такого содержания: «Прошу прекратить беззаконие и в соответствии с указаниями крайисполкома передать церковь Надежной верующим для богослужения».

В настоящее время церковь находится в пользовании верующих.

2. 26 июля 1944 г., по ходатайству Павловского райисполкома, крайиспоклом вынес решение с ходатайством перед Советом об освобождении бывшего клуба, являющегося собственностью колхоза «Путь к коммунизму», ранее являющегося храмом.

7 сентября 1944 г. N° 2161 Совет сообщил, что не имеет возражений против изъятия помещения клуба.

В соответствии с этим 27 сентября 1944 г. община была предупреждена о подыскании другого помещения, но в связи с тем, что помещения она не подыскала, Ново-Петровский станичный Совет предоставил ей помещение, которое, согласно заключению комиссии, находится в удовлетворительном техническом состоянии и вполне пригодно для использования под молитвенный дом. Однако несмотря на то, что срок перехода в предоставленное общине помещение истек 1 февраля с.г., последняя в это помещение не перешла и здание клуба колхоза «Путь к коммунизму» не освободила.

На основании этого, 1 февраля 1945 года Павловский райисполком вынес решение о закрытии церкви и роспуска общины и 2 февраля с.г. закрыл церковь.

Поскольку это решение нарушает постановление СНК СССР от 1/XII-44 г., 27 марта с.г. мною дана телеграмма райисполкому: приостановить исполнение этого решения.

Со своей стороны считаю, что так как данная религиозная община не исполнила распоряжения местной власти об освобождении помещения, она подлежит роспуску, о чем мною будет выслано соответствующее представление Совету.

3. В конце марта с.г. ко мне поступил ряд заявлений от церковного совета «Успенского» молитвенного дома хут. Цукорова Балка Кущевского района, в которых они сообщают, что сельсовет 17 марта с.г. категорически предложил освободить в трехдневный срок занимаемое ими здание школы под клуб.

Поскольку освобождение таких зданий производится только с разрешения крайисполкома, 26 марта с.г. мною дана телеграмма сельсовету с запрещением изъятия занимаемого верующими помещения.

В дополнение к этой телеграмме буду писать соответствующее письмо райисполкому.

Из других поступивших ко мне жалоб и заявлений отмечу следующие.

1. Жалоба церковного совета «Николаевского» молитвенного дома с. Николаевского Красногвардейского района на условия аренды помещения под молитвенный дом и посягательства на его изъятие из их пользования.

В жалобе указывается, что в 1943 году община верующих взяла в аренду разбитый дом, принадлежащий райкоммунхозу, на восстановление которого израсходовано 9500 рублей. В 1944 году был заключен договор на аренду данного помещения сроком на 11 месяцев, с оплатой 1000 рублей в месяц. По истечении срока договора, последний был продлен на один месяц, с уплатой еще 500 рублей, а на 1945 год был заключен только на 3 месяца, по 500 рублей в месяц, и помещение предполагается изъять из пользования верующих.

Из договора на помещение, заключенного райисполкомом с общиной, видно, что помещение передано верующим в арендное платное пользование, но не указано, на какой срок, и отсутствуют условия аренды.

Учтя, что арендуемое верующими помещение восстановлено общиной верующих и его изъятие вызовет вполне обоснованное их возмущение, я обратился в райисполком с просьбой не чинить препятствий в пользовании данным помещением, заключив с ними соответствующий арендный договор.

2. Церковный совет «Кресто-Воздвиженской» церкви ст. Костромской Ярославского района обратился ко мне с жалобой на поведение воспитанников расположенного против церкви детдома, которые бьют стекла в церкви и воруют церковное имущество.

Мною было послано в райисполком письмо с просьбой обратить внимание руководства детдома на недопустимость подобного рода явлений и принять меры к их устранению.

В ответ райисполком сообщил, что меры приняты, все допущенные воспитанниками детдома нарушения ликвидированы.

3. Настоятель церкви в ст. Упорной Упорненского района прислал мне заявление, в котором указывает, что райисполком запрещает ему совершение религиозных треб на дому.

Я сообщил райисполкому, что зарегистрированному священнику в пределах его прихода разрешается совершать отдельные религиозные обряды и требы в домах верующих без особого на то разрешения.

4. От священника «Преображенской» церкви пос. Псебай Псебайского района Паращевина поступило заявление, в котором он указывает, что хутор Шедок в течение многих лет принадлежал к приходу пос. Псебай, и верующие обращаются к нему с просьбой удовлетворить их религиозные потребности, на что председатель Шедокского сельисполкома каждый раз требует на это разрешение от райисполкома.

Священник Паращевин просил также разрешить ему периодически производить богослужение («обедня» и проч.) в хут. Шедок в частном доме.

В райисполком и сельсовет по существу заявления я сообщил, что если хут. Шедок входит в Псебайский приход, то зарегистрированному священнику в пределах его прихода разрешается совершать отдельные религиозные обряды и требы в домах верующих без особого на то разрешения, и что поскольку в хут. Шедок крайисполкомом отказано в открытии церкви или молитвенного дома, богослужение в хут. Шедок не разрешается. Богослужение может производиться только там, где зарегистрирована и действует церковь, в данном случае только в «Преображенской» церкви с. Псебай.

В свете изложенного я просил дать соответствующее разъяснение священнику Паращевину.

5. Настоятель «Успенской» церкви ст. Старо-Деревянковской Каневского района иеромонах В. Литвиненко обратился с заявлением на предъявление ему налога за бездетность и просил снять эту сумму налога, так как он монах.

Это заявление мною оставлено без рассмотрения, поскольку в соответствующем Указе Президиума Верховного Совета СССР никаких льгот для этой категории лиц не предусмотрено […].

 Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю                  (Кириллов) [36]

 

 N° 11

Письмо Председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпова Г.Г.

Уполномоченному Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллову (N° 113-с) [37]

 27 апреля 1945 года            г. Краснодар

Рассмотрев Ваш информационный доклад за 1 кв. 1945 г., Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР считает, что Вами в докладе вопросы освещены с надлежащей полнотой, и отчет в целом Совет считает удовлетворительным.

Одновременно Совет находит необходимым отметить:

1. Из приведенных Вами данных видно, что проверка и рассмотрение заявлений верующих проходит медленно. Так, из поступивших 20 заявлений с.г. рассмотрено 10, остальные находятся все еще в стадии рассмотрения. Совет рекомендует Вам принять меры к ускорению проверки и рассмотрения заявлений верующих.

2. Что касается «деятельности» учителя Мозолевского Г.Д., то следовало бы проверку этого вопроса довести до конца, т.е. вызвать к себе гр. Мозолевского для беседы и разъяснить ему, что церкви открываются по желанию и ходатайству самих верующих, а не отдельных лиц.

3. По вопросу «обновления» икон Вам следует выяснить в беседе с епископом Флавианом, что он предпринимает к устранению этих явлений, и сообщить об этом Совету.

4. Препятствовать верующим в отношении шествий на реку в день «Крещения» не следовало бы.

5. Сборы и пожертвования верующих для раненых бойцов Красной Армии должны сдаваться в соответствующие организации. Допускать непосредственного шефства общин верующих над госпиталями не рекомендуется, о чем Вам следует предупредить начальника госпиталя ст. Пашковской и довести до сведения организации, в ведении которых находятся госпитали.

6. Что касается изготовления свечей церковным советом Георгиевской церкви г. Краснодара, то не следует чинить в этом препятствий, так как в отдельных случаях церковные организации с разрешения Уполномоченного Совета могут дать кустарю или одному из членов церковного совета заказ на производство свечей и затем продавать их сами в церквях.

7. По вопросу ходатайств верующих о выделении им местных и центральных газет Вы правильно рекомендовали общинам верующих, что по этим вопросам им следует обращаться в местные советские организации.

8. В докладе не приведены цифры о количестве посетителей и по каким вопросам.

9. Не получил освещения вопрос о том, какое отражение в церковной жизни нашли решения Поместного Собора Русской Православной Церкви.

Совет предлагает учесть наши замечания в работе на будущее время.

 Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР                                                                         (Карпов)

Член Совета                                                                       (Уткин) [38]

 

 N° 12

Сообщение Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова

Члену Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Уткину Г.Т. (N° К-205) [39]

16 июня 1945 года           г. Краснодар

Согласно имеющейся с Вами договоренности, направляю при этом список действующих церквей и молитвенных домов на территории Краснодарского края по состоянию на 1 июня 1945 года.

Всего в крае действует 241 церквей и молитвенных домов, из них:

а) функционировало до немецкой оккупации – 7;

б) открыто в период немецкой оккупации – 208;

в) открыто после изгнания немцев в 1943 г. – 19;

г) открыто в 1944–1945 гг. – 7.

Как видно из списка, в крае действует 87 церквей и 154 молитвенных дома. Под молитвенные здания занято 94 государственных и общественных здания, в том числе 37 зданий были в свое время переоборудованы для культурно-просветительных целей из закрытых церквей (бывшие клубы, школы и пр.) […].

 

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю                   (Кириллов) [40]

 

 N° 13

Информационный доклад Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю Кириллова (N° К-226)

Председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Карпову Г.Г. [41]

 23 июня 1945 года      г. Краснодар  

О состоянии, положении и деятельности Русской Православной Церкви на территории Краснодарского края за период с 1 апреля по 1 июля 1945 года

 Во втором квартале 1945 года поступило 13 заявлений об открытии церквей и молитвенных домов (в том числе 7 повторных). От первого квартала оставалось не рассмотренными 10 заявлений. Всего, таким образом, на рассмотрении находилось 23 заявления, из них:

1. Отклонено решением крайисполкома – 2.

2. Направлено в Совет с заключением об удовлетворении – 2.

3. Отклонено епископом – 1.

4. Снято с рассмотрения по причине отсутствия оснований к пересмотру решений крайисполкома – 5.

5. Находится в стадии проверки – 13.

Истекший квартал в деятельности церкви явно характерен религиозным подъемом. Этот подъем определился, во-первых, церковным праздником Пасхи, и во-вторых, всенародным праздником «Победа», случайно совпавшим с пасхальными днями. В дни Пасхи храмы, как правило, не вмещали всех посетителей, и вокруг церквей можно было наблюдать большое скопление.

Праздник «Победа» был торжественно отмечен повсеместно в крае. 9 мая, после проведения торжественных митингов, по инициативе духовенства во всех храмах были отслужены торжественные молебны. В ряде мест духовенство пыталось организовать молебны вне молитвенных зданий, прямо на площадях. Кое-где им было это разрешено (станицы Лабинская, Подгорная, гор. Тихорецк и др.). Кроме того, в ряде мест духовенству была предоставлена трибуна во время тор-жественных митингов (гор. Тихорецк, станицы Динская, Подгорная и др.), но в большинстве случаев их попытки выступать на митингах тактично отклонены.

Дальнейшим фактом активности духовенства и церковников в организации религиозного подъема являются организованные ими в ряде мест крестные ходы на реки и к колодцам в день «Преполовения» (станицы Холмская, Староминская, Усть-Лабинская, Воронежская, Некрасовская и др.)

Далее, в мае и в первой половине июня на территории края не было дождей. Используя это обстоятельство, духовенство настойчиво стало добиваться разрешения местных советских органов на организацию молебствий о дожде, с выходом в степь. Во многих местах разрешения не были даны, а кое-где такие молебны состоялись (ст. Холмская – на площади, в г. Краснодаре – в «Екатерининском» соборе и др.). Кроме того, в некоторых местах духовенство совершало освящение скота, в том числе колхозного (станицы Усть-Лабинская, Воронежская и др.).

К вышесказанному небезынтересно привести еще такой факт. 10 мая с.г. в г. Краснодар прибыл священник «Архангельского» молитвенного дома ст. Нововеличковской Новотитаровского района Михаил Гаврик с группой женщин до 30. Целью их приезда было забрать у художника изготовленную для прихода икону «Георгия Победоносца» и крестным ходом нести ее в молитвенный дом в ст. Нововеличковскую. Когда об этом стало известно благочинному Бессонову Н.Н., он сообщил епископу Флавиану Иванову, который запретил Гаврику совершение этой процессии. Беседуя по данному факту с Гавриком, последний заявил мне, что инициатором этой затеи является не он (чему я мало верю), а одна из фанатичных верующих, называющая себя «Богородицей».

Из всего вышеизложенного видно, что духовенство и церковники для активизации религиозной жизни используют всякий повод. В этих целях они выступают и с амвона. Так, в конце апреля с.г. священник «Троицкой» церкви гор. Краснодара Кирилл Ильяшов выступил с амвона с призывом к молодежи и детям не посещать театры, клубы и кинотеатры, а посещать церковь. К этому же он призывал и их родителей.

Как правило, со стороны духовенства и церковного актива наблюдается явное пренебрежение к культурно-просветительным учреждениям (клубам, избам-читальням и пр.). Это нашло свое отображение и в письменном документе. В июне с.г. от группы верующих ст. Подгорной Спокойненского района ко мне поступило заявление с просьбой передать им здание бывшей церкви, которая была переоборудована и в течение ряда лет используется под клуб. В этом заявлении указывается, что церковь передана под центральный клуб «веселительного зрелища, чтобы было возможно производить всякие нелепости и критики».

Из выявленных за отчетный период нарушений советских законов сообщаю следующее:

1. В ст. Новониколаевской Красноармейского района православная община занимает помещение бывшего почтового отделения, а в ст. Северской Северского района – помещение Дома Колхозника. Не испрашивая разрешения крайисполкома, местные советские органы предложили данным общинам освободить занимаемые ими здания. В соответствии с Постановлением СНК СССР от I/XII-44 г. мною указано райисполкомам на неправильность их действий и разъяснен порядок осво-бождения занимаемых религиозными общинами зданий.

2. Перед Пасхой в пос. Адлер Адлерского района появился некий иеромонах Гедеон (Яков Александрович Вапнярук). Как церковнослужитель он не зарегистрирован. В пос. Адлер действующей общины нет. Однако с разрешения местных советских органов иеромонах Гедеон совершал освящение пасок и куличей, производил крещение детей, отправлял панихиды на кладбище.

В ст. Новоивановской Калниболотского района действующего храма нет. Открытие церкви здесь было отказано крайисполкомом в 1944 году, о чем известно райисполкому.

Однако с разрешения стансовета священник «Ильинского» молитвенного дома ст. Незамаевской Калниболотского района Ковалев 22 мая в день памяти Николая Чудотворца (в прошлом этот день являлся престольным праздником бывшего здесь храма) совершал литургию и установленное молебствие престольного дня. По окончании службы был устроен обед.

Никаких мер в отношении этих двух фактов мною принято не было.

 Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церквипри СНК СССР по Краснодарскому краю                   (Кириллов) [42]

N° 14

Таблица N° 2

Сведения о духовенстве по Краснодарскому краю на 1 июля 1945 года [43]

 

N°N°

п/п

Церковные ориентации

Служители культа, зарегистрированные при действующих церквах

епископы

священники

дьяконы

псаломщики

1.

Русская Православная (патриаршая) церковь

1

249

31

113

2.

Обновленцы

-

-

-

-

3.

Автокефалисты

-

-

-

-

 

Всего:                 1             249               31            113

 

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР по Краснодарскому краю                  (Кириллов) [44]

 

 Источники и примечания:

1.  Фактически освобождение Краснодарского края от гитлеровцев происходило в период с января по октябрь 1943 года.

2.  ГКУ «Государственный архив Краснодарского края» (далее ГАКК). Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 1. Л. 5.

3.  Там же.

4.  Там же.

5.  ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 25. Л. 15.

6.  ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 2. Д. 3. Л. 204.

7.  ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 130. Л. 107–107а.

8.  ГАКК. Ф. Р-897. Оп. 1. Д. 10. Л. 18, 179.

9.  На документе имеется пометка: «Ответ дан N° К-14, 3/II-44».

10. Заявление членов церковного совета в составе документов фонда не отложилось.

11. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 1. Л. 7.

12. Документ публикуется в сокращении.

13. Здесь имеются в виду не только церкви Кубанской области, организационно входившие в со-став Ставропольской епархии, но и церкви Черноморской губернии, административно подчи-ненные в то время Сухумскому епископу.

14. Обновленцы – сторонники религиозного обновленческого течения внутри Русской Православ-ной Церкви (РПЦ) 1920–40-х гг. ХХ в. Обновленческое течение, нередко именуемое церковным расколом, берёт начало в религиозном реформаторстве конца XIX – начала XX вв. Обновленцы ставили своей задачей приспособить церковь к изменившимся после Октябрьской революции 1917 г. условиям. Основные группы: «Живая церковь», «Церковное возрождение», «Союз общин древнеапостольской церкви» – возникли в 1922 г. Обновленцы выступали против церковного руководства во главе с патриархом Тихоном, провозгласили своим принципом лояльность по отношению к советскому государству. Идеологи обновленчества (митрополит А.И. Введенский и др.) проповедовали «коммунистическое христианство». Они ратовали за возвращение к т.н. демократическим порядкам раннего христианства, стремились отождествить коммунизм и христианство. Обновленцы внесли ряд изменений в церковное устройство, культ и быт духовенства (высшее церковное управление, демократизация прихода, женатый епископ, второбрачие духовенства, богослужение на русском языке и др.). Сущность политической и социальной переориентации обновленчества сводилась к разрыву с дворянско-монархическими традициями. Программа обновленчества разрабатывалась на их Поместных соборах в 1923 и 1925 годах. Деятельность обновленчества в известной степени способствовала эволюции Русской Православной Церкви на пути лояльности к Советской власти. В то же время, обновленчество, возникшее внутри РПЦ не без помощи и поддержки Советской власти, не было поддержано ею в 1945 году и прекратило свое существование вскоре после окончания Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., когда обновленческое духовенство со всеми своими приходами вернулось в состав РПЦ.

15. Фотий (Борис Александрович Топиро) – архиепископ Львовский и Тернопольский. Родился 16/29 января 1884 года на станции Письменная Екатерининской железной дороги. Отец его был начальником этой станции. Окончил гимназию, а затем в 1908 году – Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Был преподавателем средней школы, а впоследствии – доцентом педагогического института и университета в г. Петрозаводске по кафедре русской литературы. В 1926 году пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона, а затем во иеромонаха (рукоположение обновленческое). В феврале 1927 года – хиротонисан в Харькове митр. Пименом (обновленцем) – во епископа Тульчинского. В 1927 году – архиепископ Тульчинский. С 1928 года – архиепископ Луганский (Ворошиловградский). В 1931 году ушел на покой. В этом же году перешел в григорианский раскол, где вновь рукоположен во епископа Новочеркасского и возведен в сан архиепископа. Пребывал в расколе до 1943 года. В июле 1943 года принес покаяние, принят в общение с Московской Патриархией в звании монаха, рукоположен во иеромонаха и возведен в сан архимандрита. 12 июля 1943 года – хиротонисан во епископа Кубанского и Краснодарского (хиротония православная). С 1944 года – епископ Херсонский и Николаевский. С февраля 1945 года – епископ Орловский и Брянский. В феврале 1946 года возведен в сан архиепископа – за архипастырские труды и патриотическую деятельность. В 1946 году командирован в Париж в помощь митрополиту Евлогию и управляющему Экзархатом, с оставлением за ним Орловской и Брянской кафедры. С 12 декабря 1947 года – архиепископ Одесский. 3 августа 1948 года уволен на покой. С 18 ноября 1948 года – архиепископ Виленский и Литовский (возвращен с покоя). 25 февраля 1949 года награжден правом ношения креста на клобуке. В феврале 1950 года назначен Экзархом Патриархии в Западной Европе. С 26 октября 1951 года освобожден от должности Экзарха Московской Патриархии в Западной Европе. С 27 декабря 1951 года назначен архиепископом Львовским и Тернопольским. Скончался 20 августа 1952 года.

16. Финансовый отдел исполкома районного Совета депутатов трудящихся.

17. Флавиан (Владимир Иванов) – архиепископ Ростовский и Новочеркасский. Родился 14 мая 1889 года. Окончил Ставропольскую духовную семинарию со званием студента. Окончил Ка-занскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В 1913 году рукоположен во священника. В 1916 году священствовал. Вдовый протоиерей, в начале обновленческого движения присоединился к обновленцам и пробыл более двадцати лет в расколе. С 1923 по 1934 год – член Кубанского Епархиального Управления. 27 июня 1934 года хиротонисан обновленческими архиереями во епископа Краснодарского. С 1934 года – правящий епископ Кубанский и Краснодарский. В декабре 1935 года возведен в сан архиепископа. Покаялся и был перерукоположен 8 января н/ст. 1945 года в Черкизове в Петропавловской церкви (Москва) во епископа Краснодарского и Кубанского. С 8 по 18 июля 1948 года был участником церковного торжества в Москве по случаю 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви и соучаствовал в совещаниях патриархов и представителей автокефальных Православных Церквей по предложенным Московской Патриархией вопросам: а) Ватикан и Православная Церковь; б) экуменическое движение и Православная Церковь; в) об англиканской церковной иерархии; г) о церковном календаре. С 19 октября 1949 года – епископ Орловский и Брянский. 25 февраля 1955 года награжден саном архиепископа. С 28 ноября 1955 года – архиепископ Ростовский и Каменский. С 26 декабря 1957 года переименован в архиепископа Ростовского и Новочеркасского. Скончался 7 октября 1958 года.

18. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 1 – 4 об.

19. Приложение к документу N° 2.

20. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 7.

21. На документах «с» означало «Секретно».

22. На документе имеется гриф «Секретно».

23. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 1. Л. 9.

24. Имеется в виду церковь Рождества Пресвятой Богородицы.

25. ГАКК. Ф. Р-897. Оп. 1. Д. 11. Л. 7–9.

26. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 14 – 14 об.

27. Документ публикуется в сокращении.

28. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 24–27.

29. Приложение к документу N° 7.

30. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 28.

31. Документ публикуется в сокращении.

32. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 3. Л. 32–37.

33. Документ публикуется в сокращении.

34. Обновление икон – чудесное, самопроизвольное прояснение изображения на иконах. Характер обновлений разнообразен. Иногда икона обновляется постепенно, в течение нескольких дней или недель, иногда – мгновенно, при этом от нее может исходить сияние или вспышка света. Порой просветляется лишь часть изображения. Случается, что обновившаяся икона начинает благоухать. Обновление иконы Церковь воспринимает как знак милости Божией, как призыв народа к покаянию и усердной молитве. Факты чудесного обновления икон известны в Православной Церкви с давних пор. Так, в 1739 г. Калитинский, владелец местечка Тыврово Подольской епархии, приобрел список чудотворной Ченстоховской иконы Божией Матери и поместил его в своем доме. Спустя год от иконы стало исходить необычайное сияние. Икону перенесли в местную церковь и поставили в алтаре на горнем месте; на поклонение к ней стекалось множество богомольцев, получавших помощь и исцеление. Чудотворный образ получил название Ченстоховский-Тывровский… Однако массовые знамения через обновление икон наблюдались в России в XX в. Первый такой период приходится на 1920-е. Множество обновлений засвидетельствовано тогда в Петроградской и Псковской епархиях (только в Новгородском и Старорусском уездах – более 150), в Оптиной пустыни, на Украине («Весь прошлый год прошел у нас на Украине в этом сплошном чуде, – писал С.А. Нилус в 1929 г. – Обновлялись целые церкви, кресты и купола позолоченные на храмах и колокольнях. В Ростове-на-Дону таким образом обновился собор и много церквей. У нас по деревням и хуторам не было почти дома, где бы не совершилось подобное чудо...»). Десятки тысяч людей стали очевидцами обновления куполов и икон киевской Скорбященской церкви 6 июля 1923 г. На Дальнем Востоке, в Приморье, в пределах Владивостокской и Харбинской епархий в 1923–1925 гг. обновилось около 300 икон – этому чуду посвящена книга архиеп. Харбинского Мефодия (Герасимова) «О знамении обновления святых икон» (Харбин, 1925). Владыка Мефодий так осмыслял эти события: «Со времени озарения русского народа светом Христова учения Российская Церковь в первый раз еще переживает такую годину скорби, как теперь. Но умножились скорби, умножилось и утешение от Бога. Никогда прежде на всем протяжении Российской Церкви не было такого обилия благодатных знамений, как теперь; проторглась как бы многоводная река благодати Божией, явившая себя в дивных знамениях обновления святынь… Знамением обновления благодать Божия явственно утверждает истину почитания святых икон, святость храмов Божиих и православного богослужения и обличает безумие хулителей святых икон, безбожников и сектантов». Иконы обновлялись и в храмах, и в домах мирян. Как правило, они были простой работы, из недорогого материала, а их владельцы, в основном, – обыкновенные простецы, встречавшие чудо с чистосердечной молитвой. Большинство таких икон были родительским благословением и почитались потомками как родовые реликвии. Однако известны случаи обновления у людей маловерующих и даже нецерковных. Начало другого периода повсеместных знамений от икон относится к 1991 г. С этого времени сообщения о чудесах от икон начинают поступать одно за другим из самых разных мест России. Это не только обновления, но и мироточения и плач икон. В 1990-е стали известны сотни только официально засвидетельствованных случаев. Церковные газеты и журналы этого периода, местные и центральные, наполнены сообщениями о подобных явлениях. В 1920-е годы обновления икон прошли по стране как бы волнами, затронув лишь отдельные области. В 1990-е местом знамений стала вся Россия: городские и сельские храмы, монастыри, дома благочестивых людей… Один из знаменательных случаев – обновление образа Покрова Богоматери в Иоанновском монастыре в С.-Петербурге. Совершенно темная икона Покрова Божьей Матери, написанная на холсте, на котором с трудом различалось изображение, была пожертвована вновь открывшемуся монастырю в 1991 г. Икону поместили в алтаре храма Двенадцати Апостолов. Вскоре после Пасхи 1992 г. Лик Пречистой Девы просветлел. Затем образ стал постепенно обновляться сверху вниз, от Лика к стопочкам Богоматери: краски становились яркими и насыщенными, мелкие трещины сами собой зарастали. К Пятидесятнице почти все изображение обновилось. Икона из грязно-серой стала небесно-голубой. Сама Матерь Божия засияла неземной красотой. Узнав о чуде, патриарх благословил перенести икону в храм для всенародного поклонения и еженедельно петь пред ней Акафист Покрову Божией Матери. Позже на обратной стороне холста обнаружили надпись, свидетельствующую, что образ написан в 1901 г. в Леонинском монастыре, находившемся под духовным окормлением св. прав. Иоанна Кронштадтского. По Промыслу Божию икона, связанная с памятью о. Иоанна, пришла в монастырь его имени, где и совершилось ее чудесное обновление. В Петербурге в храме Воскресения у Варшавского вокзала обновились иконы «Царь царем», «Умиление» (Серафимо-Дивеевское) и другие (в 1992–1994 гг.); на подворье Валаамского монастыря – иконы Спаса Нерукотворного и Казанской Божией Матери (в 1994 г.). 27 мая 1994 г. в Успенском храме Ставрополя на глазах присутствующих на иконе свт. Николая Чудотворца появилась светлая полоса, распространившаяся от киота к лику. В 1994 г. обновились иконы в нескольких домах жителей г. Молочанска Запорожской обл. Одну из них передали в городской Петропавловский храм. Настоятель храма с другими священнослужителями пронесли обновленную икону крестным ходом по городу и совершили перед ней торжественный молебен. На праздник Сретения 1995 г. одна из прихожанок нового храма в честь прп. Сергия Радонежского в г. Навои (Узбекистан) принесла чудесно обновившийся образ Матери Божией. Икону поместили в алтарь, где ее обновление продолжилось. В том же храме на богослужении Великой субботы молящиеся наблюдали яркое сияние от лика Казанского образа Божией Матери на хоругви, длившееся около часа. В 1998 г. чудесное обновление иконы Рождества Христова письма XIX в. зафиксировано епархиальной комиссией в петербургском храме Богоявления Господня на Гутуевском острове. Готовясь к всенощному бдению, двое псаломщиков неожиданно заметили, что помещенный на солее старый, потемневший образ выглядит так, будто вернулся из реставрации. Яркими и четкими стали фигуры, лица, нимбы, другие детали изображения. Проступила Вифлеемская звезда, которой раньше не было видно. Пожертвованная храму Художественно-промышленной академией имени В.И. Мухиной и провисевшая в нем без реставрации пять лет, икона засияла как новая. На иконе остались капельки воска, следы потеков от лампадного масла, частицы свечной копоти, свидетельствующие о том, что к ней никто не прикасался. Чудо произошло вечером 14 марта, в канун праздника «Державной» иконы Божией Матери и дня отречения от престола Царя-Мученика. Храм связан с именем последнего Государя: он построен и освящен в апреле 1899 г. в память чудесного спасения Наследника Цесаревича Николая Александровича при нападении на него японского самурая на Фоминой неделе 1891 г. После возвращения храма епархии в 1992 г. без человеческого вмешательства постепенно обновилась настенная живопись, причем этот процесс начался с картины «Уверение апостола Фомы». A.M. Любомудров // Энциклопедический словарь Русской Цивилизации. Составитель О.А. Платонов. – М.: Православное издательство «Энциклопедия Русской Цивилизации», 2000.

35. Финансовый отдел исполкома Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся.

36. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 13. Л. 2 – 6 об.

37. На документе имеется гриф «Секретно».

38. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 13. Л. 11 – 11 об.

39. Список действующих церквей и молитвенных домов не приводится.

40. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 13. Л. 21.

41. Документ публикуется в сокращении.

42. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 13. Л. 32–33.

43. Приложение к документу N° 12.

44. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп. 1. Д. 13. Л. 34.

Партнеры: