Гипанис / Издательская деятельность / "Станица" / Архив номеров / 32 июнь 2000 г. / Генерал В.М. Ткачев - памяти казака и военного летчика

Новости раздела

Фотоальбом "Фанагория"
28.12.2015
"Кубанский сборник" - 6
22.09.2015

Генерал В.М. Ткачев -
памяти казака и военного летчика

Его замечательный жизненный путь вначале удивительным образом совпадает с судьбой другого известного военного летчика - капитана П.Н. Нестерова. Как написал в большой статье в журнале “Часовой” военный летчик полковник Бордовский - “Оба они оценили еще на заре авиации ее грядущую роль для Армии. В числе первых они добились цели, подавая русским военным летчикам примеры преданности долгу, героизма и организации” (в дальнейшем другие фрагменты статьи Бордовского также выделены курсивом).

Вячеслав Ткачев, кубанский казак станицы Келермесской, из дворян, прибыл в Нижегородский кадетский корпус, где встретил Петра Нестерова, тоже из военной семьи.  Они подружились. “По окончании Константиновского училища в 1905 году Ткачев вышел во 2-ю Кубанскую казачью батарею на границе Персии. Нестеров, окончив Михайловское училище в 1906 году, вышел в 9-ю Восточно-Сибирскую артиллерийскую бригаду во Владивостоке.

Нестеров прошел курс Воздухоплавательной Школы и затем ее Авиационного Отделения, которое окончил в 1912 году. В 1911 году сотник Ткачев стал обучаться в Одесской частной школе авиации, а затем окончил Севастопольскую Авиационную Школу в 1912 году. Оба они в январе 1913 г. прибыли на формирование Авиационного Отряда в Киев и вскоре Нестеров стал командиром этого, 11-го отряда, ставшего известным под именем “Нестеровского”. Так они совместно начали работать для основания Русской Военной Авиации еще до войны 1914-го года”.

Нестеров гораздо более известен на родине -и не просто потому, что впервые в мире сделал мертвую петлю на самолете 27 августа 1913 г. Погибнув в бою против немцев, он не дожил до Гражданской войны и, следовательно, не смог вместе со своими друзьями сражаться против большевиков. Потому советские историки и милостиво позволили ему остаться в истории.

В 1914 году отряд Нестерова на Юго-Западном фронте. Задача летчиков не только осуществление разведки в тылу врага, но и недопущение полетов немецких самолетов в наш тыл. “Нестеров настойчиво просил Штаб армии о пулемете для самолета. К несчастью, в Штаб Армии прибыл ген.штаба полковник Бонч-Бруевич, сухой формалист   и карьерист (один из первых перешедший к большевикам), который ему в этом отказал, ссылаясь на формальные причины. Но в то же время он был раздражен тем, что самолет противника почти ежедневно появляется над штабом и требовал от Нестерова сбить этот самолет любой ценой...  26 августа 1914 года, в канун годовщины мертвой петли, после утренней разведки, услышав приближение вражеского самолета, Нестеров поднялся на “Моране”, настиг его и, тараня колесами крыло врага, сбил его самолет, но ценою своей жизни”.

Во многом вследствие потрясения от гибели Нестерова и благодаря стараниям его друга Ткачева вопрос об установке на самолетах пулеметов был вскоре разрешен...

В 1916 году есаул Ткачев назначен командиром авиационного дивизиона, затем - инспектором авиации Юго-Западного фронта. Под его руководством и непосредственном участии были созданы истребительная авиационная группа и три новых авиационных отряда. Ткачев сам лично вел глубокие тыловые разведки противника, достигая больших результатов.
     “После Брусиловского наступления немцы собрали в Ковеле сильную авиацию и наносили нам немало потерь. Но немецкая авиация вскоре вынуждена была прекратить свои полеты, благодаря деятельной и героической работе нашей авиации”.

В. Ткачев был награжден орденом Св.Георгия и Георгиевским оружием. В марте 1917 г. он, в чине полковника, назначается на высший пост Генерал-Инспектора Авиации. Как писал  журнал “Искры”, помещая на обложку большой портрет летчика-кубанца - “Ткачев... рядом отважных боев с неприятельскими самолетами прославился как искусный, смелый пилот-истребитель, и был награжден Георгиевским крестом. Будучи на посту инспектора авиации, он впервые ввел у нас истребительные отряды и систему эскадренных воздушных боев, давшую в прошлом году на Луцком фронте блестящие результаты. К нынешнему наступлению Ткачев довел боевую славу нашего воздушного флота до такой высоты, на которой она никогда не стояла. Наш командный состав, офицеры и солдаты, высказывая восхищение действиями летчиков, заявляют, что нынешняя работа их стоит выше всяких похвал... За два дня боя ни один из неприятельских летчиков не появился над нашим расположением безнаказанно, тогда как мы, благодаря авиаторам, беспрерывно имели самые точные сведения о всех передвижениях в тылу неприятеля”.

“Обладая ровным и приветливым характером, постоянно заботящийся о летчиках, он привлекал к себе все сердца. Несмотря на недостаточность и неудовлетворительность технической части нашей первой авиации, она была щитом фронта против налетов противника и оказала нашей армии огромную помощь своими разведками в тылу противника. Уже к 1917 году наша авиация начала совершенствоваться. Революция разрушила все ее усилия...”

В декабре 1917 г., опасаясь расправы со стороны революционно настроенных солдат и матросов, В.М. Ткачев бежал из Ставки Верховного главнокомандующего в Могилеве на Кубань. Здесь в 1918 году он вступил в ряды Добровольческой армии - сначала рядовым в казачьем партизанском отряде.

Уже вскоре Ткачев принимает деятельное участие в организации белой авиации. Летом 1918 г. он создает первый авиаотряд на Кубани. До мая 1919 г. Вячеслав Матвеевич командует 1-м Кубанским казачьим авиационным дивизионом. 8 мая 1919 г. он назначается начальником авиаотряда Кавказской армии, а 19 мая производится в генерал-майоры. В 1920 г. Ткачев командует авиаотрядом Кубанской армии, одновременно являясь (с 1919 г.) членом Кубанского краевого правительства по внутренним делам.

В апреле 1920 г. В.М. Ткачев назначается начальником авиации Вооруженных Сил Юга России, а после отставки  Деникина 28 апреля 1920 г. - начальником авиации Русской армии генерал-лейтенанта Врангеля. Тогда же награжден орденом Св. Николая Чудотворца 2-й степени.
   В одной из самых блестящих операций авиации Русской армии под непосредственным руководством Ткачева, завершенной разгромом красного конного корпуса, самолеты наносили удары по врагу и  на бреющем полете буквально рассеяли по степи его коней.

Оказавшись после поражения Русской армии в 1921 году в Югославии, В. Ткачев проявляет большую заботу по устройству русских летчиков, являясь с 1924 по 1934 год председателем общества воздушного флота 4-го отдела РОВС, работает в Русской Сокольской организации (ставящей целью физическое и духовное совершенствование русского народа как части единого славянского мира), других эмигрантских организациях, служит в Штабе инспекции югославской авиации.

После отставки в 1934 году Вячеслав Матвеевич поселился в Нови Саде, преподает в русской мужской гимназии. Здесь он становится основателем и первым старостой Сокольского общества. В 1937 году Ткачев официально получает гражданство Югославии. С 1938 по 41-й год он является редактором журнала “Пути Русского Сокольства” - органа Краевого Союза Русского Сокола в Югославии.

Во время 2-й Мировой войны В.М. Ткачев продолжает  борьбу с советами. В 1941 году он стал походным атаманом Кубанского казачьего Войска, участвует в формировании казачьих подразделений Русского корпуса Вермахта. На параде 29 октября 1941 г., посвященном прибытию в Белград Гвардейского дивизиона, он обратился к казакам со следующими словами: “Прибывший Гвардейский Дивизион свершил небывалый в истории народов подвиг, сохранив себя в течении 20 лет эмигрантского безвременья. Обостренное чувство долга, преданность и верность своим штандартам, как символу утерянной Родины, вписали в историю Русской Армии и Казачества бессмертную страницу”. В конце войны генерал Ткачев стал одним из организаторов военно-воздушных сил РОА Власова.

Весной 44-го советские солдаты заняли Югославию. Ткачев был арестован сотрудниками СМЕРШ 3-го Украинского фронта и вывезен в Москву. В августе 1945 г. он был осужден военной коллегией Верховного суда по статье 58 УК СССР на 10 лет. Наказание отбывал в основном лагере в Потьме Архангельской области.

После освобождения без права проживания в больших городах в феврале 1955 г. Вячеслав Матвеевич поселился на родной Кубани, в Екатеринодаре. Работал в артели инвалидов-переплетчиков. Враждебное отношение властей к белому генералу продолжало ощущаться до конца его дней - как и ответная неприязнь Ткачева. Несмотря на тяжелую жизнь, подорванное за 11 лет заключения здоровье, он написал две книги, посвященные русской авиации: “Русский Сокол” (о своем друге П. Нестерове) и “Крылья России” (о истории нашей авиации с 1910 по 1918 год). Однако они так и остались неизданными - лишь в 1962 г. в журнале “Кубань” были напечатаны отрывки воспоминаний Ткачева.

Жена генерала, избежав ареста, после многих мытарств обосновалась в Париже. Узнав об освобождении мужа, она стала добиваться разрешения на его выезд во Францию. Обивали пороги вместе ней члены объединения летчиков, кубанцы-эмигранты, политкомиссар по делам эмиграции Г.Г.Алексинский. Французские власти дали соответствующее согласие. Однако власти советские, без ведома Вячеслава Матвеевича, объявили его гражданином СССР и не разрешили покинуть страну. Мечта Ткачева, дававшая ему силы выжить в советских лагерях - уехать из некогда родной, а теперь испоганенной большевиками Кубани, увидеть опять жену и уцелевших боевых друзей, - осталась неосуществимой.

Очевидец рассказал, что отказ Москвы на выезд Вячеслава Матвеевича “буквально сразил” его: “После стольких месяцев напряженного, трепетного ожидания, после того. как французы в три месяца все оформили... - красные бесы в Кремле одним ударом все разрушили. Вячеслав Матвеевич начал угасать на глазах. Почти ничего не ел. Выходил из дома во второй половине дня, перестал с окружающими говорить. Сидел на скамейке в кустах малины и часами смотрел на забор...”

24 марта 1965 года, в возрасте 80 лет Вячеслав Матвеевич Ткачев - кубанский казак, военный летчик, генерал-майор - скончался в Екатеринодаре и был погребен на Славянском кладбище. Тогда смерть его осталась незамеченной соотечественниками. Зато все зарубежные русские издания откликнулись на это событие некрологами и рассказами о яркой и трагической судьбе генерала. Сегодня его имя по праву встало в один ряд с другими героями Белого движения и основоположниками российской авиации.

Г.К.

 

 

 

Партнеры: