Гипанис / Издательская деятельность / "Кубанский Сборник" / Архив номеров / Том 3 (24) - 2008 год / Часть I. История и археология / А.А. Черкасов. Провициальный городок в Первой мировой войне: Сочи в августе 1914 - феврале 1917 г.

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

А.А. Черкасов. Провициальный городок в Первой мировой войне: Сочи в августе 1914 - феврале 1917 г.

Война и патриотический подъем

Первые сообщения о начале Великой войны в сочинской периодической печати
начали публиковаться с 18 июля 1914 г. Так, в газете «Сочинский листок» под рубрикой
«Война. Официальное сообщение» отмечалось, что «многочисленные патриотические
манифестации, производившиеся за последние дни в столицах и в других местах им-
перии, показывают, что твердая и спокойная политика правительства нашла сочув-
ственный отклик в широких кругах населения.

Правительство надеется, однако, что эти выражения народных чувств отнюдь
не примут оттенка недоброжелательности по отношению к державам, с коими Россия
находится и желает находиться в мире. Черпая силу в подъеме народного духа и при-
зывая русских людей к сдержанности и спокойствию, Императорское правительство
стоит на страже достоинства и интересов России» [1]. Далее в «Сочинском листке»
публиковались описания патриотических шествий в Санкт-Петербурге и Москве, а
также в мировых столицах [2].

На следующий день в «Сочинском листке» уже было опубликовано правитель-
ственное сообщение от 16 июля о мобилизации в России. Продолжая эту тему, здесь же
было опубликовано объявление Новороссийского уездного по воинской повинности
присутствия, в нём в частности отмечалось: «Государь Император высочайше пове-
леть соизволил привести армию и флот на военное положение. Первым днем моби-
лизации назначена пятница 18 июля 1914 г. Объявление... о призыве нижних чинов
запаса во исполнение ВЫСОЧАЙШЕГО повеления о приведении армии и флота на
военное положение:
1) нижним чинам запаса с увольнительными билетами, а не имеющим таковых -
с видами на жительство или удостоверениями о личности, явиться на сборный пункт
уездного воинского начальника в городе Новороссийске на 10-й день мобилизации в
воскресенье 27 июля к 6 часам вечера;
2) нижние чины запаса пос. Сочи должны собраться в пос. Сочи на 2-й день моби-
лизации в субботу 19 июля к 6 часам утра, откуда будут перевезены на сборный пункт;
3) все учреждения и лица, у которых запасные служат, обязаны немедленно окон-
чить с ними расчет и выдать увольнительные билеты, если таковые находятся у на-
нимателей» [3].

20 июля в городе Сочи прошла первая крупная манифестация. Улицы по направ-
лению к пристаням Русского и Российского обществ были запружены народом. На
пристани оркестр вольнопожарной дружины играл национальный гимн. Крики: «До-
лой Австрию и Германию!» - беспрерывно оглушали воздух. Дружное «Ура!» громко,
раскатисто разносилось по берегу [4]. В день всеобщего патриотического порыва со-
чинское городское управление передало в распоряжение начальника Сочинского окру-
га несколько пудов хлеба для раздачи малоимущим запасным нижним чинам [5].

26 июля в манифесте о войне с Австрией Николай II отмечал: «Видит Господь,
что не ради воинственных замыслов или суетной мирской славы подняли Мы оружие,
но ограждая достоинство и безопасность Богом хранимой Нашей Империи, боремся за
правое дело... Да благословит Господь Вседержитель Наше и союзное Нам оружие и да
поднимется вся Россия на ратный подвиг с железом в руках, с крестом в сердце» [6].

Объявления войны следовали одно за другим: 19 июля Германия объявила войну
России; 21 июля она же объявила войну Франции, так как по военно-техническим со-
ображениям Германия не могла далее задерживать своё наступление, а выполнение
Францией союзного долга для неё сомнений не представляло. Тот факт, что Германия
в обоих случаях первая объявила войну, дал Италии формальное основание уклонить-
ся от выполнения военного договора и выступить на стороне Германии. Вслед за тем,
из-за нарушения бельгийского нейтралитета, внезапно и сразу в борьбу вмешалась
Англия: она ультимативно потребовала от Германии уважения неприкосновенности
территории Бельгии, когда германские войска уже переходили границу, и в ночь с
22 на 23 июля объявила Германия войну. Австро-Венгрия медлила несколько дней, с
очевидным расчётом, что Россия сама ей объявит войну, и что это создаст законный по-
вод для Италии; но Россия торопиться не стала, и Австрии пришлось самой объявить
войну (24 июля), чтобы не отстать от своей союзницы в развитии военных операций.
Безусловно, Великая война застала российское общество врасплох. Тем не менее,
с самого начала конфликта в России царило полное единодушие. Как и во времена
русско-японской войны, Россия только отвечала на нападения (в 1904 г. даже ещё более
грубое, чем в 1914 г.). Но на этот раз российское общество приняло войну не только как
ответ на вражеское нападение. Именно эта война была логическим следствием поли-
тики, встречавшей полное одобрение либеральных интеллигентских кругов: союза с
Францией, сближения с Англией, более активной политики на Балканах.

В городах Российской империи повсеместно проходили крупные патриотические
манифестации. В деревнях народные массы, правда, не выражали особого энтузиазма,
но отнеслись к участию в войне как к выполнению естественного долга перед царем
и Отечеством. Мобилизация прошла быстро и успешно, не только нигде не было про-
тестов, но не было нередких в таких случаях пьяных бесчинств, так как по распоряже-
нию царя на время мобилизации была запрещена продажа спиртных напитков [7].

Великая война вызвала небывалый патриотический порыв и сочинской молоде-
жи. Как сообщала местная пресса среди сочинской молодежи была масса лиц, желаю-
щих отправиться на театр военных действий, а некоторые уже уехали на свои средства
[8]. 29 июля «Сочинский листок» сообщил, что из города скрылось несколько мальчи-
шек от 14 до 17 лет, которые заявили своим товарищам, что они уезжают на войну [9].
В то же время в сочинский комитет Российского общества Красного Креста [10] начали
поступать многочисленные предложения от желающих отправиться на театр военных
действий сестрами милосердия [11].

Война и благотворительные общества

Практически одновременно с началом Великой войны в Сочи создаётся отдел
всероссийского Августейшего Общества повсеместной помощи пострадавшим на
войне солдатам и их семьям. Уже 25 июля 1914 г. «Сочинский листок» публикует
первое обращение этой организации:
«Грозные тучи заволокли небо. События последних дней указывают на серьез-
ность положения, запасные призваны, их семьи остались без помощи и хлеба, многим
грозит выселение из квартир. Изыскивая средства на увеличение запаса для помощи,
Сочинский отдел состоящего под Высочайшим покровительством Общества повсе-
местной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям, обращаюсь ко всем
жителям Сочи и его окрестностей с покорнейшей просьбой поддержать благое начи-
нание вступлением в члены общества и посильными пожертвованиями.

Сочинский отдел общества, не обладая средствами, не может идти на помощь, не
будучи поддержан населением.

Членский взнос члена соревнователя - один рубль, действительного члена - три
рубля. Высший - сто рублей и более, кроме записи в члены, награждение именным
знаком общества 2-й степени для ношения на груди» [12]. Обращение подписал пред-
седатель Сочинского отдела генерал-майор Карлевич.

Благотворительные общества и организации проводили разноплановую работу.
Так, например сочинское общество шоферов зимой 1914/1915 гг. собрало и отправи-
ло на фронт подарки. В марте от одной из воинских частей пришел ответ: «Письмо с
войны. В Сочинский Комитет жертвам войны. Каспийский полк горячо благодарит
общество шоферов г. Сочи за присланные подарки для нижних чинов. Все они розда-
ны лично мною и с радостью и с чувством умиления приняты солдатами.
     Каспийцы не забудут оказанного им внимания, дающего новые силы на борьбу
во славу дорогой нашей Родины.
     Полковой адъютант, штабс-капитан Шенберг» [13].

В целях усиления денежных средств Комитет Её Императорского Высоче-
ства Великой княгини Татьяны Николаевны (вторая дочь императора Николая II,
в войну - сестра милосердия), для оказания временной помощи пострадавшим от
военных действий, признал желательным организацию по всем городам и местам
империи трёхдневного уличного сбора пожертвований деньгами и одеждой. От-
правной точкой начала сбора должно было стать 29 мая, а окончание 31 мая [14].

Так называемый кружковый сбор (деньги собирались в опечатанных кружках) в
пользу Комитета Е. И. В. Великой княгини Татьяны Николаевны дал по городу Сочи
1506 рублей 36,5 копейки [15]. В Адлере было собрано 490 рублей 15 копеек [16].

Война и национальные группы

Национальные проблемы в полинациональном государстве периода войны всег-
да становились достаточно сложным явлением, как правило, те, кто считал себя угне-
тённым, активно срабатывали в составе «пятой колонны». Попытки расколоть россий-
ское общество по национальному признаку были сделаны противниками России и в
Первую мировую войну. Уже в самом начале войны Австро-Венгрия сделала ставку на
восстание в Царстве Польском; в их армии имелись польские добровольческие части в
особой форме, во главе которых стоял Ю. Пилсудский.

Однако Россия практически сразу же разрушила надежду австрийцев на по-
ляков. От имени Верховного Главнокомандующего, Великого князя Николая Ни-
колаевича (дядя императора Николая II), было обнародовано обращение к поль-
скому народу: «Пробил час, когда заветная мечта ваших отцов и дедов может
осуществиться. Полтора века тому назад живое тело Польши было растерзано
на куски, но не умерла ее душа. Пусть сотрутся границы, разрезавшие на ча-
сти польский народ. Да воссоединится он воедино под скипетром Русского Царя.
Под скипетром этим да возродится Польша, свободная в своей вере, в языке, в
самоуправлении. Одного ждет от вас Россия - такого же уважения к правам тех
народов, с которыми связала вас история. С открытым сердцем, с братски про-
тянутой рукой идет вам навстречу Великая Россия. Она верит, что не заржавел
меч, разивший врага при Грюнвальде.» [17].

Этот призыв, вместе со старыми франко-польскими связями, привёл к тому, что
все видные общественные деятели русской части Польши громко провозгласили свою
верность союзникам по Антанте. Как следствие польские легионы Пилсудского почти
не нашли себе пополнения в Царстве Польском. Иные народности в минуту испытания
также оказались лояльными к самодержавию. Исключение составила только Финлян-
дия, где недавние законы об общеимперском законодательстве вызвали раздражение
местного населения. Однако попыток восстания в самой Финляндии не было, так как
там находился значительный контингент российских войск.

В 1915 г. представители центральных держав выступили с призывом к не суще-
ствовавшему в это время Грузинскому царству поднять восстание и сбросить русское
иго. В разных местах Российской империи грузинские общины выступили с протеста-
ми, идентичным было поведение и сочинской грузинской общины.

В рамках национального единения в городе Сочи происходили шествия нацио-
нальных групп к представителям русской администрации. Так, 12 августа 1914 г. состоя-
лось шествие армян. Процессия с национальными флагами и хлебом-солью направилась
к гостинице «Гранд-Отель», где в то время находился приехавший из Новороссийска
губернатор Черноморской губернии. Процессия состояла из турецкоподданных армян,
проживающих в Сочи и окрестных поселках (Барановка, Волково, Навагинка и др.), во
главе со священником. Дойдя до «Гранд-Отеля», процессия остановилась, и к ожидав-
шим вышел губернатор Черноморской губернии. «Сочинский листок» сообщал: «Госпо-
дин Кешабьянц обратился к господину губернатору с речью, в которой от имени всех
турецкоподданных армян Сочи и поселков просил повергнуть к стопам Его Император-
ского Величества их чувства и просьбу остаться всегда в России и принять их в русское
подданство. При этом г. Кешабьянц поднес Его Превосходительству хлеб и соль.
В ответном слове г. начальник губернии обещал исполнить просьбу собравших-
ся. После чего все разошлись» [18].

Практически с самого начала войны армяне активно участвовали в разноплано-
вой работе по сбору финансовых средств для нужд жертвам Великой войны. Деньги
собирались на национальных вечерах, на днях, приуроченных к всероссийским сборам
помощи, не редки были и обычные пожертвования. Попытаемся оценить их объёмы.
Национальные вечера в Сочи проходили сравнительно нечасто, но приносили доста-
точно много средств - от 800 до 1500 рублей (годовая зарплата учителя в это время 300
рублей). Однако в середине февраля 1915 г. армяне сделали самое щедрое пожертвова-
ние за всю войну, они передали Комитету помощи русским воинам 761 пуд и 5 фунтов
табаку (довоенная цена 1 пуда табака составляла 10 золотых рублей). Благодарность
за такое пожертвование армянской общине в «Сочинском листке» вынес начальник
Сочинского округа [19].

Однако армяне не ограничились финансовой поддержкой. В 1915 г. они сформи-
ровали армянскую добровольческую дружину и отправили её на фронт. Проводы 1-й
армянской добровольческой дружины стали предметом газетной статьи в «Сочинском
листке»:
«1 мая Сочи провожало армянскую добровольческую дружину. Дружинники с
представителями местной армянской колонии собрались во дворе церковного дома,
где был отслужен напутственный молебен. На молебствии присутствовала местная
администрация во главе с начальником Сочинского округа Ф. И. Яниковым.
После молебствия организаторы обратились с речами к дружинникам о значении
их подвига. После этого дружина под звуки оркестра духовой музыки с развевающи-
мися национальными флагами направилась по главным улицам к пристани Российско-
го общества, где перед посадкой были сфотографированы. Проводы привлекли массу
сочинцев» [20].

Спустя три недели на Кавказский фронт отбыла 2-я армянская добровольческая
дружина, сформированная в Сочинском округе. При 2-й дружине на фронт отбыло
несколько русских добровольцев [21]. Однако уже через пять дней в связи с появивши-
мися новыми добровольцами начинает формироваться 3-я армянская добровольческая
дружина [22], которая отправляется на фронт уже 28 мая [23]. А 2 июля 1915 г. «Со-
чинский листок» сообщил, что сформирована новая (4-я) армянская добровольческая
дружина [24].

Помимо формирования армянских дружин, предпринимаются попытки созда-
ния воинских частей из турецкоподданных других национальностей. Так, 18 сентября
1915 г. в сочинской газете было опубликовано воззвание к турецкоподданным грекам:
«Лиц, желающих поступить добровольцами в ряды греческой армии, просят записы-
ваться в г. Сочи у Кириака Константиновича Эфкарпиди. Во главе добровольцев будет
сам Эфкарпиди» [25]. Однако нет никаких сведений, была ли сформирована эта во-
инская часть.

19 августа 1916 г. «Сочинский листок» опубликовал «Обращение к сочинским
армянам»: «Доблестные войска русские освободили почти всю Армению от турецкого
владычества. Бежавшие турки и курды вглубь страны захватили с собой многих жи-
телей армян и теперь отпускают их за выкуп, требуя одну лиру за отпущенного армя-
нина. Эти живые мертвецы обращаются к Вам с призывом вырвать их из рук курдов.
Каждая душа армянская стоит одну только лиру.

Население армянское многих городов откликнулось на этот призыв.
Отзовитесь и Вы, сочинские армяне, на этот стон и плач ваших соотечествен-
ников» [26].

Таким образом, в момент тяжёлого испытания все сочинские национальные
группы сработали корпоративно, преследуя единственную цель борьбы до победного
конца.

Помощь раненым

С самого начала войны императрица Александра Фёдоровна и Великие княжны
Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна, пройдя курс сестёр милосердия, работали
в лазарете государыни в Царском Селе. В Зимнем дворце Александрой Фёдоровной
был создан большой склад белья, отправляющегося войскам на фронт. Интересно,
что этот склад был создан на средства чинов Министерства внутренних дел. Великая
княжна Ольга Николаевна была поставлена во главе комитета помощи семьям запас-
ных. В 1915 г. в связи с появлением значительного количества беженцев, по повеле-
нию Николая II был образован особый комитет во главе с Великой княжной Татьяной
Николаевной.

Уже в конце октября 1914 г. в Сочи на повестке дня становится вопрос о приёме
раненых. Ввиду отсутствия в городе лазаретов и госпиталей принимается решение о
добровольной помощи в данном вопросе. Практически сразу откликнулись сочинские
дачевладельцы и предложили дать 22 бесплатных места для выздоравливающих офи-
церов [27]. Это стало первым камнем в фундаменте деятельности сочинцев в рамках
помощи раненым воинам Великой войны.

О прибытии раненых в Сочи имеются крайне скупые сведения в периодической
печати, это может объясняться засекреченностью данной информации во время вой-
ны. Тем не менее, 8 сентября 1915 г. «Сочинский листок» сообщил, «что на днях (к нам)
прибудет первый транспорт раненых и больных воинов» [28].

Спустя год в Сочи для Черноморского побережья создается эвакуационный
пункт для раненых. На организационном заседании в городской управе 11 октя-
бря 1915 г. был утвержден состав эвакуационной комиссии. В нее вошли доктор
Б. П. Кестер, начальник Сочинского округа Ф. И. Яников, Д. И. Коченовский,
Е. И. Иванов, Г. И. Порфирьев и инженер В. К. Константинов [29]. Для эвакуа-
ционного пункта были приспособлены лазареты местного комитета помощи
жертвам войны, а также железнодорожные и Красного Креста. Прибытие первой
партии раненых в составе 37 человек ожидалось со дня на день [30]. По тем скуд-
ным данным, которые публиковались в местной прессе, можно установить, что
до конца октября в Сочи прибыло как минимум 7 человек раненных из состава
нижних чинов. Из них 4 - с Западного и 3 - с Кавказского фронтов. Все они были
размещены в лазарете Комитета помощи жертвам войны [31].

Дальнейшее развитие Сочи как госпитального центра продолжалось и в 1916 г.,
когда военное ведомство наметило постройку в Сочи большого госпиталя на 800 чело-
век [32]. Однако построить его так и не успели. Тем не менее, открытие лазаретов про-
должалось. 23 июня 1916 г. «Сочинский листок» сообщил, что: «В воскресенье 3 июля
с. г. состоится освящение и открытие Сочинской общины сестер милосердия, и при ней
лазарета-санатория для раненых и больных воинов на 25 кроватей Российского обще-
ства Красного Креста, состоящего под покровительством Государыни Императрицы
Марии Федоровны (мать Николая II. - А. Ч) устроенного и оборудованного на сред-
ства Комитета, Черноморско-кубанского управления земледелия и государственных
имуществ» [33]. Однако лазарет был открыт с опозданием на одну неделю (10 июля).
Ко дню открытия в лазарет было принято 14 раненых и больных с Кавказского фрон-
та. В ответ на посланную 10 июля 1916 г. Августейшей председательнице Кавказско-
го окружного управления Красного Креста Великой княгине Анастасии Николаевне
(младшая дочь Николая II. - А. Ч.) телеграмму пришел ответ: «Сочи, попечительнице
Сочинской общины г-же Данилевской.

Душевно радуюсь открытию Сочинской общины сестер милосердия Красного
Креста и при ней лазарета-санатория для наших героев. От души желаю плодотворной
работы. Сердечно благодарю за выраженные чувства» [34].

Необходимо отметить, что курсы сестер милосердия в Сочи действовали на про-
тяжении всей войны. Составы их были не велики, вероятно, до 20 человек, а основная
масса выпускниц отбывала на фронт, в прифронтовые лазареты и госпитали.

Война и светская культура

Если во время Первой русской революции 1905-1907 гг. интеллигенция сыграла
роль детонатора социального взрыва, то с началом войны в 1914 г. она сделала вы-
воды из предыдущего исторического опыта и в целом поддержала курс российского
правительства.

Для российской интеллигенции начало Первой мировой войны было огромным
душевным сдвигом. Та смутная патриотическая готовность, которая в ней накаплива-
лась последние годы, постепенно сменяя веру в революцию, нашла себе исход. Жела-
ние принять активное участие в общем деле охватило и круги, враждебно державшие-
ся в стороне в дни русско-японской войны. «Что-то неописуемое делается везде. Что-то
неописуемое чувствуешь в себе и вокруг. Какой-то прилив молодости. На улицах народ
моложе стал, в поездах - моложе», - писал о первых днях войны В. В. Розанов [35].

Наиболее широко в стране практиковались благотворительные вечера русской
культуры, которые получили наибольшую популярность в Сочи. Вечера разделялись
на литературно-поэтические (обращение к классикам русского литературного творче-
ства), исторические (локальная история), и музыкальные.

Несмотря на ведение страной тяжелой войны, местная интеллигенция приклады-
вала все усилия к распространению культуры в массах. Так, 4 апреля 1915 г. на стра-
ницах «Сочинского листка» интеллигенция выступила с призывом объединения всех
культурных сил в обществе любителей истории Черноморской губернии [36]. По их
мнению, популяризация истории родного края могла стать цементирующим началом
для патриотического воспитания молодежи, да и в целом населения.

На протяжении всей войны сочинская светская культура всемерно обеспечивала
единение интеллигенции с народом и сохраняла политическую стабильность.

Война и курорт

Активное строительство курортного комплекса Сочи развернулось в самом на-
чале XX века. 15 сентября 1902 г. на Мацесте было открыто небольшое деревянное
строение с двумя ваннами для лечения серными водами. Эта дата и считается рожде-
нием Мацестинского курорта. К 1910 г. на Мацесте были открыты ещё три деревянных
сооружения: для купания в бассейне, для отдыха и служебное. В 1911 г., после пере-
дачи Мацестинских источников частному предпринимателю Зензинову, разверну-
лось капитальное строительство и создано акционерное общество «Мацестинские
серные источники». Спустя год были построены гостиница и ресторан, заложен
фундамент водолечебницы на Новой Мацесте. Об успешной эксплуатации маце-
стинских ванн ясно говорят следующие статистические данные: 1910 г. - 1,8 тыс.
человек, 1911 г. - 6 тыс., 1912 г. - 11 тыс., 1913 г. - 18 тыс. человек [37].

Не менее интересным событием было создание курортного комплекса
«Кавказская Ривьера», который к 1914 г. имел четыре гостиницы (пятая в строи-
тельстве), театр, ресторан, кафе, водосветоэлектролечебницу. Помимо этого ком-
плекс располагал электростанцией, водопроводом и канализацией (чего в ту пору
не имел посад Сочи). О популярности «Кавказской Ривьеры» наиболее наглядно
свидетельствует такой факт, что даже в наиболее сложный период Первой миро-
вой войны, в конце 1916 г., заказы на номера необходимо было бронировать за
месяц в связи с переполненностью курорта [38].

Между тем планы развития курорта на этом не заканчивались. В марте
1916 г. в Головинском урочище было создано акционерное общество «Курорт-
Лиран». Учредители планировали создать курорт европейского типа, с разбив-
кой на его территории улиц, площадей, парков; с возведением церкви, гости-
ниц, санаториев, торговых рядов, почты, аптеки, складов, молочной фермы; со
строительством водопровода и канализации; с последующей электрификацией
и телефонизацией курорта.

С каждым годом популярность сочинского курортного комплекса росла, привле-
кая всё большее число отдыхающих. По статистике, в 1908 г. Сочи посетили 1,5 тыс.
человек, в 1911 г. их число достигло 10 тыс., в 1913 г. - 18 тыс. и наконец к 1914 г., с уче-
том начавшейся войны, - 20 тыс. отдыхающих [39].

Таким образом, мы видим, что рождение курорта Сочи совершилось в дорево-
люционной России, а дальнейшее становление и развитие санаторно-курортной базы
города происходило уже в советское время.

Война и православие

В тяжелую годину Первой мировой войны для облегчения духовной участи
российского обывателя в стране создаются православные братства. Одно из таких
братств было создано в городе Сочи накануне войны, 15 декабря 1913 г. [40] Уже
1 декабря 1914 г. у братства появился собственный печатный орган «Известия
Свято-Николаевского братства». Здесь публиковались официальные сообщения
Святейшего Синода, сообщения по епархии, объявления о жизни и мероприя-
тиях проводимых братством. Огромное значение уделялось укреплению духа
русского солдата и человека тыла. В своей постоянной деятельности братство
осуществляло помощь малоимущим, в особенности членам семей, призванных в
Действующую армию.

Боевые действия на море

Первая мировая война для города Сочи началась с 16 октября 1914 г., когда в неё
вступила Турция. Первые обстрелы германо-турецкими крейсерами «Гёбен» и «Брес-
лау» русского побережья не затронули Сочи, но, тем не менее, посад становится по-
граничным населённым пунктом. Сюда прибыли воинские части, усиленные двумя
артиллерийскими полевыми батареями.

В июле 1916 г. Туапсинский и Сочинский округа Черноморской губернии
внезапно становятся театром военных действий (ТВД). Германо-турецкое ко-
мандование направило легкий крейсер «Бреслау» и линейный крейсер «Гёбен»
для ликвидации прибрежных русских коммуникаций в восточной части Чёрного
моря. Тем самым крейсера должны были ослабить обеспечение русских корпу-
сов на русско-турецком ТВД и создать все условия для турецкого наступления.
Германо-турецкой крейсерской группе было приказано разделиться, и 4 июля
(по новому стилю) «Гёбену» надлежало быть перед Туапсе, а «Бреслау» - перед
Гаграми. Однако присутствие в 65 милях северо-восточнее Трапезунда трёх рус-
ских линкоров и крейсера заставило командира «Гёбена» направить «Бреслау»
не к Гаграм, а севернее - к Сочи. Как и было запланировано, 4 июля «Гёбен» поя-
вился перед Туапсе. Огнем своих главных 150-мм орудий он потопил стоявшие в
гавани пассажирский пароход «Князь Обеленский» и четыре парусно-моторных
судна. Ещё три судна получили повреждения. В порту были убиты четверо ра-
бочих, загорелись пакгаузы. Завершив 23-минутный обстрел в Туапсе, «Гёбен»
лег на обратный курс и пошел на соединение с «Бреслау», по пути обстреляв из
88-миллиметровых орудий село Лазаревское [41].

В то же время на рейде перед Сочи под русским Андреевским флагом по-
явился крейсер «Бреслау». Здесь крейсер торпедой потопил стоявший на якоре
транспорт «Мария-Аннета» и уничтожил артиллерийским огнем каботажный
парусник «Резвый». Проследовав далее на север, близ устья реки Шахе (Голо-
винка) «Бреслау» поразил несколькими снарядами сидевший на мели пароход
«Рокклиф». К шести часам пополудни крейсерская группа соединилась и, взяв
курс на запад, покинула побережье Черноморской губернии [42].

За два дня до этих событий германская подводная лодка «U-38» близ Го-
ловинки атаковала русский конвой в составе транспортов «Тигрис», «Рокклиф»,
«Дружба» и двух барж в охранении эсминцев «Капитан-лейтенант Баранов»,
«Лейтенант Шестаков» и канонерских лодок «Донец» и «Кубанец». На траверзе
ущелья реки Шахе «U-38» торпедировала транспорт «Рокклиф», который, однако,
смог выброситься на мель, где и попал под снаряды «Бреслау» 4 июля. Эсминец
«Лейтенант Шестаков» контратаковал субмарину ныряющими снарядами и глу-
бинными бомбами, но смог нанести ей лишь незначительные повреждения [43].

Война и местное самоуправление

Состояние войны, разумеется, диктовало свои права. 12 сентября в округе
было распространено объявление начальника Сочинского округа Яникова, в ко-
тором, в частности, отмечалось: «Вследствие полученного мною распоряжения
от Черноморского губернатора предлагаю населению Сочи и Сочинского округа
сегодняшнего же дня снабдить все выходящие на море окна ставнями или не-
проницаемыми драпировками так, чтобы ночью с моря не было видно ни одного
освещенного окна; прекратить вообще какое бы то ни было освещение во дворах
и дачах, которое могло бы быть замечено с моря. Воспретить разведение костров
в местах, кои видны с моря.
     Предупреждаю, что виновные в неисполнении сего будут подвергнуты на-
казанию» [44].

Сегодня сложно понять, чем было вызвано данное объявление, потому что
Турция ещё не вступила в войну с Российской империей, а боевые действия на За-
падном фронте (русско-германский) проходили вообще на территории противника
(Восточная Пруссия).

Начало Великой войны вызвало необоснованное повышение цен на про-
дукты и товары первой необходимости. Для упорядочения этого явления (по-
лучившего в народе название - борьба с дороговизной) начальник Сочинского
округа распорядился, чтобы лица, доставляющие в Сочи для продажи продукты
первой необходимости из других мест, все счета на эти продукты доставляли в
продовольственную комиссию Сочинского городского управления. Там торгов-
цы должны были получать расценки, по которым товар мог быть реализован.
При этом окружной начальник предупреждал, что без расценки товар не будет
допущен к продаже [45].

Подчас это обстоятельство приводило к весьма отрицательным последствиям,
например, к локальному голоду - нехватке некоторых продовольственных товаров,
причем даже имеющихся в городе, но по причине высокой продажной стоимости,
назначенной купцами, не продаваемых. Местная власть пыталась изыскивать иные
способы продовольственного обеспечения, с приоритетом не на частных, а на госу-
дарственных поставщиков. В целом характеризуя продовольственное обеспечение
города в период Первой мировой войны, можно констатировать, что обеспечение
проходило достаточно стабильно. Голод был редким явлением, случаев летального
исхода от него зарегистрировано не было.

В феврале 1916 г. «Сочинский листок» опубликовал сообщение начальника Со-
чинского округа: «Для надобности государственной обороны требуется алюминий
в слитках, порошке, листах, проволоке, катаный и в штампованных изделиях. Цена
на этот материал определена за пуд: 1) в слитках - 70 руб.; 2) в изделиях - 80 руб.;
3) в порошке - 100 руб.; 4) в пудре - 140 руб.; 5) в стружке - 50 руб. [46]. Удивитель-
ным здесь является то, что оборонное ведомство даже в 1916 г. (в третьей кампании
Великой войны) продолжало оплачивать свои военные надобности населению.
В то же время не забывали власти и о Братском кладбище солдат, погибших
в районе Сочи в период существования форта Александрия (Навагинский) в 1838-
1854 гг. В 1916 г. на место начальника Сочинского округа вместо Ф. И. Яникова был
назначен А. В. Бородский. Новый начальник округа обнаружил дело по устройству
Братского кладбища в зачаточном состоянии (предшественником было отведено
только место для кладбища), приступил к устройству ограды и постановке намо-
гильных памятников [47]. Делалось всё это в самом конце декабря 1916 г., в послед-
ние два месяца существования Российской империи, в последние два месяца до на-
циональной катастрофы.

Таким образом, в истории Сочи периода Первой мировой войны ярко про-
слеживаются (в общем понимании) некоторые весьма не характерные черты ты-
лового города. Так, например, постоянный интерес к развитию курорта. Этим
нуждам уделялось внимание не только в 1914 и 1915 гг., но даже в 1916 г. - прибы-
тие инженеров в Головинское урочище для проектирования «Курорта-Лиран».
На протяжении военных лет немалое значение в помощи воинам Русской ар-
мии и членам их семей имеют сборы от концертов, вечеров, благотворительности
с населения города и его гостей. Эта деятельность на территории города носит
повсеместный характер, практически не прекращаются акции по сбору средств и
вещей для нужд армии. Значительную помощь в этой работе оказывает и Свято-
Николаевское братство. Добровольные пожертвования собираются не только на
посылки, но даже на открытки в дни Пасхи или Рождества. Для большей эффек-
тивности работы благотворительных обществ в России их возглавляли члены
Императорской фамилии, в особенности Великие княгини Ольга, Татьяна, Ма-
рия и Анастасия - дочери Николая II. Так, например, председателем Кавказского
окружного управления Красного Креста была Анастасия. При местных отделе-
ниях общества Красного Креста создавались школы сестер милосердия и лазаре-
ты для раненых и больных воинов.

О деятельности сочинского госпитального эвакуационного пункта известно
сравнительно мало, в войну публиковать сведения о количестве поступивших на
излечение солдат было крайне опасно и нежелательно, поэтому в периодической
печати имеются лишь эпизодические зарисовки на данную тему. Тем не менее,
можно со всей очевидностью утверждать, что становление города-госпиталя
происходило именно в это время.

Характерной особенностью этого периода является и то, что деятельность
политических партий в городе вплоть до февраля 1917 г. никак не проявлялась.
Об их существовании нет даже упоминания в местной периодической печати.
Складывается впечатление, что в феврале 1917 г. в город пришли совершенно
другие люди. При этом газету «Сочинский листок» нельзя обвинить в чрезмерно
проправительственной позиции. Так, в 1915 г. за статью, критикующую местные
власти, на газету был наложен штраф в размере 300 рублей. Штраф был сразу же
уплачен. Больше газета критикой не занималась.

1. Сочинский листок (Сочи). 1914. 18 июля.
2. Сочинский листок (Сочи). 1914. 18 июля.
3. Сочинский листок (Сочи). 1914. 19 июля.
4. Сочинский листок (Сочи). 1914. 21 июля.
5. Сочинский листок (Сочи). 1914. 21 июля.
6. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. - М., 1992. С. 519.
7. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. - М., 1992. С. 521.
8. Сочинский листок (Сочи). 1914. 25 июля.
9. Сочинский листок (Сочи). 1914. 29 июля.
10. Первый выпуск слушательниц курсов Сочинского комитета Красного Креста должен был состояться в начале мая 1913 г. (Сочинский листок. 1913. 25 апр.).
11. Сочинский листок (Сочи). 1914. 21 июля.
12. Сочинский листок (Сочи). 1914. 25 июля.
13. Сочинский листок (Сочи). 1915. 22 марта.
14. Сочинский листок (Сочи). 1915. 17 мая.
15. Сочинский листок (Сочи). 1915. 3 июня.
16. Сочинский листок (Сочи). 1915. 9 июня.
17. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. - М., 1992. С. 523.
18. Сочинский листок (Сочи). 1914. 13 авг.
19. Сочинский листок (Сочи). 1915. 19 февр.
20. Сочинский листок (Сочи). 1915. 3 мая.
21. Сочинский листок (Сочи). 1915. 22 мая.
22. Сочинский листок (Сочи). 1915. 22 мая.
23. Сочинский листок (Сочи). 1915. 2 июня.
24. Сочинский листок (Сочи). 1915. 2 июля.
25. Сочинский листок (Сочи). 1915. 18 сент.
26. Сочинский листок (Сочи). 1916. 19 авг.
27. Сочинский листок (Сочи). 1914. 29 окт.
28. Сочинский листок (Сочи). 1915. 8 сент.
29. Сочинский листок (Сочи). 1915. 13 окт.
30. Сочинский листок (Сочи). 1915. 13 окт.
31. Сочинский листок (Сочи). 1915. 27 окт.
32. Сочинский листок (Сочи). 1916. 10 янв.
33. Сочинский листок (Сочи). 1916. 23 июня.
34. Сочинский листок (Сочи). 1916. 13 июля.
35. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. - М., 1992. С. 521.
36. Сочинский листок (Сочи). 1915. 4 апр.
37. Архивный отдел администрации города Сочи. Ф. Р-148. Оп. 1. Д. 351. Л. 108.
38. Огонек. 1916. N° 46.
39. Тверитинов И. А. Социально-экономическое развитие Сочинского округа во второй половине XIX - начале XX в. - Сочи, 2000. С. 161.
40. Сочинский листок (Сочи). 1913. 6 дек.
41. Козлов Д. Ю. «Такого случая... за все время войны до сих пор не представлялось» // Военно-исторический журнал. 2004. N° 1. С. 36.
42. Там же.
43. Там же.
44. Сочинский листок (Сочи). 1914. 13 сент.
45. Сочинский листок (Сочи). 1914. 25 нояб.
46. Сочинский листок (Сочи). 1916. 14 февр.
47. Сочинский листок (Сочи). 1916. 23 дек.
 

Партнеры: