Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Редакторская колонка

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

[главная] [редакторская колонка] [редколлегия] [история] [архив номеров]


Колонка редактора

 

22 октября 2006 года на 66-м году жизни скоропостижно скончался главный редактор “Станицы” Валерий Александрович Шуков - яицкий казак, уроженец поселка Лебяжинского Уральской области.
* * *
    В 30-х годах - сначала в Болгарии, а затем во Франции - выходил журнал “Станица”. Ориентирован он был в основном на казачью интеллигенцию. На тех, кто знает и любит казачью историю. Кто верил в будущее возрождение и готов был бороться за него – бороться, опираясь на традиционные ценности, на знание, на умение, с ясным пониманием, чего и какими средствами хочет добиться.

Бессменный редактор той “Станицы” П.В. Гусев объединил вокруг журнала лучших авторов и казачью молодёжь. “Станичникам” 30-х годов не нужен был реванш ради самого реванша или слепое восстановление распавшегося прошлого – им нужно было будущее!

Та “Станица” умерла с началом мировой войны, а главный редактор сгинул в сталинских лагерях. Но пожелтевшие номера журнала остались нам напоминанием о той эпохе борьбы и верности, замечательным источником знаний о культуре и традициях казачества. “Станичники” верили, что знания эти еще пригодятся. Пусть не завтра, не через год – но пригодятся. Они и издавали свой журнал для будущих поколений. Для нас с вами!

15 лет мы с Валерием Александровичем Шуковым вместе делали газету. Когда в 1991 году выбирали название – собственно, и колебаний не было. За коротким ясным названием виделись и глубинный смысл казачьей жизни, с ее общиной, землёй, традициями, и возможность стать наследниками издателей прежней “Станицы”.

Валерий Александрович всегда считал, что “надо поднять свой исторический опыт и попытаться применить его к реалиям XXI века – иначе долго еще России топтаться на месте, потерянно оглядываясь на другие страны”. Он и был во многом продолжателем дела П.В. Гусева. Ни разу у него и мысли не возникло - не бросить ли газету, не напрасный ли это труд?

Сполна доставалось непонимания и неприязни - и от оголтелых “записных патриотов”, и от “демократов” нерусской закваски. В чём только не обвиняли нас все эти годы! И в фашизме, и в сионизме… Кое-где “атаманы” просто запрещали читать “Станицу”! Порой кажется, что не все они и читать-то умеют… Немалому числу нынешних “казаков”, выросших в годы советского безвременья, никакие традиции вообще не нужны. Их же изучать надо, что-то в себе самом переделывать – а это не всегда легко. Вот и выходило: то, о чём чаще всего писал Шуков – о самоуправлении, народоправстве, необходимости воссоздания казачьей общины с её традициями и культурой (и уж потом только – военной службы) – отвергалось либо перевиралось.

Высшими ценностями казака изначально были воля, вера и народовластие (самоуправление), - писал Валерий Шуков. - А военная служба – это не ценность, а суровая необходимость по защите своей воли-свободы, веры, жизни своей общины, своей земли…Казачья Идея – это жизненные нормы личной свободы, вольности и равноправия, воспитанные у казака образом жизни и всей системой общественного самоуправления”.

Это потом уж многие из тех, кто воевал со “Станицей”, начинали повторять многое из того, о чем мы писали в начале 90-х годов. Но всё равно - оставалось понимание, что и мы пишем, подобно Гусеву - для будущих поколений. Передавая дальше принятую от тех, настоящих казаков эстафету...

Хотя кто усомнится, что Шуков – Шуков, как упорно называл он себя на традиционный манер – был не казаком, а неким абстрактным “потомком”?! Он жил болью и верой казачества, любые события преломляя в свете его интересов, в свете возможности подлинного возрождения. Потому и не мог не делать того, в чем нашёл себя – издания казачьей газеты.

Он был настоящим Горынычем – яицкиv казакоv. Упёртым в своей правоте, своих взглядах. И среди всех казаков выделял, прежде всего, своих земляков. Гордился как раз их упёртостью – “стоянием в вере”, как говорили прежде староверы, коих немало было на мятежном Яике.

И больше всего переживал о трагической участи своей родины. Ещё до распада СССР на первом круге “Союза казаков” он просил принять резолюции в поддержку оказавшихся за искусственно вычерченными большевиками границами уральцев и семиреков, требовать воссоединения их земель с Россией. Хорошо зная, что там происходит, Шуков уверенно предсказывал исход русского населения и исчезновение очагов русской культуры. Ну, а пока государство наше об этом не думает – значит, казачество должно стать гарантом защиты прав своих позабытых собратьев…

Скажете, я тут всё больше о казаках и совсем мало о Валерие Александровиче? А что тут сказать, если человек свою жизнь, все свои мысли связал со своим народом. Порядочный, искренний, боевой, знающий (всё-таки кандидат философских наук!) – это всё так. Но, прежде всего, он был – казак. Порой горячий, вспыльчивый. Не какой-то пережиток минувшей эпохи – а живой и очень настоящий. И именно что – Горыныч!..

В одной из своих статей он рассказывал об уральцах, отправившихся в 60-х годах XIX века далеко на юг искать правды и “лучшее царство”, “Беловодье”. Вот так и сам Валерий Александрович всё искал свое Царство казачьей правды. Нашёл ли он его теперь? Будем верить!..

Георгий Кокунько

 

Партнеры: